home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятнадцатая

Олигархический коктейль

Надо сказать, что до сего дня Мазуру не случалось разъезжать по стольному граду Киеву на бронированном «мерсе», да еще и в компании одного из самых богатых людей России.

Как выясняется, не самое поганое времяпрепровождение, чего уж там…

Поездка из бориспольского аэропорта в самый что ни на есть центр не токмо града Киева, но и всей незалежной державы, получилась скоротечной – долетели в момент, кортеж из трех машин, две из которых были с охраной, ехал быстро, в пробках не застревал и обстрелам не подвергался (а в свете последних событий обстрел посреди мирного города не выглядел бы уж столь невообразимым нонсенсом). К тому же, путевая беседа выдалась увлекательной, все больше про дела наши скорбные, олигархические… ну а с хорошим собеседником, как известно, дорога всегда выходит вдвойне короче.

Ехали они на встречу с представителем «партии реваншистов», отцом невесты и нынешним соратником в борьбе против «сырьевиков» в «войне 2008». Правда, этот непрочный альянс вот-вот может распасться, толком не родившись, и все из-за нападения на яхту.

На Харьковской площади свернули на проспект Миколы Бажана, через Южный мост по Промышленной улице долетели до развязки, поднялись по Киквидзе (Мазур, не стесняясь, крутил головой во все стороны: все-таки давно в Киеве не был), выскочили на Лесю Украинку. Проскочили ее, мимо Бессарабского рынка выехали на Бессарабскую площадь.

Ну, вот и Крещатик, главная улица, киевский Бродвей. Чистенько, зелено и аккуратно, не то что Питер или та же Москва…

На Кловском спуске повернули, подъехали к одному из сложенных из серого кирпича, сплошь казенного вида зданий, которыми застроена эта улица. «А вот интересно, – подумалось Мазуру, – отчего это в Киеве одни только спуски – типа там Андреевский, Смородиский и даже Крутой? А где ж подъемы?»

Машины повернули, нырнули в подземный гараж, уверенно проехали в VIP-зону, отгороженную от прочих зон дополнительным охранным кордоном, – на этом поездка и закончилась. Здание, как объяснил Малышевский, полностью занимал банк, принадлежащий главному временному союзнику из партии реваншистов.

В каком-то из иноземных фильмов Мазур видел, как буржуйские лимузины въезжают прямо в лифт и хозяева жизни поднимаются на нужный этаж, не отрывая миллионерских задниц от мягких автомобильных кресел. Мазур не имел бы ничего против, если бы и в этом банке обнаружился подобный лифт – хоть раз в жизни прокатился бы на таком чуде. Но, увы, машину пришлось покидать уже в гараже, а дальше, что называется, топать ножками.

На кнопках лифта были обозначены почему-то не цифры, а латинские буквы, и Мазур так и не понял, за каким лядом. Дескать, цифирьки – это для простого народа, а не для нас, почти что небожителей? Или некий молодой и бойкий рационализатор предложил буковки как противодиверсионное мероприятие, дабы на несколько драгоценных секунд сбить с толку плохих парней? Тогда да, тогда конечно. Очень эффективно, ничего не скажешь. Словом, Мазур был несколько удивлен.

Между тем, встретивший их в гараже провожатый зело угрюмого вида вдавил кнопку с буковкой D. Стало быть, считая человеческим счетом и приняв гаражный этаж за нулевой, они поднялись на четвертый этаж. В холле, в который сразу попадаешь из лифта, тут же становится ясно, что ты попал в местечко для избранной публики, где лишние-посторонние не ходят. Даже клиенты банка не из последних, пришедшие бросить на свой счет очередной миллиончик гривен или евро, сюда не захаживают.

Прямо перед лифтом тебя встречает рамка металлодетектора. А едва ступаешь в холл, как появляется хорошо знакомое понимающим людям ощущение – эдакий неприятный холодок в центре лба, будто на нем загорелась красная точка лазерного прицела. Голову можно отдать на отсечение – из замаскированных пулеметных гнезд за ними следят холодные вороненые стволы. При этом холл очень небольшой, можно сказать – домашний. Ощущение домашности усиливала мягкая мебель, всякие там пальмы в кадках и полное отсутствие деловой суеты в лице снующих туда-сюда клерков и секретарш с бумагами.

Но и здесь гости не задержались. Прошли через холл, свернули в узкий коридор и очутились на лестнице, но не на той, что идет через все этажи снизу доверху, а на короткой, так сказать – локальной лестнице, связывающей этаж, мать его, «ди» и следующий за ним. Попали в такое хитрое место, куда просто так на лифте не доедешь. Шифруются господа вершители судеб многострадальной отчизны…

Человек в темно-синем костюме отступил в сторону, пропуская их к обитой коричневой кожей двери. Едва ступив за порог, Мазур понял, что на этом их блуждания по банку закончилось.

