home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава третья

Разнообразные ученые господа

Возглавлявший процессию Бестужев уже успел узнать, что за хитрость измыслила деятельная племянница богатого заокеанского дядюшки: оказалось, что несколько кают первого класса располагались и на другой палубе, совсем не на той, где находилась основная часть. Официально она именовалась палубой «Е». Именно там шустрая девица и заказала заранее три каюты – для себя, своего тяжко хворавшего мужа и путешествующего с богатыми супругами личного доктора. Никто из троицы кают своих практически не покидал – болящий по причине тяжкого состояния, а остальные двое в неусыпной заботе о нем должны были постоянно находиться поблизости. Завтраки, ужины и обеды им доставляли в каюты предупредительные стюарды. Так что, не обратись Бестужев к капитану со своей наглой выдумкой, он мог бы увидеть кого-то из троицы исключительно сходящими по трапу в Нью-Йорке, и никак не раньше. Если увидел бы вообще. Логическим завершением такой истории было бы заказать карету «Скорой помощи» и вынести закрытого одеялом «больного» в числе самых последних пассажиров. Коли уж Бестужев до этого додумался, наверняка и Луизе давно пришла в голову та же самая мысль. Опасным противником ее никак нельзя назвать, но умна, хитра и оборотиста, как сто чертей…

Роли были распределены заранее. Бестужев остановился у двери занимаемой «больным» каюты и сильно, настойчиво постучал. Чуть ли не в тот же самый миг распахнулась дверь соседней – господин доктор, он же телохранитель на службе у Луизы, надо отдать ему должное, свои обязанности нес исправно: он тут же выглянул наружу, держа правую руку под расстегнутым пиджаком.

Инспектор прянул к нему неожиданно ловко и быстро для своих лет и мнимой неуклюжести. Вмиг локтем левой руки прижал горло, правой выхватил из-под пиджака приличных размеров пистолет, потом сильным толчком отправил мнимого эскулапа внутрь каюты, куда следом за ними тут же вошли и захлопнули за собой дверь двое дюжих матросов.

Открылась дверь третьей каюты, показалась Луиза, оружием вроде бы не обремененная. Не давая ей выйти, тот самый помощник капитана, что уже ассистировал Бестужеву во время визита к адвокату, прошел в каюту в сопровождении третьего матроса, и Бестужев слышал, прежде чем закрылась дверь, как офицер произнес по-английски что-то непонятное, но безусловно носившее приказной характер.

Там, одним словом, все было в порядке – а вот на стук Бестужева никто упорно не откликался. Не теряя времени, он выхватил ключ и сунул его в скважину, быстренько повернул, ворвался внутрь, на всякий случай держа руку поблизости от браунинга – инженер постоянно преподносил сюрпризы, откалывал совершенно неожиданные для человека его профессии коленца, нельзя исключать, что он, нахватавшись от Гравашоля вредных привычек, встретит незваного гостя с дудкой, как выражались шантарские воры-разбойнички…

Потом Бестужев убрал руку от потайного кармана и, усмехнувшись, сказал:

– Рад вас видеть, господин инженер. Сдается мне, слухи о вашей тяжкой хвори досужая молва преувеличила изрядно. На мой взгляд выглядите вы прекрасно, хоть в силовые акробаты записывай…

Штепанек стоял у стола, руки его были пусты, на нем красовался роскошный халат с атласными лацканами и поясом из крученого шелка с витыми кистями – барин, да и только… И лицо у него значительно изменилось – теперь это была надменная, можно даже сказать, чванная физиономия, вполне соответствовавшая роскоши первого класса, куда ворвался без спроса нахальный парвеню, коего следовало обдать ледяным холодом. Да, переменился наш инженер, ничуть не походил теперь на наемного фокусника в цирковом балаганчике или жалкого приживала у благородного барона Моренгейма…

Молчание оставалось ненарушенным. Эта гордая осанка и исполненный барской спеси взгляд не произвели на Бестужева ни малейшего впечатления – но инженер добросовестно пытался предстать значительной персоной, давным-давно перешедшей в иное жизненное качество, что бы там ни было в прошлом. «Он уже почуял запах огромных денег, – подумал Бестужев, бесцеремонно усаживаясь у стола, – он свыкся с мыслью, что отныне стал персоной. Ничего, и не из таких заблуждений случалось выводить субъектов и посолиднее…»

– Что вам угодно? – надменно вопросил Штепанек.

– Господи! – усмехнулся Бестужев. – Неужели вы стали таким важным и значительным, что более меня не узнаете? В самом деле? Мы встречались… вам напомнить?

– Я помню, что мы встречались, – сказал Штепанек. – Я, правда, совершенно забыл уже ваше имя и чин, невысокий какой-то…

Он посмотрел через плечо Бестужева в сторону двери с некоторым удивлением. Бестужев понял.

– Можете не рассчитывать, что ваши друзья придут к вам на помощь, – сказал он. – Не подумайте плохого, я не привел с собой каких-то там головорезов, наоборот, со мной судовой офицер, детектив из Скотленд-Ярда и достаточное для поддержки количество матросов. Я ведь не уголовный субъект, а, если вы помните, лицо официальное, с соответствующими полномочиями, убедившими и капитана, и английскую уголовную полицию… Помните? Да не смотрите вы туда, они не придут. Их предельно вежливо попросили побыть в своих каютах во время нашего разговора, и они не могли не согласиться с аргументами… Я, повторяю, официальное лицо, и разговор у нас насквозь официальный. Не хотите присесть? Я чувствую, беседа у нас выйдет долгая…

Штепанек сел. По его лицу легко читалось, что инженер, как любой в его положении, лихорадочно пытается найти какой-то выход. Вот только что тут на его месте можно придумать? Совершенно пиковое положение…

– Что вам угодно? – неприязненно бросил Штепанек.

– Боже мой, – покачал головой Бестужев, – неужели вы решили притворяться идиотом?

– Я не собираюсь притворяться идиотом, – сказал Штепанек. – Я спрашиваю, что вам угодно?

– То есть как? – сказал Бестужев без улыбки. – Ну это уж, простите, наглость неописуемая… Если вы не страдаете резким выпадением памяти и не стали за время плавания идиотом, вы должны помнить, что совсем недавно подписали с неким крайне СЕРЬЕЗНЫМ ВЕДОМСТВОМ Российской империи крайне серьезный договор, по которому взяли на себя серьезные обязательства – и получили в виде аванса крайне серьезные суммы. Среди порядочных людей подобные обязательства принято исполнять. Вы же исчезли от своих, назовем вещи своими именами, нанимателей… Только не говорите, что вас похитили, связав по рукам и ногам, заткнули рот кляпом, сунули в мешок и увезли… Действительно, сначала вас и вправду похитили. Однако потом вы нашли с вашим похитителем общий язык и начали с ним сотрудничать совершенно сознательно. А там в силу известных обстоятельств обрели полную свободу действий – но даже не подумали к нам вернуться или хотя бы уведомить о себе, наоборот, преспокойно уехали в противоположном направлении. Вы действительно полагаете, что подобное поведение сходит с рук, когда в игре такие ведомства и такие деньги? Повторю еще раз: нужно выполнять условия договора, который вы подписали без малейшего принуждения, и получили огромный аванс…

– Вы меня обманули, – сказал Штепанек. – Заплатили сущие гроши.

