home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава восьмая

Акула пера

События завертелись колесом. Уже через час Мазур ехал на встречу с тем самым Ильей Стародумом. Встретиться условились на левом берегу, в Гидропарке, то бишь на Венецианском острове посреди Днепра. Столыця Украйины Мазуром была изучена пока не достаточно хорошо, мало мест ему было досконально знакомо, а какие и были, те в основном по прошлым приездам в стольный град. Он неплохо ориентировался в центре, однако в центре назначать встречу не хотелось – слишком людно, трудно выявить слежку, особенно когда не владеешь соответствующими навыками…

Дело не в какой-то чудовищной интуиции старого адмирала, которая подсказывала ему, что сегодня после обеда за ним обязательно будет установлена слежка. Дело, скорее, в здравом смысле, который утверждал, что ежели кто-то не просто срисовал их в гостях у Стороженко, а еще и сумел идентифицировать (никак нельзя было считать противника глупее себя), то и дальше этот «кто-то» станет держать их под присмотром. Хотя бы по той простой причине, что уж больно прыткие эти ребята, Мазур со Стробачом, чтобы их отпускать без пригляду.

Договорились «за Гидропарк».

«Шашлычная в Гидропарке еще жива? – по телефону спросил Мазур у журналиста. – Тогда давай возле нее»…


Одолевавшие Мазура нехорошие подозрения стали сбываться, едва он мимо Почтовой площади свернул к Речному вокзалу и оттуда выехал на Набережное шоссе, тянущееся вдоль Днепра. Серая «мазда», маячившая всю дорогу через три машины от него, и на сей раз, как привязанная, свернула следом. Понятное дело, это все могло быть чистой воды совпадением.

«Ладно, ребятки, это мы сейчас проверим».

На первом же светофоре у него заглох мотор. Случается, знаете ли. Даже с такими надежными машинами как его «ауди».

Мазур включил «аварийку», дернул рычажок, вышел, открыл капот, поколупал ногтем, стараясь не запачкаться, свечи, пошевелил клеммы аккумулятора… Краем глаза отметил: «мазда» притормозила за перекрестком. И тронулась тут же, едва он, «починившись», проехал на зеленый…

Короче, таким нехитрым макаром он окончательно убедился, что таскаются за ним.

«Как-то не солидно это выглядит, – подумал Мазур, – всего одна машина. Уважающая себя и уважающая объект наружка давно бы ушла в сторону, наблюдая мои маневры, а меня подхватил бы другой экипаж. Самодеятельность?» А хрен его знает, вынужден был признать Мазур. Не спеши он на встречу, можно было бы пощупать шустрых хлопчиков… Вызвать, что ли, своих ребят, увести прилипчивую машину за собой на край города или просто заманить в тихий тупичок – пусть ребятки прижмут ореликов, тряханут легонечко, да и выяснят, кто это виснет на хвостах. В конце концов, встречу можно и перенести. Так может, и в самом деле…

Но все же Мазур передумал. Успеется. Если это серьезный хвост, а не разовый детский сад, он объявится и потом. Ну а пока что требовалось этот хвост всего лишь навсего качественно обрубить. Не приводить же его к журналисту, подставляя парня? Мазур припарковал машину под Печерскими церквушками, вышел и пешочком направился к киоску с сувенирной продукцией. Обошел его, словно рассматривая витрины, поглядел, как там поживает «мазда». Ага, из «мазды» выбрался хлопчик в белой, словно на праздник собрался, рубашке. Потоптался на месте, закурил, да и пошел все-таки в сторону Мазура, старательно делая вид, что любуется видами – где-то там, наверху, расположена знаменитая Аскольдова могила, грех ведь не поглазеть…

«Любитель древнерусского зодчества? Сейчас ты у меня налюбуешься памятниками». Мазур скоренько двинулся к тому месту, где от экскурсионных автобусов неторопливо перемещались к собору туристические группы… И спустя минуту смешался с бодрой массой экскурсантов, ловко перебираясь от группы к группе. Ага, преследователь припустил, враз перестав изображать скучающего лорда на прогулке. Понял, засранец, что в два счета потеряет объект… Правда, поздно понял. Ему суждено было потерять объект всерьез и надолго.

