home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава XII. ТРИ ДОКТОРА ВАТСОНА НА ОДНОГО ШЕРЛОКА

Лаврик ехал по уже знакомой Мазуру улице дачного поселка медленно, не привлекая ничьего внимания. Впрочем, никого и не было – грядки пусты, дворы пусты. День был будний, а значит, у горожан хватало других забот, в отличие от курортников.

Мазур уже догадался, куда они едут, – но не испытывал от своей догадливости никакой радости: следовало ожидать, в конце-то концов. Подробностей он, конечно, своим умом доискаться не мог, да они сейчас и ни к чему – тот приятный случай, когда за всех думает командир, в данном случае Лаврик, а дело остальных – крушить, кого укажут. Или спасать, кого укажут – но последнее случается гораздо реже…

Сначала справа показалась высокая псевдостариннорусская крыша дома Горского, увенчанная коньком в виде конской головы. Потом они увидели издали, что правая половина высоких дощатых ворот, украшенная поверху резным деревянным узором, распахнута настежь, а левую как раз, упершись обеими руками, распахивает Миша. Стоявший спиной к ним, он и не продумал обернуться на такой пустяк, как шум проезжающей машины.

Лаврик сказал быстро:

– Коля, вырубаешь его в темпе, жестко, тащишь во двор и закрываешь ворота, нам зеваки ни к чему. Я рублю босса. Кирилл, ты фиксируешь остальных. Именно фиксируешь. Понеслось!

Миша как раз распахнул воротину до конца, но повернуться к ним липом не успел. «Уазик» проехал на пару метров дальше, и они заметили стоящий капотом к воротам незнакомый бежевый «Москвич» – левая передняя дверца распахнута, сиденье шофера пустует, в машине еще три человека…

Лаврик ударил но тормозам, и все замелькало.

С грохотом откатив дверцу, Морской Змей прыгнул из машины ногами вперед, ударил Мишу подошвами в поясницу, впечатав мордой в доски воротины, неуловимо извернувшись, заплел ногами шею, свалил. Лаврик с Мазуром уже мчались мимо них так, словно собрались побить мировой рекорд на стометровке – ну, считанные метры, которые предстоит преодолеть, такого темпа и требуют, несмотря на то, что они считанные.

Ничего происходящего вокруг Мазур уже не видел – у него была своя четкая задача. Он рванул левую переднюю дверцу, навел пистолет на сидящих и, на случай, если чего недопоняли, рявкнул:

– Не двигаться!

Перед ним на левом сиденье помещался крайне элегантный субъект в легком летнем костюме, при галстуке, белобрысый, с пышными короткими светлыми усами, при очках в тонкой золотой оправе, самого что ни на есть интеллигентного вида. Какое-то время, несколько секунд, Мазур таращился на него, не узнавая, потом в голове щелкнула одна из строчек одной из инструкций: «…учитывая возможное изменение внешности…» И получился натуральнейший Вадим Еремеев с перекрашенными волосами, приклеенными усами и очками, в которых его Мазур ни разу не видел. Узнать Веру было гораздо проще – она всего-то то ли в темпе перекрасилась в блондинку, то ли, суля по некоторым наблюдениям, попросту надела блондинистый парик – очень уж пышно выглядела ее шевелюра.

Не сказать, что у Мазура холодок прошел по спине – он и не такие виды видывал. Но все же стало чуть-чуть не по себе: с такой лютой ненавистью на него уставились люди, три недели считавшиеся свойскими ребятами, веселыми, остроумными сокомпанейцами по вылазкам на пикники с охотой на морскую дичь, походам к дяде Сандро, на танцы, просто посиделкам за бутылкой домашнего вина с анекдотами, песнями под гитару и занятными случаями из жизни. Вот, значит, как. Ну что же, бывало в его жизни, что вдребезги разлетались иллюзии и гораздо больше трогавшие душу, а эта была так себе, пустячок, абсолютно не достойный ни малейший переживаний. Было бы из-за кого…

– Руки за голову, – сказал он холодно, чуть поведя стволом. – Кому сказано, уроды?

Вадим, не сводя с него ненавидящих глаз, подчинился. Вера, наоборот – вдруг зарылась лицом в колени и разразилась пронзительным истерическим плачем – вот для нее-то как раз вдребезги разлетелась чертовски важная иллюзия, точнее, мечта. Надо полагать, мечта о вилле у теплого моря, длинном, как удав, лакированном автомобиле, иноземных радужных бумажках и всем таком прочем. Какие еще у таких мечты? А в том, что Мазур не ошибался, сомнений не было уже никаких.