– Завидую вашей раскованности… Для вас такие деньги – это «гроши»?

– Слава богу, нашлись люди, которые знали настоящую цену моим изобретениям и моему уму.

– Ах, вот оно как… – сказал Бестужев, ощущая, как в нем поднимается глухая неприязнь. – Что ж, случается в жизни, когда появляются новые участники сделки и предлагают больше… Но обязательства, господин Штепанек… Вы, простите, прямо-таки обязаны их выполнять. Наша сделка была заключена совершенно законно, ее никто не собирается прятать от общественности… на вас, повторяю, не оказывалось никакого нажима, вы согласились на определенные суммы добровольно и, как я помню, с нескрываемой радостью. Мы были с вами предельно честны и ожидали такой же честности по отношению к нам. Мы же не детскими играми занимались, в конце-то концов, а заключили серьезную коммерческую сделку. На нашей стороне будет любой суд…

– Вот и обращайтесь в любой суд, по вашему выбору, – отрезал Штепанек. – Что до меня, то я готов вернуть вам аванс в Нью-Йорке, весь, до последнего гроша. А далее можете судиться, сколько вашей душе угодно. Не собираюсь ни воспрепятствовать в этом, ни скрываться.

– Понятно, – сказал Бестужев. – Рассчитываете, что ваш новый наниматель с помощью высокооплачиваемых адвокатов затянет процесс сколь угодно долго?

– А разве это невозможно? – с полнейшим бесстрастием спросил Штепанек. – Я же говорю: аванс вы получите назад. Можете обращаться в любой суд, хоть в Америке, хоть в Старом Свете.

– Я вижу, вы уже получили неплохие юридические консультации…

– Какое вам до этого дело?

– Я состою на службе, как вы помните, – сказал Бестужев. – И, как военный человек, выполняю приказы скрупулезно.

– Вот и доложите о нашем разговоре. Могу я попросить вас выйти вон?

– Так-так-так… – сказал Бестужев. – Вы знаете, у меня накопился изрядный опыт общения с трудными клиентами… И я достаточно знаю жизнь, чтобы понимать: когда человек, как вы сейчас, выказывает железную непреклонность, его бесполезно уговаривать и упрашивать…

– Рад, что вы достаточно умны, чтобы понимать такие вещи.

Бестужев легонько вздохнул – все уговоры, он прекрасно понимал, и в самом деле оказались бы бесполезны. Как и напоминания о честности в делах. Инженера давно уже понесло, смешно напоминать сейчас о порядочности…

– Ну что же, – сказал Бестужев. – А вот достаточно ли умны, вы, чтобы понимать, в сколь печальном положении очутились?

– То есть?

– В Австро-Венгрии вы, вот чудо, не совершили ровным счетом ничего противозаконного, – сказал Бестужев. – Разве что принимали участие в весьма предосудительных с моральной точки зрения развлечениях Моренгейма и его гостей, но закон против подобного бессилен. А вот во Франции… О, во Франции вы ухитрились впутаться в крайне тяжелые уголовные прегрешения… Я вас прошу, не делайте такого лица. И не придавайте себе вид оскорбленной невинности. Могу вас заверить, я знаю о ваших парижских похождениях практически все. Гравашоль вас похитил, верно. Однако, присмотревшись к вам, очень быстро понял, что гораздо разумнее вас использовать не в виде пленника, а в качестве вольного сообщника. Он замышлял покушение на жизнь итальянского короля во время визита его величества в Париж. А следить за перемещениями жертвы он намеревался с помощью вашего аппарата, которым должны были управлять, естественно, вы, собственной персоной. Гравашоль, сказать по правде, личность незаурядная – но он прекрасно понимал, что самостоятельно справиться с аппаратом не сможет. А принуждать вас угрозами к обучению ему, как человеку умному, показалось слишком рискованным. К чему угрожать, если можно купить? Вот он вас и купил, Штепанек. Нанял, если называть вещи своими именами.

– Что за вздор!

– Ну какой же это вздор? – спокойно произнес Бестужев. – Это не вздор вовсе… Он присмотрелся к вам, и вы договорились. В виде оплаты он вам передал бриллианты на изрядную сумму. Поскольку у него нет собственных алмазных копей, как и денег на законную покупку драгоценностей, он поступил, как привык – раздобыл камни, устроив налет на известного парижского ювелира. И бриллианты, конечно, при вас…

От него не ускользнуло непроизвольное движение руки инженера, скользнувшей – нет, не в карман халата за оружием, к поясу. Вскочив, Бестужев одним прыжком оказался рядом, выдернул Штепанека из кресла, поднял на ноги и принялся, распахнув халат, ощупывать его талию, приговаривая:

– Слово офицера, у меня нет порочных наклонностей, это чисто полицейский интерес…

Штепанек пытался сопротивляться, но силенок ему определенно недоставало. Бестужев в ходе этого импровизированного, поверхностного обыска быстро нашарил надетый под одежду инженера неширокий пояс, набитый чем-то мягким и шелестящим, похожим на ощупь на бумагу. Кроме того, там угадывалось нечто небольшое, твердое, если учесть предыдущий разговор, как две капли воды походившее на мешочек с драгоценными камнями…

– Как вы смеете! – взвыл Штепанек, тщетно пытаясь вырваться.

Бестужев отпустил его, и растрепанный инженер рухнул в кресло, запахивая халат, словно стыдливая купальщица, узревшая за кустами беззастенчивого приставалу.

– Вот так… – сказал Бестужев, усаживаясь на прежнее место. – Вы крайне предусмотрительны, я вижу. В буквальном смысле слова держите бумаги при себе, на теле… а вместе с ними нечто, чертовски похожее на ощупь на мешочек с брильянтами…

– Вы не имеете права!

– Простите, – вежливо возразил Бестужев. – Право я как раз имею. Я все же офицер российской тайной полиции, так что мое положение несколько отличается от положения сообщника анархистов-цареубийц, замешанного в их грязных делах и принявшего в уплату краденые брильянты… Разумеется, на что я не имею права так это на ваш арест… но мне и нет нужды самостоятельно производить такие действия. Я совершенно официальным образом обращусь к капитану, который в данный момент представляет здесь, на британской территории, все британские власти, какие только существуют. Кроме того, как я уже упоминал, здесь же присутствует детектив из британской уголовной полиции. Уж они, как вы понимаете, имеют право и арестовать вас, и посадить под замок до возвращения в Европу.

