home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава восьмая

Грешная жизнь на грешной земле

Тиксонский мэр, господин Колчанов Павел Степаныч, среднего роста живчик с непременной бородкой (служившей здесь, на краю географии, похоже, чем-то вроде детали униформы для интеллигентов и демократов), был, как заключил Мазур после четверти часа знакомства, нормальнее многих из тех, кто споспешествовал ему в овладении столь высоким креслом. Просто-напросто у него была масса идей и неожиданно приходивших в голову мыслей, они рвались на свободу так рьяно, что порой мешали друг другу. И оттого мэр перескакивал с одной темы на другую столь лихо, что слушателей первое время чуть лихорадило.

Они уже ознакомились с проектом городского референдума по крайне животрепещущему вопросу: следует ли мэру и дальше именоваться мэром или, воскрешая старые традиции, стоит официально ввести титул «городской голова»? Уважительно покачивая головами, оценили по достоинству идею закупить в Норвегии плавающий лесоперерабатывающий завод, который будет вылавливать вдоль берегов топляки и утилизировать их до мельчайшей щепочки (но, разумеется, тактично не спросили, откуда мэр рассчитывает раздобыть полсотни миллионов долларов на такой кораблик). И пришли в некоторое обалдение, услышав об идее устроить здесь роскошный международный аэропорт, принимающий импортные авиалайнеры, летящие через Северный полюс в Японию и прочие экзотические дальние страны (вот тут дело упиралось не только в деньги – совершенно непонятно было, как удастся уговорить зарубежные авиакомпании летать непременно через Северный полюс). А мэр продолжал вываливать на стол папки с красочно оформленными чертежами, цветными рисунками, благожелательными отзывами иных столичных отцов демократии рангом пониже и вырезками из центральных газет, по невежеству считавших Тиксон миллионным городом и оттого рисовавших мэра этакой помесью Столыпина с Ле Корбюзье (по изначальной, так сказать, девичьей профессии мэр был архитектором, с разгулом реформ обреченным на полное безделье).

– Извините, а что у вас с лицом? – спохватился мэр, недоуменно воззрившись на Мазура.

– Да пустяки. Хулиганы, – сказал Мазур, воспитанно не напомнив, что минут десять назад мэр этот вопрос уже задавал.

– Да, прискорбно… Нравы, увы, деградировали. Такое тяжкое наследство получили от советской власти… Так вот, господа… (ужасно мэру нравилось слово «господа», с языка слетало чуть ли не ежесекундно). Остается еще одно золотое дно – туризм! – Он плюхнул на стол очередную папку. – Ознакомьтесь…

Мазур пожалел, что здесь нет Светы, оттянувшей бы на себя изрядную часть сего потока.

– Только непосвященному может показаться, что наши места для туризма пропащие, – поведал мэр. – Вы, конечно, спросите, что может быть интересного в тундре? Но тундра тундре рознь, господа! Вы знаете, что именно у нас, согласно некоторым данным, спрятана Золотая Баба? (Мазур, видевший Золотую Бабу воочию, ухмыльнулся про себя.) Вот вам и завлекательный туристский маршрут: «По следам Золотой Бабы». Вот здесь строится гостиница с вертолетной площадкой, куда гостей доставляют вертолетами из порта… Здесь можно проложить круизные маршруты – вездеходы купим, это не бином Ньютона… Дикая тундра, летом все цветет, стаи гусей, олени, аборигены в национальной одежде, упряжки… Наконец, можно поднять дорофеевскую «Веру» – есть уже некоторые наметочки. Музей на корабле – звучит?

Они согласились, что, безусловно, звучит. Пожилая солидная секретарша принесла кофий с печеньем и бутылочку коньяка на подносе. Судя по ее неповторимо канцелярскому виду и осанистости, она, безусловно, начинала карьеру еще в непроходимо застойные времена. Как подметил Мазур, при всей своей вышколенности седовласая дама все же одарила украдкой мэра взглядом, каким многоопытные воспитательницы детского сада оценивают шустрых карапузов, вслух мечтающих, что станут когда-нибудь космонавтами или президентами.

– Кое-чего, похвастаюсь, удалось добиться, – продолжал мэр, наскоро схрупав печеньице. – Вот, посмотрите резолюцию! – и он с гордостью продемонстрировал какой-то документ. – Это моя записка в правительство насчет туристского комплекса… Каково?

Действительно, резолюция гласила: «Заслуживает внимания», и подпись стояла внушительная – не то чтобы принадлежавшая обитателю вовсе уж заоблачных высей, но и не мелкой сошке. Вот только благожелательная резолюция и финансирование – две большие разницы…

– Вот так, господа, – блестя глазами, сказал мэр. – Как только удастся привлечь кредиты, поддержка на самом высоком уровне обеспечена.

– А как это сочетается с заповедником? – невинно спросил Кацуба. – Мы здесь с утра до ночи слышим, что борьба с военными идет как раз за заповедник…

– Одно другому не мешает, – пожал плечами мэр. – Везде в мире в заповедниках проложены туристские маршруты… Заповедник, разумеется, будет, за то и бьемся, вы правильно понимаете… Главное сейчас – окончательно и бесповоротно выжить оттуда вояк. Расселись, как собака на сене, со своими допотопными ракетами! – воскликнул он с такой обидой, что поневоле можно подумать: будь ракеты современнее, мэр не разволновался бы так. – А вдобавок – вся эта отрава… Вы ведь успели узнать, наслышаны?

– Наслышаны… – протянул Кацуба.

На его лице появилось особенно наивное и простецкое выражение – чисто дите малое… Мазур понял, что следует ждать нежданного сюрприза.

И сюрприз не замедлил воспоследовать: майор беспредельно простецким тоном произнес:

– Я вот одного не понимаю… О каком иностранном туризме может идти речь, если под боком – пресловутые контейнеры с отравой?

До мэра дошло не сразу. Он удивленно сморщился, словно хлебнул кислого:

– Господа, это же ясно… Как только сюда пойдет иностранный капитал, почистим как следует дно, уберем всю отраву…. – Он вышел из-за стола, обошел его, склонился над Кацубой, обеими руками упираясь в полированную столешницу, прямо-таки умоляюще произнес:

– Господа, когда же будут результаты? Мне крайне необходимо побыстрее взять за глотку военных, скоро, скажу по великому секрету, ожидается комиссия из Москвы…

– Корабль уже пришел, – пожал плечами Кацуба. – Они сейчас прочесывают район, берут пробы воды…

– Побыстрее бы! – воскликнул мэр. – Я на вас рассчитываю – ученые, интеллигенты…


* * * | Крючок для пираньи | * * *