Держа ствол у виска Вадима, он левой рукой охлопал его одежду. Одним глазком покосившись в сторону Лаврика, крикнул:

– Оружия нет!

– У моего тоже! – отозвался Морской Змей, сидевший на лежащем ничком бесчувственном Мише и проворно связывавшем ему руки какой-то тонкой нейлоновой веревочкой – запасливый человек был Коля Триколенко, приказа не было, а вязку на всякий случай захватил…

– Да и у моего нету, – сказал, блаженно улыбаясь, Лаврик, стоя над поставленным на колени Горским. – Оно и понятно: твои, Кирилл – багаж, а наши – профессионалы, четко знают, когда оружие совершенно не нужно… Так, Сева?

Горский мрачно молчал. Особенных эмоций на его лице не отражалось – скорее уж одна мрачная отрешенность человека, прекрасно уже осознавшего, что его последняя карта бита, козырей и даже паршивых шестерок нет ни на столе, ни в рукаве.

Вот так оно всегда и бывает. Расследование и подготовка порой занимают много, очень много времени, а сам удар спецназа, неожиданный и страшный, порой укладывается в считанные секунды – иначе какой это, к черту, спецназ?

Еремеев все еще таращился на него с лютой злобой, от которой, казалось, даже наклеенные усики встопорщились, нижняя губа чуть подрагивала.

Мазур не удержался.

– Плохо тебе, сука? – спросил он, так и не сумев заставить себя улыбнуться. – А мне вот хорошо, что тебе плохо…


…Прибой неторопливо и размеренно шлепал о каменистый берег, как миллионы лет. Мазур стоял над варившимися в ведре крабами лицом к морю, их снаряжение лежало за спиной, друзья сидели за спиной, и потому, если отвести взгляд от ведра и самую чуточку напрячь воображение, казалось, что он и впрямь стоит на берегу в далеком прошлом, черт знает сколько миллионов, а то и миллиардов лет назад.

Он присел на корточки, щедро сыпанул в ведро пару-тройку пригоршней резаного укропа, добавил еще специй, не жалея. Обернулся – и вернулся в день сегодняшний: маски, ласты и гарпунные ружья кучкой, с гитарой, привалившийся голой спиной к нагретому солнцем валуну, возившийся со стопкой тарелок Лымарь, ничем не занятый Морской Змей, недалекая автострада, недостроенные санаторные корпуса за ней.

Потом появился еще один признак цивилизации – неизбежный пограничный наряд, на сей раз без овчарки. Крепкие ребятки с автоматами на плече щупанули компанию цепкими рентгеновскими взглядами, но прошли мимо: костер был разведен на надлежащем удалении от моря, в проверке документов не увидели необходимости.

– Ну что там? – вожделеюще окликнул Лымарь.

– А все, – присмотрелся Мазур.

Ухватил ведро за дужку сложенной вдвое брезентовой рукавицей, снял с огня и поставил поодаль – пусть еще постоит, пусть получше пропитаются разваренным укропом и прочим. Их последний здесь день следовало использовать на всю катушку. Хорошо еще, дали им этот денек, а не погнали в Центр сразу. Но завтра – прощай, оставшаяся, неделя отпуска, который оказался и не отпуском вовсе, завтра утречком отправляться домой, писать кучу бумаг: своему начальству – рапорты участников событий, смежникам – свидетельские показания…Лаврик с меланхолическим видом ударил по струнам:


Уходит рыбак в свой опасный путь,

«Прощай!» – говорит жене.

Может, придется ему отдохнуть,

уснув на песчаном дне…


И, как полагалось по песне, заиграл громче, запел яростнее:


Лучше лежать на дне

в синей прохладной мгле,

чем мучиться на суровой,

на этой жестокой земле…[14]


Вообще-то подошла бы как нельзя лучше песня повеселее – потому что это была их полная победа, и в первую очередь – Лаврика. Но именно потому, что это, по большому счету, был персональный триумф Лаврика, он и имел право выбирать, какой именно песней услаждать душу…

Мазур подумал, что впервые в жизни брал профессионалов, не имевших при себе оружия, – потому что они были не боевиками, а разведчиками. Жаль только, что неизвестно, выпадет ли еще такая лафа…

Там, потом, дальше было совсем просто. Горский не проявил мелочности души, готовясь покинуть навсегда и дом, и страну, не стал в доме ничего ломать и корежить. Прихватил только чемоданчик-балетку с коллекцией старинных портсигаров. Как уж он там собирался их перевезти через границу, Мазура не интересовало совершенно. В неприкосновенности остался и телефон, Лаврик по нему позвонил, и довольно быстро во двор въехал большой автобус без окон с надписью на борту «Рефрижератор». Поскольку в их ремесле надпись сплошь и рядом не соответствовала содержанию, в рефрижераторе оказались несуетливые, молчаливые погранцы, быстренько принявшие всю четверку.