– А что в Европе? – бросил Штепанек, тщетно пытаясь сохранить прежнюю надменность.

Однако Бестужев видел в нем некий надлом – и спешил усугубить первые успехи.

– То есть как это что? – поднял он брови. – В Европе, точнее, во Франции, вы моментально попадете в цепкие объятия французской Фемиды. Гравашоль давно арестован, знаете ли. Я сам участвовал в его аресте. Соответствующие показания он дал очень быстро – ну с какой стати ему вас выгораживать и спасать? У него достаточно хлопот о собственной шкуре… Кто вы для него? Случайный наемник, ничуть не идейный собрат по борьбе… Ювелиры моментально опознают свои камушки – это для простаков в таких делах, кроме нас с вами, все брильянты кажутся одинаковыми, а вот ювелиры не только сумеют опознать свои, но и убедить в этом присяжных. Как вы, должно быть, догадываетесь, серьезные претензии к вам с некоторых пор имеет и итальянская юстиция, каковая с величайшей охотой примет участие в процессе…

– Авантюрный роман какой-то… – с наигранным спокойствием сказал Штепанек.

Он волновался, его вспотевшие ладони коснулись друг друга, пальцы переплелись, нервно дергаясь, капельки пота выступили на лбу и висках, глаза бегали. Все классические симптомы были налицо: не обладавший ни особенной отвагой, ни умением запираться на серьезном допросе субъект начинал понимать, что влип, и влип крепко…

– Подведем некоторые итоги? – продолжал Бестужев напористо, не давая оппоненту опомниться. – Вы замешаны в подготовке покушения на коронованную особу, а в качестве платы приняли брильянты, похищенные в результате разбойного нападения. Сдается мне, что при наличии таких обвинений ни один, трижды гениальный изобретатель, на снисхождение рассчитывать не может. Или вы полагаете, что Хейворт кинется вас защищать с помощью оравы тех самых высокооплачиваемых адвокатов? Насколько я понял, он неглупый человек и уважаемый предприниматель, он быстро сообразит, что его имя не должно всплывать в такой истории. Он всерьез намерен отомстить своим врагам, но не настолько же он одержим маниакальными идеями, чтобы впутываться… Вы останетесь один. Никого не будут интересовать ваши достижения на ниве электротехники и ваши гениальные открытия. Французское правосудие на такие лирические моменты не склонно обращать внимание, особенно при таких обстоятельствах. Самое легкое, что с вами может случиться, – многолетняя отсидка в тюрьме либо на каторге. Но у французов существует еще и некая машина, которая… – Бестужев многозначительно чиркнул себя ладонью по горлу. – Догадываетесь, о чем я? Подумайте как следует, Штепанек. Я уже давно понял, что вы вовсе не персонаж романов и анекдотов о рассеянных, неприспособленных к жизни ученых, о чудаках не от мира сего. С некоторых пор вы ведете жизнь хваткого дельца, который научился добывать весьма крупные суммы, получать нешуточные ценности… Только этому пришел конец, неужели вам еще непонятно?

– Это все слова…

– А ваши спутники, которые не в состоянии прийти к вам на помощь? Их сейчас удерживают люди, облеченные нешуточной властью, имеющие право на такие поступки… Хотите побеседовать с господином из Скотленд-Ярда или помощником капитана?

– Зачем? – замотал головой Штепанек. – Я имею в виду, у вас только слова…

– Вот тут вы серьезно ошибаетесь, – сказал Бестужев. – Я уже говорил, что мы арестовали Гравашоля, – чуть подумав, он решил приврать, благо проверить его было невозможно. – Кроме того, пребывает под замком и его сообщник, господин, известный под романтическим прозвищем Рокамболь… Вы наверняка должны были с ним встречаться, сам-то он уверяет, что так и было…

– Вранье!

– Извольте, – сказал Бестужев, вынимая из кармана сложенные вдвое листы бумаги. – Вот вам показания Гравашоля, а здесь и откровения милейшего Рокамболя… Я же говорю, вы для них не более чем случайный сообщник, они не намерены были вас выгораживать, они спасали в первую очередь себя… Прочтите, я вас не ограничиваю временем.

– Вы сами могли нацарапать что угодно, я же не знаю почерка ни того, ни другого…

– Резонное замечание, – сказал Бестужев. – Вот только… Показания эти содержат массу имен, адресов, подробностей, которые вас в два счета убедят, что я ничего не подделывал, и нам известно все. Читайте и не забывайте, что оба пребывают в самом добром здравии, сидят за решеткой под надежным присмотром и готовы все подтвердить, едва вас с ними сведут… Уже через несколько дней. Читайте-читайте, там множество интереснейших вещей приведено…

Он откинулся на спинку кресла и с холодной улыбкой смотрел, как Штепанек чуточку дрожащими руками перебирает листки, что-то выхватывает взглядом – нечто, никак не прибавляющее ему спокойствия духа и уверенности в себе…

Потом инженер принялся читать с самого начала, внимательно и цепко. Бестужев терпеливо ждал.

– И что же, это похоже на выдумку? – спросил он, когда Штепанек уронил прочитанные листы на колени, ссутулился, поник. – В самом деле, похоже? Нет уж, согласитесь, что это доподлинная правда, здесь подробно, во всех деталях описаны ваши парижские похождения, способные привести вас если не на гильотину, то уж за решетку наверняка. С вами все кончено, простите за прямоту. Вы не знаменитый инженер и гениальный изобретатель, а государственный преступник. И, сколько бы вы ни отсидели – а сидеть придется долгонько – к прежнему положению вам уже никогда не вернуться. Понимаете вы это?

Штепанек, вперив взгляд в пол, протянул:

– Но ведь и вы при таком обороте ничего не получите…

– Не в том смысл, – сказал Бестужев. – Ведомства, подобные нашим, нельзя обманывать, вести с нами двойную игру. Потому что в таких случаях мы мстим, и жестоко. Надеюсь, вы, хоть краем уха, да слышали о нравах военных и тайной полиции? И потом… Почему вы решили, что мы ничего не получим? Да, мы останемся без в а с. И только. Все ваши бумаги, – он невежливо показал пальцем на живот Штепанека, – куплены нами законным образом, и, учитывая дружественные отношения России и Франции, нетрудно будет их у французов получить. Постараемся как-нибудь обойтись и без вас. Уж простите великодушно, но на вас свет клином не сошелся. В России тоже хватает способных электротехников, могу вас заверить…

– Они не разберутся!