Интересное, между прочим, было помещение: без окон. И вполне логично можно было бы предположить, что комната предназначается для особо секретных разговоров – чтобы наверняка избежать направленных микрофонов и прицельной пальбы через окна из всех видов оружия… Конечно, внутри никакой спертости воздуха не ощущалось, нагнетанием и фильтрацией воздуха тут занималась техника самого наивысшего качества.

Их прихода дожидались аж пять человек. Когда Мазур с Малышевским вошли, сия пятерка небожителей над чем-то заливисто ржала. «Однако не скажешь, что буржуины пребывают в тревоге и печали, – отметил Мазур. – А я-то ожидал увидеть их хватающими друг друга за рукава – мол, все пропало, шеф, гипс снимают, клиент уезжает! Ну-ну».

Малышевский, а следом за ним Мазур, подошли к встающей с черного кожаного дивана пятерке. Самое смешное, что одного из этих пяти Мазур знал лично…

Да-да, и так вот тоже бывает – на далекой украинской чужбине, в глубинах непонятного банка, одолев семь застав и тридевять преград, прибываешь на тайное свидание с практически без пяти минут заговорщиками – и здрасьте вам: тут же знакомая морда.

– Позвольте представить: Мазур, Кирилл Степанович, – мой новый… будущий начальник аналитического отдела группы безопасности. Пока, скажем так, на испытательном сроке. А это Каха Георгиевич, мой помощник и…

– И грузин, – добавил необъятных габаритов персонаж, несмотря на погоды облаченный в тройку с полосатым галстуком. Последний раз Мазур видел его на яхте, прикованным к стулу в конференц-зале.

Мазур пожал протянутую руку.

Этот человек одно время, лет пять-семь назад, был на виду. Даже мелькал в правительственной хронике на заседаниях по вопросам бизнеса, куда приглашался в числе других представителей предпринимательской элиты. А потом дела его пошли неважно. Тот круг, к которому он принадлежал, потерпел разгромное поражение в результате кремлевско-византийских интриг, о коих давеча разглагольствовал Малышевский, и Каха Георгиевич в числе прочих участников группировки угодил в опалу.

Взрывная волна поражения разбросала его товарищей по партии кого куда: кого в тюрьму, кого в Израиль или в лондонскую эмиграцию, а «бизнесмен и грузин» маханул на историческую родину, под крыло Саакашвили и нашел себе там новое занятие – принялся помогать молодым и бойким реформаторам налаживать мифическую грузинскую экономику. Что именно он там наладил, было неизвестно… во всяком случае, Мазуру, который новостями из мира большой и малой политик интересовался от случая к случаю. Но, видимо, все же не того масштаба оказалось занятие, раз он снова попал в центр российских политических интриг…

Было в Кахе Георгиевиче что-то сразу к себе располагающее. Может быть, дело во внешности? Этот большой усатый человек походил на добродушного грузинского духанщика. При виде его невольно вспоминались залитые вином столы под крышей из вьющегося винограда, пышные грузинские тосты, шашлыки и сочная пахучая зелень…

Голову можно прозакласть, что источником и причиной веселья, которое тут у них царило до прихода Мазура с Малышевским, был как раз он, Каха. Вряд ли в качестве души компании могли выступать номера два и три – один, отец невесты, с бледным неулыбчивым лицом, какое обычно встречается у хронически больных людей, другой – суровый брюнет с цепким взглядом профессиональной ищейки… или сотрудника Конторы.

Номер четыре – полноватый, с ироничным взглядом и открытой улыбкой господин среднего роста – тоже не мог претендовать на амплуа весельчака. Рука у него была забинтована и висела на перевязи, но Мазур все равно узнал бы этого человека – именно его подстрелил террорист в конференц-зале, когда открыл огонь по заложникам… Отчего-то Мазур был уверен, что бедолаге больно, однако – крепится. Хотя скорее всего, ему и сейчас не до шуток.

И уж точно никак не годился на роль весельчака-затейника номер пятый… Давний Мазуров знакомец.

– Иван Сергеевич, правая рука Бориса Абрамовича, с недавнего времени – мой сват, так, кажется, отец невестки называется? – Малышевский представил адмиралу бледного и неулыбчивого господина, выступающего в классификации Мазура под номером два. (Ежели первому Мазур для удобства присвоил кличку Грузин, то второго тут же для себя зашифровал как Больного).

– Кривицкий, Геннадий Леонидович, – представился крепыш с рукой на повязке. (Ну, пусть так и будет – Крепыш).

– Правая рука правой руки Березовского, если так можно выразиться. Хотя рука и раненная, – улыбнулся Крепыш-Кривицкий. – Помощник Ивана Сергеевича. Рад познакомиться.