Под прикрытием экскурсионных автобусов Мазур выбрался из толпы и ушел в направлении ближайшего метро. Теперь преследователь вынужден будет вернуться к своей машине, в ней они (а хлопчиков в салоне, как успел рассмотреть Мазур, двое) будут ждать, когда Мазур вернется со своих экскурсионных прогулок и сядет за руль. И каково же будет их удивление, когда сие произойдет ближе к вечеру. Или… или и вовсе не дождутся они Мазура. Что стоит последнему послать за машиной кого-нибудь из подчиненных? А касаемо машины для разъездов… Ну так у его босса чего-чего, а машин всевозможных – как грязи. Это не говоря про такси и про общественный транспорт, которым Мазур нисколько не побрезгует, не обуржуазился еще до такой степени.

Вот как раз в самый что ни на есть общественный из всех видов транспорта, а именно в метро, он и забрался – на станции «Днипро». На всякий случай проверился: несколько раз пересел из поезда в поезд, выходил из вагона за секунду до того, как захлопнутся двери, поднимался на поверхность и снова спускался в метро.

Вроде бы все чисто. Закончив свои сложные перемещения, Мазур сел в поезд, идущий до «Гидропарка».


Журналист уже прохаживался перед входом в шашлычную. Высокий, худой, чем-то неуловимо похожий на артиста старого советского кино Черкасова в молодые годы. И было в его облике нечто трагическое, надломленное. Во всяком случае, на светского репортера, завсегдатая тусовок и специалиста по модам и клубному отдыху он не походил вовсе… по крайней мере, как представлял себе этих репортеров Мазур.

– Илья?

– Да. А вы Кирилл Степанович?

– Он самый. Шашлыки будем есть или прогуляемся?

– Я бы прогулялся. Пойдемте на Днепр, не против?

Они вышли на берег Днепра, устроились чуть в стороне от общественного пляжа, присели на кем-то смастряченную из подручных материалов скамью – доску на кирпичах. Чтобы выглядеть в глазах окружающих как можно естественней, Мазур прикупил по дороге несколько банок пива. Пить и правда хотелось. Пиво было «Балтика». Как заметил Мазур, это было самое популярное пиво на незалежных просторах – несмотря на то, что называлось оно не «Сармат», «Рогань» или, допустим, «Днипро».

Пляж отсюда виден не был, лишь доносились голоса купающихся – непременные девичьи визги, детские вопли, суровые крики мамаш «Немедленно выходи, кому сказала!»

– Как, Илья, восприняли сегодняшнюю новость дня? – Мазур отодвинул банку от себя, чтоб не обрызгаться, и потянул за жестяное кольцо.

– Спокойно воспринял, без эмоций. Гражданин получил свое, и все. Точка. Случись это несколько лет назад, я бы, конечно, сильно обрадовался, возможно, закатил бы сам себе маленький праздник… А сейчас как-то не торкнуло. Видимо, уже перегорело все, быльем поросло… А позвольте спросить, – журналист вытянул себе банку из упаковки, – почему вас не интересовал живой Паленок, но заинтересовал вдруг покойный?

Мазур знал, что такой вопрос последует: все же с журналистом предстояло встречаться, не с кем-нибудь, а в них профессиональное любопытство развито ничуть не меньше, чем в женщинах и кошках любопытство природное.

– Разумеется, вы отлично понимаете, Илья, что всего я вам открыть не смогу, не имею права. Корпоративная этика, да и здравый смысл, знаете ли. В том числе и из соображений вашей, мой друг, безопасности. Насколько мне известно, вы на своей шкуре прочувствовали нехитрую истину: ступил чуть дальше, забрался чуть глубже – и увяз.

– Это уж точно, – сказал журналист и сделал внушительный глоток.

– Но поскольку мы с вами готовимся заключить своего рода деловое соглашение, в общих чертах я все же обрисую ситуацию. С помощью госчиновника Пасленка мы реализовывали одну коммерческую схему. Нас до поры не интересовал человек Пасленок, а лишь его должностное положение. И вот человек умирает. Не вникая в подробности, скажу, что у нас появились основания считать, что его смерть не носит столь уж естественный характер…

– Еще бы! Не вникая в подробности того, что понапишут о его кончине, скажу, что такие деятели как Пасленок своей смертью не подыхают, – сказанное журналист немедленно запил пивом.

– И вот у нас возникло очень неприятное подозрение, – продолжал Мазур, – что Пасленок был человеком некой системы. Поскольку мы собираемся реализовывать схему и дальше, то хотим понять, не могут ли…

– Из-за его дружков-подельников, буде таковые у него имеются, у вас возникнуть какие-нибудь проблемы, – закончил журналист. – Понятно.