– Ну, это тема для последующих научных дискуссий, в которых я не силен, – сказал Бестужев. – В конце концов, как мне объясняли весьма знающие люди, любое техническое изобретение можно понять и усовершенствовать. Знаете, уже здесь, на «Титанике» я прочитал занятную историю: в американское бюро патентов почти одновременно явились два господина, и каждый из них изобрел телефон, не зная друг о друге. Понятно, выиграл тот, кто пришел первым… Но у нас другой случай. Я не инженер и плохо разбираюсь в технике и электричестве, однако кто может ручаться, что сейчас где-то в Европе не работает новый изобретатель, способный продвинуться даже дальше, чем вы? Не столь уж фантастическое допущение. И, наконец, мы всегда можем пригласить в качестве консультанта вашего учителя, профессора Клейнберга…

– Этого напыщенного филистера… – саркастически усмехнулся Штепанек, по-прежнему не поднимая глаз и похрустывая пальцами с самым нервическим видом.

– И все же он, насколько мне известно, один из лучших электротехников Германии, – безмятежно сказал Бестужев. – Может, и не разберется. А может… Вам, простите за цинизм, до всего этого не будет никакого дела, вы в лучшем случае будете сидеть во французской каторжной тюрьме, с ужасом представляя, сколько еще осталось… – Он резко сменил тон: – Послушайте, Штепанек, оставим эту бессмысленную дискуссию: я ничего не понимаю в электротехнике, а ваша песенка спета. У меня был приказ доставить вас с вашим изобретением в Россию. После… известных событий я получил новый: либо получить хотя бы бумаги, либо воздать вам должным образом за обман. По-моему, мне удалось добиться и того, и другого… Позвать матросов, чтобы они отвели вас под арест? Детектив в соседней каюте, с этим верзилой, что бездарно изображал из себя дипломированного эскулапа…

Штепанек поднял голову. Вся самоуверенность и апломб давным-давно улетучились, нашкодивший ученый господин был откровенно жалок, даже слезы на глаза навернулись. Взгляд у него стал особенный. Бестужев по роду службы хорошо знал такие именно взгляды, означавшие, что собеседник пришел в несомненную готовность. Что он на все согласен ради спасения своей драгоценной шкуры. Вот только иногда не может даже подобрать нужные слова, придется помочь…

– Но ведь есть и третья возможность, – сказал Бестужев чуточку небрежно. – Вы старательно выполняете все свои обязательства по тому договору, что подписали с нами, а мы, в свою очередь, приложим все усилия, чтобы вот этому, – он кивнул на исписанные листы, все еще лежавшие на коленях Штепанека, – не был дан ход. Когда вы попадете в Россию, будет легче… Мы найдем способы договориться с французами, мы, как-никак, союзники…

Для него не стало сюрпризом новое выражение на лице инженера – яростная надежда на благополучный исход. Это тоже было крайне знакомо и в подобных случаях не вызывало ничего, кроме легкого мимолетного презрения. В конце-то концов, никто не заставлял этого господина подличать, он сам из алчности решил ухватить денежки где только возможно…

– Я вижу, эта третья возможность вам понравилась? – усмехнулся Бестужев. – Не правда ли?

–Да…

Никогда нельзя в таких вот случаях показывать собеседнику свои подлинные чувства, наоборот…

Бестужев заговорил сухим, деловитым, канцелярским тоном:

– Значит, вы согласны отправиться в Россию и выполнять свои обязательства, я правильно понял?

– Да. Давайте… давайте все забудем, это было наваждение…

Бестужев чуть наклонился вперед и, не сводя с собеседника холодного взгляда, продолжал размеренно:

– Ну что же, я рад. И надеюсь на ваше благоразумие. Иногда люди выкидывают самые неожиданные номера… Сейчас вам, назовем вещи своими именами, плохо, страшно и неуютно, вы поняли, во что ввязались, согласны все исправить. Но вполне может оказаться, что потом, когда пройдет первый страх и вы успокоитесь, вам вновь захочется ловчить. Вы попытаетесь отречься от только что принятых обязательств, начнете искать способ оставить меня с носом… Не изображайте оскорбленную невинность, очень часто мысль у людей в вашем положении работает именно таким образом. Так вот, запомните накрепко: у вас более нет ни малейшей возможности хитрить и изворачиваться. Окружающая обстановка этому не способствует. Мы находимся на корабле в океане, и капитан с его корабля оказывает мне любое потребное содействие. Так что в некотором смысле «Титаник» надежнее любой тюрьмы с решетками на окнах, высокими стенами и вооруженной охраной. Я хотел бы, чтобы вы это накрепко себе уяснили. У вас нет ни малейшей возможности меня одурачить…

– Да, да, я понимаю…

– Будем надеяться, что так и обстоит… – сказал Бестужев. – Когда судно прибудет в Нью-Йорк, мы с вами останемся на корабле. И обратным рейсом отправимся назад в Старый Свет, ну, а оттуда – в Россию. Мисс Луиза и ваш третий спутник со всей возможной деликатностью будут отправлены на берег…

– Но сейчас…

– Что – «сейчас»? – не понял Бестужев.

– Сейчас она, едва вы уйдете, устроит мне сцену… – Штепанек бросил на него быстрый отчаянный взгляд и тут же отвел глаза. – Нельзя ли как-нибудь сделать так, чтобы они ко мне не приставали, уже сейчас…

Бестужев усмехнулся:

– Другими словами, вы предлагаете посадить их под замок немедленно?

– А почему бы и нет?

«Хорош гусь», – с той же мимолетной брезгливостью подумал Бестужев. Какое-то время он и впрямь колебался: а может быть, так и поступить? Капитан окажет содействие… Подходящие каюты найдутся… Всем будет спокойнее…

Но потом он отбросил эту мысль. Не следовало озлоблять Луизу до крайности. Знаем мы этих миллионщиков, хотя бы на примере собственного Отечества. Бог его ведает, как далеко у этого Хейворта простираются связи и какую пакость он способен устроить в Нью-Йорке. Предположим, корабль остается кусочком неприкосновенной британской территории, но существует множество способов: политические демарши, разнузданные газетчики, юридическое крючкотворство…

Оставаясь на свободе, Луиза до последнего момента будет надеяться, что у нее остались шансы изменить ситуацию в свою пользу. Какие бы то ни было действия она предпримет в Нью-Йорке обязательно, но все равно, не нужно крайностей…

– Это будет чересчур, – сказал Бестужев. – Все-таки дама…

– Но она же…

– Да, она, пожалуй что, закатит вам натуральнейшую истерику, – задумчиво кивнул Бестужев. – С женщинами это случается, даже с самыми что ни на есть эмансипированными и деловыми. Ну, тут уж вам придется справляться самому. Благо никаких опасностей для вас не предвидится – ну что она вам может сделать? – Он решил чуточку польстить собеседнику. – Вы же умный, решительный человек, известный изобретатель, мужчина, наконец. Неужели вас пугает объяснение со вздорной девчонкой? Вы ей скажете, что изменили решение, что прежний договор вас обязывает и вы не хотите выглядеть обманщиком… да мало ли что можно сказать… Решительно и твердо поставьте ее перед фактами. Да, возможна тяжелая сцена… но, черт возьми, лучше проявить твердость по отношению к этой взбалмошной мисс, чем оказаться в лапах французской юстиции отягощенным серьезнейшими обвинениями… Главное, она не способна причинить вам ни малейшего вреда. Вы находитесь на британской территории, на вашей стороне капитан судна, первый после Бога, к вашим услугам – детектив из Скотленд-Ярда…

