home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава семнадцатая

Стол заказов по-Шантарски

Это был крохотный магазинчик с оптимистическим названием «Надежда». Внутри обнаружился стандартный ассортимент – немного импортных консервов и шоколадок, бог знает по каким цыганским подвалам сотворенное спиртное с убедительными этикетками, вовсе уж неведомого происхождения косметика, заводные китайские игрушки.

За стеклянной витринкой скучал юноша студенческого облика, а клиенты были представлены двумя пацанчиками, ожесточенно спорившими: «Марса» набрать, или «Сникерса»?

Даша легонько взяла одного за шиворот и продекламировала назидательный стишок:

– Как увидишь «Сникерс» – ты не жри его, он с Анджелой Дэвис цвета одного…

Но юмор пропал втуне – юный шантарец, судя по его удивленной мордашке, представления не имел, счастливец, кто такая Анджела Дэвис. Однако подал голос все же за «Марс», и оба выкатились из лавчонки. Тот, кого Даша пыталась просветить, оглянулся в дверях и громко сообщил другу:

– Ширнулась рыжая, стишки погнала – точь-в-точь, как наш Колян…

– А вы, молодой человек, знаете, кто такая Анджела Дэвис? – спросила Даша продавца. Ее переполнял азарт, правда, чуть-чуть невеселый.

– Не-а, – ответил он равнодушно. – Она рэп поет, или ее на хлеб мажут?

– А где мне, в таком случае, Семен Семеныча найти?

У него мгновенно изменилось лицо, став вполне вежливым, указал на дверь у себя за спиной:

– Вон туда и направо, пожалуйста.

Искомый Семен Семеныч сидел в крохотной комнатушке под ярким календарем с Майклом Джексоном, который уже давно был разного со «Сникерсом» цвета, и читал толстенький томик Рона Хаббарда на английском языке. Мирный и благодушный на вид пенсионер лет шестидесяти, в простеньком, шантарского пошива костюмчике – вот только на его обшарпанном фанерном столе сверкал черным лаком и никелем роскошный японский агрегат, накрывавший радиотелефонной связью пространство в сотню километров радиусом.

– Господи, Дарья Андреевна! – расцвел он, хотя Даша еще не успела произнести ни слова. – Какими судьбами? Неужто я вам понадобился, старичок забытый? Да вы садитесь, смахните эту басурманскую жратву прямо на пол, все равно крыса ночью вылезет и слопает…

Даша смахнула на пол несколько пакетов с китайскими крабовыми чипсами и села. Вид у Семен Семеныча был столь безобидный и простецкий, что она, все прекрасно понимая, замешкалась с просьбой.

– Вы в сайентологию верите, голубушка? – спросил он совсем непринужденно. – В этого Хаббарда?

– У меня к нему профессиональное недоверие, – сказала Даша. – В Англии его по суду признали шарлатаном, еще в парочке стран…

– То-то я и смотрю – чушь несет… И бог с ним. У вас появились проблемы?

– Пистолет мне нужен, – сказала Даша. – Боевой.

– А конкретнее? – как ни в чем не бывало спросил он.

– Что-нибудь простое, то, что в Шантарске можно приобрести на любом толчке. «Макаров» или китайский «ТТ».

– Сколько патронов?

– Две обоймы.

– Заказ принят, – сказал он словно бы даже равнодушно. – Что-нибудь еще? Кстати, может быть, вам взять револьвер? Удобно, гильзы в барабане остаются…

– Нет, нужен пистолет. Непаленый, расконсервированный.

– Хозяин – барин… Что еще?

Даша кратенько объяснила, что ей еще требуется.

– Пойдемте, выпьете кофейку и подождете минут десять…

Кроткий пенсионер провел ее по коридору в комнатушку столь же микроскопических размеров, куда едва вошел диван и столик, на котором булькала прозрачная кофеварка. Налил ей кофе, достал из висевшего на стене шкафчика коробку конфет, печенье, пепельницу, аккуратно разложил все и исчез.

Даша, из-за всех сегодняшних перипетий не успевшая пообедать, без всякого стеснения принялась за угощение, мельком подумав, что ситуация, конечно же, сюрреалистическая. В жизни бы не подумала, что будет преспокойно лопать австрийские конфеты в подобном заведении, да еще дожидаясь, когда ей принесут нелегальный ствол. Но ее вины тут не было. Она честно хотела оставаться в рамках. Это раз. И ничего она Фролу не обещала, это два.