– Ну да. И вообще, не связана ли его смерть каким-нибудь образом с нами. Поэтому мы хотели бы поднять его прошлое, его связи, его дела и делишки…

– А схема эта ваша, небось, приносит хорошие барыши?

– Ну вы же в курсе, что мы на пустяки время и силы не расходуем.

– Понятно, – повторил журналист и сделал еще один глоток. У него была манера: Илья не цедил пиво мелкими глоточками, а задирал голову и вливал в себя сразу не меньше трети содержимого банки. – И вы уверены, что у меня на него кое-что есть?

– А разве не так? – спросил Мазур, закуривая.

– Ну, имеется кое-что. Но именно что «кое-что», я ж не сыскное бюро и не КГБ.

– Но вы-то занимались Пасленком, в отличие от упомянутых вами структур.

– Кстати, не факт, – Илья смял пустую жестянку, пихнул ее под доску и потянулся за новым пивом. – Возможно, какие-нибудь конторы и занимались, только раздуть дело им не дали, а какие-нибудь папочки в архивах сохранились.

– Поищем, – сказал Мазур, – обязательно поищем. А вы нам зададите вектор поисков.

– Вектор – это пожалуйста. Задам…

Журналист тем временем жестом профессионала откупорил новую банку.

– Только прежде хочу попросить вас, Илья, об одной вещи… Я понимаю, у вас сильны журналистские рефлексы, но все же сделайте над собой усилие и обуздайте их хотя бы на время нашего разговора. Это я о желании узнать все и обо всех как можно больше. Так что давайте так: мы поговорим, договоримся о чем-то или не договоримся, но забудем друг о друге навсегда.

– Страх сильнее журналистских рефлексов. Это когда я был моложе, мог броситься очертя голову куда угодно. Но тогда я был один, бояться мог только за самого себя. Сейчас все по-другому. Теперь я ни во что не суюсь, пишу про дела гламурные, веду колонку «Мир спорта глазами Кличко», ресторанный гид, еще чего-то и за жизнь, по крайней мере своих близких, спокоен… Честно признаюсь, я бы с вами не стал встречаться сегодня, кабы не два обстоятельства. Во-первых, понятно, – деньги. Когда есть семья, денежки всегда позарез нужны. А во-вторых, есть такая более сложная материя, как чувство профессионального удовлетворения. Пусть запоздало, пусть и не в виде статей на первых полосах, а насквозь неофициальным образом, но когда появилась возможность дать ход своим материалам, которые добывал потом и кровью, то… в общем, сами понимаете…

– Материалы у вас с собой, надеюсь?

– С собой, – сказал журналист, сдавливая и отправляя под лавку уже вторую пивную жестянку.

– Тогда давайте закончим с торжественной частью, – Мазур достал из кармана заранее приготовленный пухлый конверт с дензнаками (и отнюдь не гривнами), отдал журналисту. – Материалы вы мне потом отдадите, а сперва обрисуйте на словах.

Илья пихнул конверт в карман, даже не заглянув в него.

– Что именно вы хотите знать?

– Я вообще-то, как в том детском киножурнале, хочу все знать. Но увы. Поэтому узнать хочу хоть что-то. Например, как он вообще попал на госслужбу, этот Пасленок? Из каких-нибудь застигнутых перестройкой комсомольцев?

– Ага, – сказал Илья, приступая к третьему пиву. – Из этих самых, из вечно молодых бодрячков с маслеными глазками. Он родом из Днепропетровска, там и начал нелегкую службу по комсомольской линии, выслужился до инструктора райкома. Только раскатал губу, что теперь все будет в шоколаде, как херак – и кончилась лафа, прикрыли советскую лавочку вместе со всеми комсомолами. Молодцы из райкомов и горкомов быстренько разбежались по всяким коммерческим лавчонкам, которые же сами и насоздавали. Но, в конце концов, большинство из этих деятелей оказались в глубокой заднице, и это закономерно, потому как делать они ничего не умели, а лишь балаболить языком, гнуться перед начальством и интриговать по-мелкому… Пасленок тоже был наитипичнейший комсомольский балбес и должен был неминуемо погореть сперва с агентством недвижимости на родине Брежнева в городе Днепродзержинске, потом с оптовыми поставками всякого барахла из Польши, потом с акционированием предприятий, потом и со всеми остальными начинаниями… Я бы вам мог привести примеры того, как он вел дела и в какой заднице регулярно оказывался. Только ни к чему впадать в эти частности. Сами потом прочитаете, ежели почувствуете в этому интерес.