Штепанек с неудовольствием поморщился:

– Бог знает что придется вытерпеть…

– Ну, если подумать, вы сами виноваты, старина, верно? – сказал Бестужев, улыбаясь почти дружески. – Никто вас не заставлял превращать свою собственную жизнь в авантюрный роман… Я вас не уговариваю, уж простите за откровенность. Я просто-напросто даю вам инструкции, как поступать дальше. Все-таки вы, еще раз простите, тысячу раз простите, в моих руках. Чуточку мелодраматическая фраза, согласен, затрепанная авторами романов и пьес, но она очень точно отражает положение дел… Ну так как, мы договорились?

– Договорились, – буркнул Штепанек.

Он выглядел раздосадованным, злым, но уже не казался сломленным – приободрился, стервец, заново ощутил пьянящий вкус свободы, остался в завидном положении высокооплачиваемого изобретателя, избавленного от пошлых житейских хлопот…

Следовало закреплять достигнутый успех, не чураясь самой беззастенчивой лести – на что только ни приходится идти ради дела…

– И вот что еще, – сказал Бестужев с самым благожелательным, даже дружеским выражением лица. – Вы упустили одну очень важную сторону дела. Причину, по которой вам следует сотрудничать непременно с нами. Вы гений изобретательского дела, господин Штепанек, даже я, профан, успел это понять…

На лице инженера отразилось некое самодовольство и показная скромность.

– Если бы вы работали у этого самого Хейворта… или кого-то ему подобного, у вас, конечно же, было бы гораздо больше денег, нежели предложили мы. И только… Служба же державе, особенно такой, как Российская империя, несет в себе и массу других преимуществ, которые кое в чем даже превосходят вульгарный звонкий металл. Это чины, господин Штепанек, это, возможно, дворянство, это ордена, кресты, звезды… – для пущей наглядности Бестужев очертил пальцем у себя на груди нечто непонятное, но, безусловно, приличных размеров. – Вот об этой стороне дела вы и не думали… Все эти заокеанские миллионеры рассматривали бы вас как одного из множества наемных служащих… зато в России бы будете, кем надлежит – великим ученым на службе его величества. Есть еще и Академия… Вы ведь родились в… небольшом городишке в западной Словакии?

– В жуткой дыре, так будет правильнее, – сказал Штепанек, поджимая губы.

– И вам, конечно же, хотелось бы когда-нибудь вновь там показаться во всем блеске успехов? – продолжал Бестужев. – Не смущайтесь, все мы люди, и ничего человеческое нам не чуждо. Вы не знаете, как бывает с только что произведенными в первый чин офицерами? Надев новенькие, блистающие золотые погоны, они непременно отправляются делать визиты всем знакомым, от близких до случайных, чтобы покрасоваться. Так бывает со всеми, я знаю по себе. Теперь представьте свое триумфальное возвращение на родину… либо в Вену, где вас не поняли и отторгли эти ученые чинуши. Одно дело – приехать просто очень богатым. И совсем другое – признанным в великой империи ученым, удостоенным орденов, быть может, и большего…

Штепанек даже глаза полузакрыл – подобные радужные перспективы ему, безусловно, были как маслом по сердцу. «Почему мне это не пришло в голову раньше? – с досадой подумал Бестужев. Он вот-вот замурлычет, как кот, которому чешут за ухом. Строго говоря, никакого отличия от многих вовсе уж бездарных, никак не талантливых субъектов, с коими приходилось работать, – достаточно поманить побрякушками и чинами…»

– Это все отнюдь не голословно, – сказал он. – Вы ведь не могли не слышать, как взлетали иные ученые мужи на русской службе…

– Приходилось… Послушайте! – у инженера был вид человека, настигнутого нежданным озарением. – А собственно, зачем непременно вступать с… ней в конфронтацию? Устраивать сцены?

– Что вы имеете в виду? – спросил Бестужев.

– К чему лишние скандалы? Я мог бы ей попросту солгать, сказать, что мы с вами не достигли согласия. Вы напоминали мне о прежнем договоре, но я остался тверд. Луиза… она ведь ничего не знает о некоторых… обстоятельствах.

«Ах, вот ты из каких, – подумал Бестужев, – стараешься избегать решительных объяснений, поставленных ребром вопросов, предпочитаешь закулисные интриги и обман. Дипломат, право… Но в том-то и суть, что так, пожалуй, получится даже выгоднее в некоторых отношениях…»

– В этом что-то есть, – сказал он, подумав. – Вот только… Вы сможете при этом выглядеть достаточно убедительным?

– Думаю, да, – усмехнулся Штепанек.

Походило на то, что к нему полностью вернулось душевное спокойствие, и он вновь стал не лишенным надменности и спеси техническим гением, превосходно знающим себе цену. Бестужев, наблюдавший этого сукина кота в самых разных ипостасях, ничуть этому не удивился: и черт с ним, пусть задирает нос, лишь бы и впрямь оказался достаточно убедительным…

– Вы уж постарайтесь, – серьезно сказал Бестужев. – Да, вот еще что… Здесь, на корабле, обретаются, можно сказать, конкуренты – парочка американских прохвостов, которые намерены сделать вам аналогичное предложение. Они вас пока что не обнаружили, но если, паче чаяния, появятся – вы, я надеюсь, и тут сможете остаться на высоте?

– Ну разумеется, – сказал Штепанек.

Он небрежно, даже гадливо собрал в стопочку исписанные листы, содержавшие немало для него неприятного, многозначительно уставился на Бестужева. Тот проворно взял у него бумаги:

– Ах да, я и забыл… Ну что же, всего наилучшего, – и, уставясь в глаза инженеру решительным взглядом, сказал без улыбки: – Вы уж не подведите, я вас умоляю… Чтобы нам не возвращаться к неприятным сторонам жизни…

– Не беспокойтесь, – надменно поднял подбородок инженер.

Бестужев поклонился и вышел. Он не сомневался, что выиграл, но на душе было горько, совсем по другим причинам. Ну почему он решил, что гений, талант, творческий человек обязан в дополнение к своему дару Божьему служить еще и олицетворением всех мировых добродетелей, высокой морали, благородства и чести? Как будто мало было бесчисленных примеров из старинной истории, да и дней сегодняшних? Что за юношеский идеализм, право…

Он вошел в соседнюю каюту. Происходившее там носило все черты благолепия – именно оттого, что ничего там, собственно говоря, не происходило. Мрачный верзила, телохранитель Штепанека, сидел смирнехонько напротив инспектора, а за спиной у него располагался дюжий матрос, явно гордившийся своей ролью бдительного часового.

