home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5. Ночь как она есть

Каким образом Гай отыскал квартиру Алены, он и сам не знал. Многому здесь можно было научиться.

Выпито было уже по три чашки кофе, а разговор упорно не клеился. Света они не зажигали, за окнами стемнело, в зените расположилось созвездие Звездного Герба Дау – двадцать голубых, зеленых и красных звезд, словно нарисовавших пунктиром контур распластавшего в полете крылья ушастого филина. Гай вдруг вспомнил, что только здесь увидел впервые в жизни настоящего живого филина, да и то вдребезги пьяного.

Алена полулежала, откинувшись на спинку дивана, короткий слабо светящийся халатик не закрывал круглые колени, сигаретка дымилась в опущенной руке, а Гай все еще не знал, с какой стороны подступиться.

– Ты знаешь, а Белая Мышь в нашем лифте поселилась, – сказала Алена, не оборачиваясь к нему. – Снова факты собирает.

– Да?

– Ага.

– Ох, придавлю я ее под горячую руку…

И снова молчание.

– Гай, больно не будет? – спросила Алена.

– Не будет, – сказал Гай.

– Ты знаешь, меня в шестнадцать лет едва не сделали женщиной, – сказала Алена. – Раздевать уже принялся, дурак этакий, а мне вдруг скучно стало, я его и прогнала.

– Меня ты, случайно, прогнать не собираешься?

– Да нет…

– Тогда?

– Ох, дай ты девушке с духом собраться… Гай, а крови много будет?

– Мало, – сказал Гай. – Иди сюда.

– Иди сам. Должна же у меня быть девичья гордость, как ты думаешь?

– Сам так сам, – сказал Гай. – Я человек не гордый.

– Как ты считаешь – может, мне посопротивляться для приличия? Будешь потом говорить, что сразу поддалась…

– Глупости, – сказал Гай, осторожно опуская ее на диван. – Нам нужны гордые девушки, но не стоит делать из девичьей гордости культа. И вообще, я всегда считал, что девичья гордость – в умении непринужденно отдаться.

– Это и есть хваленое мужское превосходство?

– Просто-напросто цинизм, – сказал Гай. – Здоровый такой цинизм. В разумных пределах.

– А как его увязать с нежностью?

– А никак не нужно его увязывать. Одно другому вряд ли мешает.

– Думаешь?

– Ага.

Целоваться она в самом деле не умела, но пыталась на ходу наверстывать упущенное, и это было даже интересно. Пуговицы от халатика покатились куда-то под диван, под халатиком не оказалось ничего, кроме Алены, а Алена была горячая, но, хотя и дышала возбужденно, и кусала его губы, продолжала упорно сжимать колени, подставляя зацелованные груди, и прошла, казалось, целая вечность, прежде чем ее ножки расслабленно раздвинулись, открывая самое укромное девичье местечко, тут же ставшее женским, но не менее укромным – по нашим дремучим рассейским представлениям, избежавшим западной сексуальной революции во всем ее примитиве, скопированном с какого-нибудь зачуханного суслика.

Для первого раза она выдержала удивительно долго, что само по себе было большим достоинством.

– А вообще-то это изрядное идиотство, – заявила разгоряченная Алена, не успев как следует отдышаться. – Сплошные судороги. И все время кажется, будто тебя вскрывают, как консервную банку.

– Тебе не понравилось?

– Понравиться понравилось, – задумчиво резюмировала Алена. – В этом что-то есть. Своя прелесть, и так далее. Только мне непонятно, за что эту возню называют любовью. Нет-нет, дай передохнуть, всю меня искусал… Форменный садизм, соски так и горят. Нет, семантика здесь явно подгуляла. Тебя кусают, мучают на все лады, и это называется любовью. Ну хоть нежность-то ты ко мне по крайней мере испытываешь?

– Испытываю.

– Врешь?

– Ни капельки. Испытываю, честное слово.

– А я тебе еще нужна?

– Что за вопрос! Конечно. Ночь только началась.

– Ничего себе! – возмутилась Алена. – Хочешь сказать, что собираешься до утра меня мучить?

– А иначе зачем огород городить?

– Ой… сама кусаться начну.

– А я тебя и будить не буду, если уснешь. Так даже интереснее.

– Вот это я попала так попала… – пожаловалась Алена. – Веселенькая перспектива… Одно утешение – все это довольно приятно. Нет, Гай, ну что ты в самом деле, потерпи немножко, никуда я не денусь.

– Как знать, – сказал Гай. – Тут у вас ни в чем нельзя быть уверенным.

– Даже в том, что ты меня только что брал?

– Слава богу, хоть в этом-то я уверен…

– Вот и лежи спокойно и не подкрадывайся.

– Пытаюсь изо всех сил. Не получается.

– Держи себя в руках.

– В руках я предпочитаю держать тебя.

– Если бы только в руках… Ну не надо, я устала.

– Надо, – сказал Гай. – Знаешь сказку про Красную Шапочку? Почему у тебя такие маленькие груди?

– Чтобы было удобнее накрывать их ладонями.

– Почему у тебя такие нежные губы?

– Искусал…

– Почему ты такая горячая?

– И он еще спрашивает?

– Почему…

Алена застонала, но как-то неубедительно.


4.  Ретро | Волчье солнышко (Сборник) | 6.  Утро с Мышью