Он похлопал себя по левой стороне джинсовой куртки – видимо, там и лежали материалы.

– Однако из всех передряг этот жук всегда успешно выбирался. По-хорошему, он бы вообще мог сесть годков эдак на пять за свои махинации с недвижимостью в Днепродзержинске и в Черкассах. Но не сел. И вообще лихо выкрутился из той истории. И еще у него никогда не было серьезных проблем с бандитами, которых на заре независимости и свободы у нас тоже хватало. У всех вокруг были проблемы, а у него нет.

– Могущественные друзья?

– Вот именно. Ничем другим такое везенье не объяснишь. Особенно впечатляет дело с партией компьютеров… Это были еще те первые компьютеры, каждый из которых стоил чуть ли не как автомобиль. Пасленок тогда здорово подвел партнеров, из-за него те погорели на пол-ляма баксов. По всем законам и понятиям Пасленка должны были четвертовать, распять и повесить, предварительно обработав паяльниками и лишив всего накопленного к тому времени имущества. Но что вы думаете – Пасленок остался жив, имущества не лишился, более того: один из несчастных партнеров вдруг утихомирил пыл, враз заткнувшись со своими претензиями, а другой куда-то подевался – и настолько крепко подевался, что ищут до сих пор. Наткнувшись на сей факт в биографии Пасленка, я впервые заподозрил, что его опекает и курирует…

– Контора, – подсказал Мазур.

– Вот именно. Контора – это, конечно, громко сказано. Скорее, какие-то люди из конторы, не утратившие своего влияния и после распада Союза. Наверняка, еще когда существовал тот советский КГБ, а Пасленок был начинающим комсомольским вождем, его взял под крыло один из гэбэшных кураторов, так и вел дальше по жизни. Сам куратор, как, в свою очередь, и стоящие над ним люди, плавно перебрались в силовые структуры нового государства и, возможно, только упрочили свое положение. Государство новое, да, но откуда ей брать новых профессионалов? Из Америки выписывать? Выписали бы, да только те не поедут… Короче говоря, стоило взглянуть на биографию герра Пасленка сквозь призму опеки со стороны силовиков, как все состыковалось гладко и без швов.

– Допустим, – помолчав, сказал Мазур. – Но зачем конторщики опекали его уже после распада всего и вся? На кой он им был нужен, при всей его бестолковости, да так нужен, что они избавляли его от любых и всяких неприятностей?

– А, вот то-то и оно! – журналист отправил под лавку третью сплющенную жестянку. – Я тоже сперва понять не мог. Да только, видать, эти люди, которых вы совершенно справедливо назвали конторщиками, просчитывали все наперед, примерно представляя, какой политический сценарий ожидает Украину. И представляли, кто и как сможет пригодиться. А Пасленок – идеальный аппаратный человек. В номенклатурной жизни чувствует себя как рыба в воде, мимикрирует в этой среде так, как каким-нибудь хамелонам и не снилось, способен быстро сделать чиновничью карьеру и занять высокий пост. «А нам на высоком посту всяко не помешает свой человек», – так решили опекуны Пасленка…

– К тому же за время своих коммерческих забав Пасленок замазал себя с ног до головы, – сказал Мазур. – Компромат на него его опекуны собрали преогромнейший, стало быть, никуда он не денется, а получится совершенно ручной чиновник, управляй им как марионеткой – и всего делов.

– Ну… А ведь еще были эти МиГи. Неприглядная история, в которой Пасленок, правда, засветился лишь боком, но и этого бы ему хватило. Кабы историю не замяли на уровне журналистского расследования, а открыли дело и расследовали, как положено, Пасленку бы тоже, вместе со многими другими, светили нары.

– А в большую политику он, я так понимаю, пришел вместе с Ющенко?

– Не совсем так. Его ввели в чиновничий аппарат еще при Кучме. Так, совсем неприметным сереньким служащим. Но он быстро пошел в гору. Как я уже говорил, в аппаратных играх Пасленок был искушен и умел. Однако ни до какого замминистра к этому времени он бы не дорос, конечно, если бы вовремя и виртуозно не разыграл политическую карту. А именно – гораздо раньше, чем все вокруг почуяли, куда ветер дует, он встал на сторону оранжевых. Даже когда они еще и оранжевыми-то не назывались. Встал на сторону Ющенко. За что, кстати, был немедленно изгнан со своей невеликой должности… И сей факт в последствии станет, конечно, его главным жизненным подвигом и главной причиной взлета при оранжевой власти. Как же, пострадавший от прежнего, кровавого, режима! Думаю, не сам Пасленок оказался таким дальновидным, а его невидимые кураторы, которые предвидели, что Кучме при власти не удержаться, а Януковичу власть не взять…

– И до последнего времени Пасленок так и считался человеком Ющенко? – спросил Мазур. – Не переметнулся пока к Януковичу, который вроде бы сейчас выглядит более сильной фигурой?