– Можете идти, – кивнул ему Бестужев. – Пойдемте и мы, инспектор, все благополучно разрешилось…

– А как быть с этим? – инспектор продемонстрировал внушительный пистолет кольтовской системы.

Бестужев, не колеблясь, забрал у него пистолет и протянул владельцу. Наклонившись к нему, сказал значительно и властно:

– Вы, кажется, успешно охраняли вашего подопечного? Можете продолжать с тем же усердием.

Тот уставился на него сердито, непонимающе, но пистолет тут же сграбастал и сунул под пиджак, где у него на хитроумных ремешках висело нечто вроде открытой кобуры.

Притворившись, будто не замечает вопросительного взгляда англичанина, он направился к следующей каюте. В голове отчего-то всплыл детский стишок: «Мороз-воевода дозором обходит владенья свои…» Мимолетно усмехнувшись, Бестужев распахнул дверь.

С первого взгляда стало ясно, что здесь события разворачивались гораздо менее мирно: Луиза, сидя в кресле, метала пламенные взгляды так, словно всерьез полагалась испепелить ими всех и вся. Ее покойное положение в кресле было вызвано наверняка не ее собственными побуждениями, а исключительно тем, что матрос крепко держал ее за локти без особого почтения к прекрасному полу и роскоши первого класса. Офицер, стоявший поодаль, все еще зажимал щеку носовым платком – и, когда он его на миг отнял, Бестужев увидел на щеке длинные кровоточащие царапины. Судя по всему, мисс Луиза сдалась только после упорного сопротивления…

– Я вижу, у вас здесь были… инциденты? – поинтересовался Бестужев.

– О да, – флегматично откликнулся офицер. – Юная леди даже соизволила угрожать нам вот этим…

Он продемонстрировал Бестужеву небольшой крупнокалиберный «Бульдог», памятный еще по особняку очаровательной Илоны Бачораи, где Луиза из него лихо и метко расстреливала глиняные горшки. Не раздумывая, Бестужев забрал у него оружие и опустил себе в карман. В эмансипации женщин, по его глубокому убеждению, были и некоторые положительные аспекты, но не следовало доводить все до абсурда, чтобы взбалмошные юные особы разгуливали с заряженным оружием в ридикюле…

– Можете идти, господа, – сказал Бестужев. – Будьте так любезны передать капитану, что я вскоре нанесу ему визит…

Оставшись наедине с Луизой, он предусмотрительно встал подальше, чтобы и по его физиономии, не дай бог, не прошлись ухоженные коготки с безукоризненным маникюром. Луиза вскочила, пылая гневом, как древнеримская фурия:

– Отдайте револьвер!

– И не подумаю! – твердо сказал Бестужев. – Возможно, потом, когда вы будете сходить на берег…

– Что вы с ними сделали?

– Помилуй бог, да ничего, – сказал Бестужев, пожимая плечами. – Что, собственно, я мог с ними сделать и по какому праву? – Он постарался, чтобы в голосе звучали неподдельное разочарование и грусть. – Ваш инженер пребывает в добром здравии, а телохранитель вновь получил возможность бдить…

Он надеялся, что вид его сейчас по-настоящему убитый, осанка понурая, а весь облик исполнен того самого разочарования. В глазах Луизы помаленьку разгоралось торжество: она поверила, точно…

– Вот так вот, – сказала девушка триумфально. – Вам давно следовало понять, что эту игру я выиграла. Что вы такое придумали, чтобы привлечь на свою сторону экипаж? Надеюсь, не выдали нас за вульгарных карманников, которые украли у вас часы?

– Ну что вы, я никогда не позволил бы себе так с вами обращаться, мисс Луиза, – уныло ответствовал Бестужев. – И ничего я, собственно, не придумывал, я всего-навсего открыл им свое настоящее лицо…

– Ага! – сказала Луиза, не в силах сдержать торжествующую улыбку, форменным образом сиявшую на ее очаровательной юной мордашке. – Я с некоторых пор так и подозревала – что никакой вы не агент промышленников, а какой-нибудь государственный шпион… Только не выгорело, верно? У нас беспроигрышные позиции. Если вам что-то не по нраву, бога ради, обращайтесь в любой американский суд! Вам показать наши контракты?

– Не стоит, – сказал Бестужев. – Я так воспитан, что привык верить даме на слово… Старомодная порядочность, черт ее дери.

Испытующе глядя на него, Луиза поубавила торжества в звонком голосочке:

– Я против вас лично ничего не имею, вы очень симпатичный человек… Но ведь кто-то должен проигрывать, когда в игре несколько игроков?

– Пожалуй, если смотреть философски… – смиренно отозвался Бестужев. – Мне следовало бы сказать, что я сохраню о вас самые приятные воспоминания, но вы же понимаете, это будет заведомая неправда… Что ж, позвольте откланяться, как-то не особенно и хочется и далее служить предметом вашего торжества… Вот только имейте в виду: по кораблю болтаются посланцы того самого синдиката, которому ваш дядя решил насолить, они тоже намерены перекупить Штепанека…

– Не получится, – заверила Луиза. – Отдайте, наконец, револьвер, что за мальчишество!

– Берите уж, – поразмыслив, сказал Бестужев, протягивая ей оружие. – Всего наилучшего…

Он повернулся и вышел, старательно изображая все того же сломленного проигрышем человека. Преобразился лицом, оказавшись в коридоре: моряков там уже не было, конечно, но инспектор остался. И, несомненно, сгорал от законного любопытства.

– Пойдемте к капитану, – сказал Бестужев. – Нужно обговорить еще кое-какие детали…

– Вы решили оставить этих двух на свободе?

– Инспектор, а вы видите какую-нибудь законную возможность упрятать их под замок? – пожал плечами Бестужев. – Вот и я не вижу. Главное сделано. Я поговорил с… молодым человеком, передал ему послание от… известных персон и обрисовал все вероятные будущие последствия столь опрометчивого шага. Он, смело можно сказать, уже раскаивается, что был столь неосмотрителен – не только в ваших английских романах угроза лишения наследства оказывается крайне действенной. Ну а с девицей и не потребовалось долгой прочувствованной беседы: я просто-напросто показал ей парочку документов, упомянул об остальных, и она поняла, что проиграла…

– Понятно, – сказал инспектор, явно удовлетворенный услышанным. – Но, может быть, все же не стоило возвращать пистолет этому типу?