Потом подъехали две легковых машины с какими-то деловитыми ребятами в штатском, явно намеревавшимися устроить подробнейший обыск – но их это уже не касалось, они сели в «уазик» и покатили в город. Мазур прикидывал лениво: в городе, как чертик из коробочки, возникли уже следственные бригады, которым предстояло изъять всех мало-мальски причастных: от Жоры до так и не увиденного Мазуром фотографа Пашки. Жорка, Алина с Мариной и Пашка, а также Жоркины орангутанги наверняка отделаются легким испугом, долгими допросами и тяжелыми подписками о неразглашении, после которых словечка не сболтнут и в двадцать первом веке, если доживут. А вот та четверка и разлюбезная синьорита Фаина в казенном доме задержатся надолго…

А окружающий мир ровным счетом ничего не заметил, и беззаботно – курортное коловращение жизни продолжалось, как встарь.

Мазур достал крайне необходимую для данного случая приспособу: купленную в первый же день в том самом магазинчике прихватку для белья – два струганых брусочка, с одного конца схваченных короткой алюминиевой полоской, так что получились неплохие щипцы. Извлекать ею из ведра крабов было столь же удобно, как таскать белье из горячей воды, для чего она была изначально и предназначена. Крабов он аккуратно выкладывал на большой кусок чистого выцветшего брезента, презентованного запасливым дядей Гошей, и с приятностью поглядывал влево, где за камушком, в полосе прибоя, охлаждались два ящика отменного здешнего пива. Сегодня пить от пуза можно было всем – они были без машины, дядя Гоша обещал прислать за ними тот самый «уазик» с водителем. И с хваткой исконно флотского человека в точности назвал время, когда они, по всем расчетам, должны были покончить и с пивом, и с крабами. Золотой все же мужик дядя Гоша – не стал навязывать свое общество, понимал, что им хочется посидеть своей четверкой…


Заплачет рыбачка, упав ничком –

рыбак объяснить не смог,

что плакать не надо, что выбрал он

лучшую из дорог.


Осторожно потрогав кончиком пальцев красные шипастые конечности и убедившись, что они достаточно остыли, Мазур повернулся:

– Кушать подано, идите жрать, пожалуйста! Доктор, не возьмете ли на себя заботы о пиве? Зелья, эликсиры и прочие тинктуры – это как раз по вашей части…

Лымарь охотно пошел за пивом. Они расположились вокруг брезента, с хрустом разламывали клешни, начиная с самых крупных, окунали их в миску, куда слили «бульона» из ведра, прихватив и укропчику, прихлебывали холодное пиво, жевали еще теплое белое мясо, как шашлык с шампуров, снимая его зубами с прозрачных хрящевых полосок, черт их там знает, как называвшихся и неизвестно какую роль игравших в организме крабов – кому это было интересно. Было хорошо, уютно, покойно и мирно – то есть так, как случается крайне редко…

– Ну что, Шерлок? – спросил Морской Змей Лаврика. – Ситуация тебе позволяет колоться?

– Ну, не до самого донышка, конечно, – ухмыльнулся Лаврик. – Ваши допуски, коими вы все увешаны, как елка игрушками, кое-что знать позволяют. В особенности когда на одного Холмса аж три Ватсона. В особенности, когда у меня есть повод похвастать, что я все же не идиот, как в некоторые моменты казалось… Так вот, Ватсоны, эта история с самого начала стала выглядеть довольно странновато. Ну да, к великому сожалению, есть еще на магистральном пути к коммунизму отдельные аморальные богатые типы, которые склонны приглянувшихся женщин завлекать денежными знаками и красивыми камешками – и не всегда речь о цеховиках идет, не всегда о деньгах… Но, режьте мне голову, обставляется все всегда совершенно иначе. Экзерсисы Жорки с компанией выглядели даже не забавами шпаны – выходками прыщавых школьников. Категорически все это не совмещалось с личностью некоего умного и хваткого подпольного миллионера – конкретно Фомича, на которого нас усиленно наводили. Да и с кем-то другим того же полета не совмещалось. И потом, шли дни, недели, а ничего похожего на ожидаемый вербовочный подход не наблюдалось – меж тем кто-то весьма серьезный проверял в Ленинграде, кто мы такие есть, а допережь того переселил сюда тетку Фаину… зачем, кстати? Совершенно ни к чему она здесь. Уж никак не она агент-вербовщик, а если шпионит за Еремеевыми – зачем? Она их и видит-то только вечером, когда вся компания – или не вся – возвращается после веселого дня. Ну, а расклад был такой, что ломать голову над загадками приходилось мне одному. Дядя Гоша, хоть и старше нас всех годами, выслугой и опытом, играл лишь роль корабля обеспечения…

Он сделал театральную паузу, допил пиво из горлышка и сковырнул пробку со второй бутылки.