– Видимо, не было приказа переметнуться, – сказал Илья. – И потом, насчет нашего нынешнего политического расклада… Тут сам черт ногу сломит, кто против кого дружит, с кем вступает в союзы, кто кого сильнее сегодня и чего ждать завтра. Нашим госчиновникам пока выгоднее держать нейтралитет, где надо и не надо заявляя, что они далеки от политических дрязг, что их волнует тильки процветание ридной державы и счастье простого народа. Что они собственно и делают… Правда, в отношении Пасленка нужно говорить – делал…

– Судя по всему, – задумчиво произнес Мазур, – тот кукловод, что управлял Пасленкам, сидит довольно высоко в силовых структурах.

– Похоже на то, – согласился Илья, откупоривая еще одну банку. Мазур искоса наблюдал за худощавым журналистом: четыре пива подряд – это круто и для более крупных людей.

– А в этой истории с МиГами, которой, как я понимаю, ты плотно занимался, насколько отчетливо виден след конторщиков?

Ответить журналист не успел: в кармане Мазура соловьем распелся мобильный телефон.

– Извини, Илья.

Мазур достал телефон, нажал на «прием».

– Это я, Кирилл Степанович, – раздался в трубке голос Оксаны. – Вы просили пробить через автоинспекцию машину, которая за вами таскалась?

– Ага. И что там у нас?

– У нас полный ноль. Нет такого номера в природе. Фальшивка.

– Ясно. Других новостей нет?

– Будут очень скоро. Плотно ведется работа по последнему дню господина Пасленка. Думаю, кое-что пришлем уже в ближайшее время.

– Добро, – сказал Мазур. – Тогда отбой.

– Илье привет.

– Всенепременно.

Мазур отключил телефон, повернулся к журналисту, собираясь продолжить разговор, когда за спиной раздалось:

– Дядько, дай позвоныты, бо моя мобила вдома залышилась.

Мазур оглянулся.

В общем-то, за их спинами по тропинке, петляющей между кустами, все время кто-то проходил – от Днепра в сторону или, наоборот, к Днепру. Но вот впервые кто-то свернул с тропинки к их лавочке на кирпичах. Четверо. Самому старшему, наверное, от силы лет двадцать пять. Двое так и вовсе сущие сопляки.

– А зачем тебе телефон, парень? – повернулся к незваным гостям уже порядком захмелевший журналист Илья. – Иди к платформе, там полно таксофонов, с них и звони. Мелочи нет на телефон? Так я тебе дам.

«Неужели все-таки проследили? – пронеслось в голове Мазура. – Тогда что играют сейчас? Захват? Отвлечение под видом уличной заводки?»

Мазур быстро огляделся по сторонам, но иных подозрительных лиц поблизости не срисовал. Что, впрочем, еще ничего не значит.

– Йды геть, я не з тобою размовляю, а з дядьком… Так що, дашь позвоныты, чи жаба душить?

При этом взгляд этого ихнего заводилы не отрывался от кармана Мазура, куда тот опустил телефон.

– Душить, – кратко сказал Мазур, поджимая ноги и готовясь взмыть в любой момент.

Заводила оглянулся на своих, потом пробежал взглядом по округе, быстрым движением сунул руку в карман ветровки, вытащил выкидуху, нажал на кнопку. С молодецким щелчком выскочило лезвие, тут же поймавшее солнечный луч.

– Давай сюда свой аппарат, дядя. Живо, сука, а то порежу!

Как-то все это было настолько неправильно и непрофессионально…

И вдруг Мазур понял, в чем дело, и чуть было не расхохотался в голос. Ну конечно! Какой там выстроенный захват с отвлечением! Просто он засветил смартфон перед этими хлопчиками… Ну да, ведь он по нему говорил аккурат тогда, когда они проходили по тропе. Кто-то из гоп-компании оказался разбирающимся в марках и с маху определил, что у этого немолодого мужика в руках ни что иное как смартфон. Не самый дорогой мобильник, конечно, но парнишкам хватит.