– А почему бы и нет? – сказал Бестужев. – В конце концов, это телохранитель, он нанят, чтобы охранять молодого человека. Пусть и далее выполняет свою миссию. У меня нет здесь своих людей, способных его заменить – а ваших привлекать не стоит, нужно избегать огласки. Пусть себе путешествуют и далее в самых комфортных условиях, все равно в Нью-Йорке их пути решительно и бесповоротно разойдутся с моим подопечным… Главная цель, повторяю, достигнута.

– Ну, вам виднее, – пожал плечами инспектор. – У меня дела попроще, не столь деликатные… и хорошо, в общем. А с Кавальканти как нам быть? Вот уж где есть законные основания упрятать молодчика под замок…

– Я еще подумаю и непременно вам сообщу, – сказал Бестужев.

Он уже размышлял о дальнейших действиях. Следует на всякий случай договориться с капитаном, чтобы радиотелеграфист не принимал от Луизы никаких телеграмм… нет, принимать-то пусть принимает, только отправлять не должен. А вот ему самому пора дать телеграмму на берег, в тамошнее российское консульство. По причине крайне невеликой роли Северо-Американских Соединенных Штатов в европейских делах и малозначимости оных Штатов для великих держав, ни Охранное отделение, ни другие схожие ведомства Российской империи никогда не создавали там сети – однако, как водится, в консульстве имеется сотрудник, способный при необходимости заняться исполнением деликатных поручений. На всякий случай, так рачительная хозяйка держит некую кухонную утварь про запас. Имя этого человека Бестужеву известно, о миссии Бестужева сам он давно осведомлен, пробыл там достаточно долго, в американских делах разбирается, так что пусть встречает в порту, в Нью-Йорке, наверняка окажется полезным – сам Бестужев имел о заокеанской республике крайне смутные впечатления, основанные всего лишь на паре-тройке романов – причем действие таковых разворачивалось в прошлом и позапрошлом столетиях.

Действительно, какую пользу ему могли принести сейчас истории о приключениях индейцев, сочиненные Купером и капитаном Майн Ридом, – любимое гимназическое чтение украдкой? Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой…

Он встрепенулся, поднял голову:

– Что, простите?

– Там явно что-то неладно, посмотрите сами!

Бестужев остановился. Они уже поднялись на шлюпочную палубу и направлялись прямиком к капитанской каюте. Действительно, возле рулевой рубки – внушительных размеров, протяженной, застекленной – происходила некая несвойственная этому месту суета, в прежнее время ни разу не наблюдавшаяся…

У входа в рубку топтались несколько матросов и двое офицеров, судя по их виду, принадлежавшие к довольно многочисленной группе помощников капитана – их на громадине «Титанике», Бестужев слышал краем уха, насчитывалось то ли восемь, то ли целый десяток. Моряки то заглядывали сквозь стекла внутрь, то отскакивали прочь, в разные стороны, словно опасаясь, чтобы на них не обратили внимания изнутри. Один из матросов, самый низенький и суетливый, даже отбежал назад, спрятался за ближайшую тщательно зачехленную шлюпку, подвешенную на талях.

Один из офицеров странно держал правую руку – закорючив ее за спину, задрав форменную тужурку, то хватал себя, миль пардон, за задницу, то убирал ладонь. Господи боже, да это он за оружие хватается то и дело, у него в заднем кармане виднеется рукоятка пистолета…

– Вы правы, инспектор, – сказал Бестужев, сузив глаза. – Там положительно что-то происходит. Нечто такое, чему тут никак не полагается происходить…

Инспектор не убавил шаг, наоборот, ускорил, его лицо стало напряженным и жестким, исполненным профессиональной хватки. Бестужев не отставал – по совести, у него вспыхнули те же побуждения…

Моряки замерли в нерешительности. Достигнув ближайшего офицера, который то хватался за оружие, то в нерешительности убирал руку, Бестужев почему-то шепотом осведомился:

– Что происходит?

Офицер обернулся, словно Перуном пораженный, уставился на него испуганно и непонимающе.

– Пассажирам, сэр, здесь не… – начал было он машинально и тут же умолк.

Это был тот самый помощник, бог ведает, под которым порядковым номером, что только что участвовал в предпринятой Бестужевым экспедиции по розыску и убеждению Штепанека.

Сейчас лицо у него было бледное и растерянное.

– У него, право же, бомба, сэр… – сообщил он сдавленным шепотом.

– У кого?

– У этого субъекта… Который в рубке… Он вошел в рубку и угрожает взорвать корабль, если что-то там не будет по его… Капитан там, но он не отдавал никаких распоряжений, и я решительно не представляю, что делать…

«Кавальканти?» – мелькнула у Бестужева мысль. Ну а кто ж еще приходит на ум, когда разговор заходит о бомбах… Неужели у него была с собой еще одна? Но с чего вдруг…

Он подкрался на цыпочках и осторожно заглянул, чувствуя шеей горячее дыхание не отстававшего ни на шаг инспектора.

Вдоль наполовину застекленной передней стены рубки протянулась шеренга каких-то загадочных механизмов: больших, округлых, на высоких бронзовых стойках. Справа, в глубине, стояли тесной кучкой капитан, два матроса и два офицера, а посередине помещения стоял человек в штатском платье, темном, консервативного покроя. Обеими руками он прижимал к груди какой-то округлый предмет, волосы и борода его были встрепаны, он что-то пылко, горячо говорил, обращаясь к остолбеневшим морякам. Лицо его горело вдохновением и яростью, словно у ветхозаветного проповедника…

Бестужев охнул от неожиданности. Он очень быстро узнал старого знакомого по кораблю, господина профессора Гербиха из баварского университета с длиннейшим непроизносимым названием, практически сразу ускользнувшим у Бестужева из памяти. Оккультиста, теософа, свято верившего, что…

– Я бы мог в него отсюда шарахнуть, – напряженным шепотом сообщил инспектор. – Как на ладони, и расстояние – плевать… В башку ему…

– Я бы тоже, – ответил Бестужев, не поворачивая головы. – Но видите, что у него в руках?

– Бомба…

– Вот именно, – сказал Бестужев. – Так что не вздумайте. Если он упадет, может…

– Сам знаю. Навидался бомб и бомбистов…

– Стойте и не вмешивайтесь, – сказал Бестужев властно.

Словно некая неведомая сила подхватила его под локти и управляла движениями тела. Не пригибаясь, в полный рост, не особенно и быстро он прошел к двери рубки, распахнул ее и сделал внутрь несколько осторожных шагов, стараясь, чтобы все его движения были медленными, плавными, не всполошили человека с бомбой. Потом остановился. Моряки взирали на него с угрюмой безнадежностью. Профессор же сначала кинул яростный взгляд, но тут же на его лице расцвела самая благожелательная улыбка.