Семен Семеныч вернулся через одиннадцать минут, кивнул с порога:

– Объект – на телефоне, все остальное – на подходе.

Она вернулась в кабинет, осененный Майклом Джексоном, взяла прямоугольную трубку. Семен Семеныч вежливо уточнил:

– Можете не представляться. И задавайте любые потребные вам вопросы. Мне вас оставить?

Даша мотнула головой, прижала трубку к уху и спросила:

– Алексей Егорович?

– Да, я слушаю, – послышался чуть настороженный голос папеньки беспутной Инги.

– Мне у вас нужно кое-что уточнить. Ваша дочь в городе?

– Нет. После всех этих историй я ее отправил… подальше.

Видимо, потому-то от Инги и не поступило заявления типа Светочкиного – не добрался до нее больше Агеев…

– У вас есть акции Кангарского молибденового?

– Да.

– И последний вопрос, возможно, вам он покажется дурацким, но мне нужен максимально обстоятельный ответ. Вы, телевизор часто смотрите?

– Я его вообще не смотрю. Сводку новостей по газетам готовит референт. Если есть настроение и время, смотрю по видео два-три фильма в неделю.

– А где кассеты берете?

– Секретарь привозит с Домбровского.

Снова все сходится. Идеально. Студия проката на Домбровского – контора мощная, заложена, когда Марзуков еще не занялся делом, никак он не мог на Домбровского влезть. Слишком сложно было бы все устроить…

– Спасибо, – сказала Даша и положила трубку.

На пороге вырос мрачный парень в свитере и без шапки – значит, на машине прикатил, автоматически, по привычке отметила Даша, – протянул Семен Семенычу самый обычный пластиковый пакет с картинкой в темных тонах, не позволявшей увидеть со стороны содержимое. Подождал немножко и, не получив никаких приказаний, улетучился, словно призрак.

– Ваш заказ, – тоном привычного ко всему пожилого официанта сообщил Семен Семеныч, передав пакет Даше. – Если вам нужно опробовать со стрельбой, есть подвал…

Даша рассовала мелочи по карманам, отвела затвор, пару раз спустила курок тяжелого «ТТ». Смазан он был отлично. Все же она для проверки вставила полную обойму и, орудуя затвором, звонко выщелкнула патрон за патроном. Ни одного перекоса.

– Я бы вам посоветовал сесть и написать заявленьице, – сказал Семен Семеныч. – Вот бумага и авторучка. Мною, капитаном Шевчук, данная игрушка была три часа назад отобрана у неизвестного лица ярко выраженной кавказской национальности, сумевшего скрыться благодаря дождю, снегу и туману… Право же, такая бюрократия упрощает жизнь. Как говорил один мой друг – жить надо так, чтобы вам доказывали…

Пожалуй, он был прав. Даша старательно написала заявку на имя Дрына.

– Может быть, вам нужно, чтобы в определенное время вас видели где-нибудь в другом месте три-четыре вполне благонадежных гражданина?

– Нет, это лишнее, – сказала Даша.

– Если понадобится, заходите без церемоний. Я могу доложить, что у вас наметились успехи?

– Скажите пока, что наметились следы, – сказала Даша. – Я человек суеверный…

– Сам такой. Хочу вам еще раз напомнить: вещественные улики не обязательны. Достаточно твердой уверенности и вашего слова. Потребуется помощь – звоните немедленно.

– Хорошо, – сказала Даша. – До свиданья.

– До свиданья. Звоните, заходите запросто…

За ней не следили.

Машину она оставила в квартале отсюда – кто их знает, прилепят «маячок» и сядут на хвост. В конце концов, Фрол ей тоже ничего не обещал… Для надежности еще покружила по окрестным улицам, подсмеиваясь над собой, – надо же, шантарская Рыжая Соня… И, окончательно убедившись в отсутствии всех и всяческих «хвостов», поехала к дому, где прятала Флиссака.


Глава шестнадцатая «А вы, часом, не верблюд?» | Танец Бешеной | Глава восемнадцатая Долгожданная душевная беседа