– Так же, как и Каха – моя правая рука, пока целая, – добавил Малышевский. – Итак, двое со стороны нас, «промышленников», и двое со стороны «реваншистов» – так что все честно… Вань, тебя не задевает, что я вашу братию «реваншистами» зову?

– Да хоть большевиками зови, хоть эсерами, – отмахнулся Больной. – Суть-то не меняется…

– Ну и чудненько. А это – Анатолий Витальевич Говоров, который не принадлежит ни к одной из наших… так сказать, группировок, зато принадлежит к тем, кто по роду деятельности обязан избавлять нас от недавних приключений…

Под номером три выступал поджарый голубоглазый брюнет лет пятидесяти – с тем самым колючим взглядом не то ищейки, не то сотрудника Конторы.

– Говоров, – представился он, пожимая Мазуру руку. Ладонь его была сухой и сильной. – Начальник отдела по борьбе с терроризмом СБУ.[12]

– А вот это, можно сказать, ваш коллега, помощник Ивана Сергеевича, – сказал Малышевский, указывая на человека под номером пять.

– Здорово, Кирилл, – сказал номер пятый как ни в чем не бывало.

Руки Мазуру, однако же, при этом не протянул…


Честно говоря, Мазур до последнего момента не был уверен, что Тимош Стробач признается в том, что они знакомы. Слишком уж, как выразились бы наши предки лет эдак сто с гаком назад, скандалиозными вышли их две последние встречи.

– Здоровеньки булы, батька Тимош, – сказал Мазур, руки так же не подавая и испытывая непреодолимое желание съездить знакомцу по физиономии. А потом обратиться к нему фразой из незабвенной комедии: «Зачем Володька сбрил усы?»

Когда они виделись с Тимошем в последний раз, рожу его украшали дивные запорожские усы а-ля незалежность и самостийность… Теперь же пан Тимош был чисто выбрит. А усы, как всем известно уже из другого классического произведения, просто так не сбривают. Да и след от них все-таки остался – две полоски незагоревшей кожи там, где еще недавно на подбородке красовались роскошные подусники…

В голове Мазура тут же защелкал арифмометр: а не подстава ли это глобальная? Уж больно опереточным выходило их очередное свиданьице… Хотя, если поразмыслить здраво, Тимош – профессионал, к тому же – хохол, так почему бы и не встретиться именно здесь и сейчас…

– Вы знакомы? – новостью это стало только для Малышевского, остальные никакого удивления не выразили ни словом, ни взглядом.

– А то, – буркнул Мазур. А чего, спрашивается, тут скрывать? – Можно сказать, одно время проживали в соседних казармах. Да и в джунглях встречались…

– Понятно. Что ж, это где-то даже кстати… Ну, не будем терять времени, – сказал Малышевский, присаживаясь в кресло и показывая Мазуру на соседнее. – Повод, по которому мы встретились, не требует особых пояснений и вступительных речей. Надо безотлагательно начинать работать по проблеме…

– Начинать следовало уже вчера, – с недовольным видом произнес Больной – тот, который правая рука Березовского.

– Что ты имеешь в виду, Иван Сергеевич? – спросил Малышевский.

– Наша сегодняшняя встреча была бы более плодотворна, возьми мы, – многозначительный взгляд в сторону Мазура, – живым хотя бы одного террориста…

– А вот это вряд ли, – беззастенчиво перебил Мазур. – Даже если бы удалось захватить главаря и мы бы разговорили его, толку от этого, я вас уверяю, было бы немного.

– Отчего же? – одним уголком рта усмехнулся Кривицкий. – Вы верите в байки про несгибаемость чеченских бойцов? Сами умрут, но род не опозорят и своих не продадут? Только все дело в том, что женевских конвенций соблюдать никто не стал бы…

– Всецело тех же мыслей, – едва заметно улыбнулся в ответ и Мазур, но сказал очень серьезно: – Дело в другом. Главарь наверняка мог вывести только на посредника, а того либо уже нет в живых, либо он нырнул на дно так глубоко, что найти его не под силу даже очень старательным и умелым людям. Потому что противостоящие нам люди – старательные и умелые не менее, судя по организации захвата. Причем еще не факт, что посредник смог бы вывести нас напрямую к заказчику… Словом, задача пройти по цепочке до самого последнего и самого важного звена видится мне более чем проблематичной. Мягко выражаясь. Особенно если на все про все отведено не так уже много времени.

– Кирилл Степанович абсолютно прав, – мягко вставил Главный антитеррорист Украины по фамилии Говоров. – Не спорю, захват хотя бы одного из нападавших дал бы нам кое-какие шансы, но, поверьте, весьма мизерные…

– В таком случае, что вы предлагаете? – агрессивно спросил Больной.