– Михал, мальчик мой, вас само небо послало! – воскликнул он радостно. – Я надеюсь, вдвоем мы сумеем растолковать этим недалеким господам всю опасность, от которой я хочу их избавить…

Бестужев присматривался. Как он ни старался, не мог усмотреть в лице баварского профессора каких бы то ни было классических признаков сумасшествия: тот выглядел самым обычным человеком, разве что чуточку взволнованным и растрепанным. Предмет у него в руках более всего походил на круглую коробку из-под дамской шляпы.

– Позвольте представить, господа, – сказал профессор. – Господин Иванов из России, он тоже обладает способностями проникать сознанием в тонкие миры. Он меня поддержит, я надеюсь. Повторяю еще раз: египетская мумия в трюме грозит кораблю гибелью в самое ближайшее время. Нужно немедленно извлечь ее оттуда и выбросить в море.

– Как у вас все просто, сэр… – пробурчал капитан. – Я точно не помню, где там у нас мумия, но речь идет безусловно о грузе, пребывающем на борту законным образом, оформленном, должными коносаментами. Выбрасывать такой груз ни с того ни с сего – это, знаете ли, против всяких правил. Мы за него отвечаем, как за любой другой.

Пользуясь тем, что профессор на какое-то время оказался к нему спиной, Бестужев сделал отчаянную гримасу капитану, прижимая палец к губам. В таких случаях никак нельзя противоречить, призывать к здравому рассудку, подыгрывать, следует взвешивать каждое слово…

Неизвестно, дошел ли до капитана тайный смысл его мимических ухищрений, но капитан примолк. Он покрутил головой с непонятным выражением лица, спросил кротко:

– Сэр, может быть, вы позволите рулевому вернуться к штурвалу? Корабль движется неуправляемым, нас уводит с курса…

– Что за ерунда у вас в голове! – рявкнул профессор. – При чем тут курс, если корабль обречен? Понимаете вы это, болван? Эманации древнего зла, заключенные в мумии…

Он произнес длиннейшую фразу, нашпигованную оккультной терминологией самого высокого пошиба. Ручаться можно, что для моряков эта проповедь так и осталась китайской грамотой, да и Бестужев, пусть и начавший постигать азы теософии, не понял ни словечка.

Капитан сказал крайне вежливо, прямо-таки источавшим елей голосом:

– Сэр, может быть, вы положите эту штуковину, мы все сядем и попытаемся разобраться спокойно в тех опасностях, о которых вы говорите? Обсудим все…

Профессор саркастически расхохотался в лучших традициях мелодрамы:

– Нет уж, благодарю вас! Я не мальчик, у меня седина на голове, и жизнь я повидал, как и людей… Стоит вас подпустить, вы тут же наброситесь, отберете у меня бомбу, и все пойдет прахом. Поймите вы, английский болван, я забочусь о тех тысячах безвинных людей на борту, что обречены на смерть в самой скором времени! Довольно болтать! Позовите сюда этого… не знаю, как он у вас зовется… того, что распоряжается грузами. Пусть ящик с мумией принесут сюда, чтобы я убедился, что вы меня не обманываете. Иначе…

Он сделал многозначительное движение тем, что держал в руках, потом снова прижал его к груди обеими руками, так сильно, что коробка даже чуточку смялась.

– Ну, зовите, зовите… этого, по грузам! – прикрикнул профессор. – Видит бог, если у меня не будет другого выбора, я взорвусь к чертовой матери и всех вас прихвачу с собой… – Он запрокинул голову, прикрыл глаза. – Боже мой, какова интенсивность эманации, зло едва ли не высвободилось… Вы ощущаете, Михал?

– Да, конечно, профессор, – торопливо подтвердил Бестужев, делая крохотный шажок в сторону профессора и с радостью убедившись, что это не встретило протеста. – Вибрации сгустились невероятно… – еще шажок. – Здесь, в безлюдных морских просторах, это чувствуется особенно остро…

Мысль работала с лихорадочной быстротой. Он прекрасно успел рассмотреть картонку в руках профессора – нигде не видно фитиля, который можно поджечь, шнурка, дернув за который можно вызвать взрыв. Террористический снаряд – вещь давно и хорошо знакомая, не так уж много вариантов приведения его в действие существует. Там, конечно, может оказаться химический взрыватель, стеклянная трубочка, которая при сильном ударе об пол лопнет и прольет свое содержимое, а уж оно заставит сдетонировать начинку… Но профессор вовсе не выказывает намерений шарахнуть бомбу себе под ноги, наоборот, держит ее так, как скряга вцепился бы в мешок с золотом. Чтобы бросить свою адскую машину с достаточной для удара силой, ему придется переменить хватку, взять по-другому, а на это уйдут секунды, уж парочка точно… Если там вообще есть бомба…

Он, конечно, мог и ошибаться – и в случае его ошибки всё здесь, в том числе и его самого моментально разметает на мелкие кусочки, так, что и хоронить будет нечего. Однако кое-какой опыт придает уверенности…

– Господа! – звучно возгласил Бестужев, невозбранно делая еще один шаг в сторону профессора. – Я прекрасно понимаю, что мы мало соприкасались с помянутым господином профессором тонким миром… Если соприкасались вообще… – он придвигался все ближе и ближе. – Но это еще не дает вам права держаться столь скептически. Позвольте объяснить вам некоторые фундаментальные понятия, хотя бы кратко…

Есть!!! Он ударил коротко и жестоко, профессор, взвыв от неожиданной боли, согнулся пополам, разжал руки – но картонная круглая коробка уже была в руках у Бестужева, и тот, держа ее на вытянутых руках, отскочил к застекленной наполовину фронтальной стене рубки, ухитрившись при этом не ушибиться спиной о ближайшее загадочное устройство. Медленно опустился на коленки, с величайшим тщанием, словно вазу из тончайшего стекла, ставя шляпную картонку на отдраенные едва ли не до блеска тиковые доски пола. Видел краем глаза, как моряки кинулись к не пришедшему еще в себя профессору, повисли на нем всей оравой, словно лайки на медведе, – но, не обращая на это внимания, затаив дыхание, обеими руками решительно поднял круглую картонную крышку, малость смятую.

Внутри лежали скомканные листы газеты – той самой, издававшейся здесь же, на «Титанике». Один за другим Бестужев вынимал эти комки, разбрасывая их по полу… пока не показалось дно. И никакой взрывчатки.

Он выпрямился во весь рост, чувствуя противную дрожь в коленках и слабость во всем теле. Рубашка прилипла к спине так, словно за шиворот ему выплеснули кувшин воды. В висках стучало: обошлось… обошлось… Он зажмурился, помотал головой, слыша рядом шумную возню и яростные выкрики профессора, уже, пожалуй что, отмеченные некоторым безумием.

Хотелось жахнуть стакан водки единым махом – чтоб отпустило


Глава вторая Сюрприз за сюрпризом | Аргонавт | Глава четвертая Занавес падает