«Вот на такой ерунде и горят все штирлицы и прочие джеймс-бонды, – подумал Мазур. – Думаешь себе о тайных заговорах в кабинете министров, а под ноги уже не смотришь…»

Миром разойтись не удастся, это он отчетливо представлял. Ну разве вдруг кавалерией из-за холмов и кустов не появится наряд милиции. Это не взрослые мужики, на которых можно подействовать своими уверенностью и силой убеждения или которых, в конце-то концов, можно просто уговорить довольствоваться малым, предложив, допустим, в качестве отступных немножко местных фантиков. Молодые да глупые от подобных предложений еще больше распалятся и захотят забрать все – и гривны, и дорогущий телефон.

– Ты что не понял, сука?.. – шипя сквозь зубы и угрожающе поигрывая ножичком, заводила надвигался на Мазура. Остальные члены тоже медленно двинулись вперед, обступая легкую добычу. Расшвырять эту четверку для тренированного морского дьявола – дело нехитрое. Однако расслабляться все равно не стоило. Иные как раз и горели, как сухие спички, от того, что полагали себя чересчур уж суперменистыми. А достаточно было одной банановой корки, на который поскользнешься в неподходящий момент… И, как водится, накаркал.

Чертов журналист, вдруг с каким-то прям-таки индейским воплем, сделавшем бы честь любому Инчучуну, вскочил с лавки и бросился в ноги парню с ножом.

Не ожидал подобного не только Мазур, но и парень с ножом. Последний загремел на спину и, упади он не на песок, а на почву потверже, думается, тут же бы и выбыл из игры. Однако не выбыл и даже ножа не выронил.

Медлить было нельзя. Рассвирепев, этот сопляк может натворить делов со своим пером из плохой китайской стали. Завтра он, конечно, будет, размазывая сопли, плакаться пану следователю, что не хотел, так получилось, дескать, всего лишь попугать хотели… Однако порезанному журналисту от его излияний легче не станет.

Мазур щучкой прыгнул вперед, чтобы успеть и прижать руку с ножом к земле, выкрутить ручонку, выдрать опасную игрушку из пальцев и зашвырнуть подальше. Успел, конечно. Выкрутил и отшвырнул. Да вот только Мазуру пришлось на секунду-другую пренебречь прочими налетевшими ореликами в количестве трех штук. И кто-то из них таки сумел довольно чувствительно заехать Мазуру ногой под ребра.

«Позор-то какой, – мимолетно пронеслось в голове Мазура. – От каких-то гопников…»

Избавив ихнего главаря от холодного оружия, он закончил схватку за считанные секунды. Провел короткую серию отточенных ударов, ни на миг не забывая, что перед ним вчерашние дети и калечить их не стоит. Поэтому вырубал их аккуратно, но надежно. Так, чтобы провалялись не меньше четверти часа, ну и потом некоторое время у кого-то поболела шея, у кого-то поныло плечо – а вдруг кто призадумается, правильно ли мы живем. Хотя вряд ли, конечно…

Несмотря на всю быстроту ударов, удивленное выражение все же посетило простые, не искаженные интеллектом лица этих парней. Ну, никак они не ожидали, что немолодой мужик, самым житейским образом попивавший пивко на днепровском берегу, вдруг устроит им тут показательный шао-линь пополам с ван-даммовщиной…

А Мазур, оказывается, пострадал не только от удара по ребрам, не только морально и физически. Еще и брюки оказались облиты пивом. То ли этот «акул пера» постарался, когда вскакивал, то ли Мазур сам себя облил…

Словом, битва при Днепре – бесспорное черное пятно в его биографии. Забыть навсегда.

Журналист тоже вышел из побоища не без убытков, от кого-то успел качественно получить по физиономии, и не иначе ботинком, – у него была разбита губа.

– Ну, и зачем полез, герой-одиночка, соскучился по острым впечатлениям? – Мазур протянул ему платок. – Прижми, а то одежку запачкаешь. Не забудь сегодня вечером накропать заметку в колонку «Кое-где у нас порой». Про отдельные недостатки организации гламурного отдыха в Гидропарке… Ладно, давай двигать до хаты, раны будем зализывать. Наработки твои по Пасленку я погляжу, если возникнут вопросы – стану названивать тебе по телефону.

– Хорошо, – прошепелявил, прикладывая платок к губе. – А ловко вы их… Приемчики знаете?

– Ерунда, – поморщившись, махнул рукой Мазур. – Во дворе наблатыкался. Материалы-то не потерял?..


Глава седьмая Благословен и день забот… | Пиранья. Война олигархов | Глава девятая О пользе журналистских расследований