– Я не скажу ничего нового, – пожал плечами Мазур. – Как говорили древние, но сообразительные люди is fecit, qui prodest, от этого и следует плясать…

– Сделал тот, кому выгодно, – перевел Кривицкий. – Или, как выражалась Элиза Дулитл, – «Кто шляпку спер, тот и тетку шлепнул»…

– Что вам удалось выяснить? – резко повернулся к Говорову Больной.

– Увы, пока не так уж много, – сказал начальник антитеррористического ведомства. – Мы начали работать сразу же, как поступила информация, то есть даже не вчера, а два дня назад, но пока похвастаться особо нечем. Ясно, что организаторы нападения – люди достаточно влиятельные и осведомленные в наших делах (Мазур отметил это «наших»), раз сумели обеспечить блокаду средств связи, проникнуть на корабль и чуть было не довести акцию до логического финала… Но совершенно точно известно, что никакого Исламского революционного фронта не существует, это, так сказать, отмазка, прикрытие для чего-то другого, ради чего, собственно, и заваривалась вся та каша… Несколько настораживает явный непрофессионализм террористов – по сравнению с уровнем подготовки операции…

– Как боевики проникли на яхту? Да еще и вооруженные до зубов? Куда делся катер прикрытия?

– Пока невыяснено. Известно только, что катер был остановлен, как только перекрыли связь с внешним миром. Остановлен и затоплен.

– Как?

– Выясняем. Простите, но прошло только три дня…

– Да что там выяснять! – вскинулся Кривицкий-Крепыш и тут же сморщился от боли. – Кто-то же им помог, кто-то пустил?!

Говоров лишь пожал плечами.

– Боевые пловцы?.. – предположил Малышевский.

И все немедля покосились на Мазура, как же без этого. И, черт возьми, Мазур почувствовал крайне неприятную волну мурашек, пробежавших по спине. Но промолчал.

– Досье на господина адмирала было проверено не дважды и не трижды, – ровным голосом сообщил Малышевский. – Последний раз – сразу после акции. И я готов поручиться, что он тут абсолютно, совершенно, однозначно, буквально и ни в малейшей степени не при чем. Даю слово.

– Охотно верю, – негромко сказал Крепыш и погладил забинтованную руку. – Если б не он, пуля бы попала в более важное для моего самочувствия место… Но вот коллеги нашего дорогого адмирала… А?

– Хоть личности-то боевиков установлены? – нахмурился Иван Сергеевич.

– Устанавливаем, – вздохнул Говоров. – В основном все чечены, есть… были один албанец и два курда. Никто из них не был боевым пловцом. Некто Деян, о котором упоминали адмирал Мазур и его албанский пленник, – это, скорее всего, Деян Бегоев, личность известная и скользкая. Ищем.

– Слушайте, но такого же просто не может быть! – опять воскликнул Кривицкий. – Это ж дикость! Пираты Черного моря и двадцать первого века, твою мать! И где – не в Атлантике, а рядом с Одессой!..

– Ничего невозможного в этом нет. Позвольте, я предоставлю записку, – сухо ответил Говоров, взял со стола папочку, открыл. – Это просто обзор, анализ ситуации в целом, пока ничего конкретного, но он поможет представить картину в целом…

И протянул несколько скрепленных степлером страниц Больному. Тот взял и тут же передал Стробачу, буркнув:

– Анализом пусть лучше аналитики занимаются… Ладно, господа, давайте попытаемся упорядочить. Будем исходить из того, что террористы являлись агентами некой силы…

– Некой! – всплеснул руками Грузин. – Чего нам разводить дипломатию, а! Прямо назовем: они были посланы Кремлем. Уважаемый товарищ Главный антитеррорист сказал: заказчик влиятельный и осведомленный. Кремль, кто же еще, это ж очевидно! Кремль предпочитает властвовать в одиночку, ему не по вкусу чересчур тесное сближение любых сил… Особенно сил влиятельных и не самых к нему лояльных. И у Кремля в потайном кармане всегда отыщется джокер – такая вот свора головорезов, которой он по своему желанию может сыграть в темную или в белую. Вот и спустили свору с поводка, едва забрезжила опасность какого-то союза между нами и «реваншистами» – особенно когда ноль-восьмой год не за горами. Наверняка они хотели большего, не исключая и физического устранения нескольких особо мешающих лиц. А что, очень удобно! Списать все по привычке на чеченов и обезглавить оппозицию! Но вмешался незапланированный фактор в лице нашего дорогого адмирала, за что ему еще раз скажем спасибо. Вот они и не смогли довести задуманное до конца…


Глава четырнадцатая Расстановка сил | Пиранья. Война олигархов | Глава шестнадцатая Царские споры