– Не томи душу, Шерлок, – проворчал Морской Змей.

– Ну, должен же я растянуть свой триумф на подольше? – усмехнулся Лаврик. – Когда еще придется? Короче, ломал я мозги, морскими узлами извилины завязывал… И решил однажды подвести итоги. А тут Кирилла завербовали, что, по большому счету, тоже было довольно бессмысленной затеей. Как писал в книге под названием «Библия» один умный и красноречивый человек: и оглянулся я, и увидел под солнцем… И увидел я под солнцем, что танцуем мы от двух печек: сексуальные поползновения некоего Корейко и вербовочный подход. Причем о втором ни слуху ни духу, а касаемо первого нам, наоборот, со страшной силой наваливают: секс, секс, секс! Куда ни кинь, все в секс упирается… И задумался я: а почему мы себе выбрали только две печки? Почему их не может быть три? Мы ведь с этими двумя печками далеко не все возможные варианты перебрали. Шерлок Холмс советовал исключить все невозможное – а мы-то не все исключили… А еще один умный человек сказал: «Возможно ли это? Конечно, возможно, раз оно не исключено…»

– Это кто? – спросил Мазур.

– Да жил один весьма неглупый человек, – сказал Лаврик. – Товарищ Сталин его фамилия. А мы ведь не все возможное в расчет взяли…

Вот меня как-то в один прекрасный летний вечер и стукнуло нечто наподобие озарения: а что, если уже произошло? И информация о готовящемся вербовочном подходе оказалась устаревшей? Бывает и такое иногда… Что, если Еремеев уже скурвился? И решил я на какое-то время отрешиться от всего прочего и думать эту мысль.

Так вот, в эту версию кое-что гораздо удачнее ложилось, чем в предыдущие. Например, тетя Фая. Идеальная связная. Еремеев с ней, не вызывая ни малейших подозрений, мог общаться наедине в любой момент, передавать весточки, получать весточки… Вот тут я опий и подкинул. Понимаете, есть список… Как он называется, вам знать необходимости нет, главное, он есть. И все, кто в этом списке значатся, имеют строжайшую инструкцию: если вдали от дома попадут в серьезные неприятности, должны, если с уголовным элементом конфликтуют, или в доблестную рабоче-крестьянскую милицию угодили, требовать представителя КГБ, а уж тот свяжется с родной конторой угодившего в хлопоты, и соответствующий отдел быстренько отреагирует. Еремеев в этом списке был… – и он снова замолчал.

Чтобы сделать ему приятное – неплохо потрудился Лаврик, – Мазур подыграл, подал нужную реплику:

– Хочешь сказать, он ничего этого не сделал?

– Вот именно, – сказал Лаврик. – Ни у Приходько ничего такого не потребовал, ни потом сам в первый отдел Сормово-12 не позвонил. Вообще-то была пара случаев, когда так уже поступали – но там речь шла о чисто криминальных хлопотах, и мэны самонадеянно решили, что сами справятся, не зовя плачем мамочку. Один, кстати, справился, а вот другой – нет… Но тут-то совсем другое: уголовное дело по обвинению в хранении наркотиков, подписка о невыезде… Да тут в голос орать надо, тем более что и жену припутали! А он молчит… На что он может рассчитывать? Да единственно на то, что в самом скором времени слиняет, и ни у кого не останется времени докопаться до сути.

Я этих, забугорных, понимаю: гораздо выгоднее не использовать его в качестве источника информации – который и засечь могут, – а попросту перетащить к себе. Голова-то и в самом деле золотая, конструктор от Бога… вот только оказался из тех, кто уверен, что ему тут недодают. Есть такая публика. И забугорщики, надо отдать им должное, ему бы дали и бочку варенья, и корзину печенья. Ну вот не можем мы пока своим таким дать столько, а они могут. Конечно, купится один из тысячи или двух, но найдутся, как видите, такие, что покупаются. Талант – сие еще не означает автоматически высокую мораль, честность и бескорыстие. Он не первый, ребята… и, боюсь, не последний. Поделился я мыслями с начальством. Начальство, как с ним порой бывает, и напрочь версию не зарубило, и сунуло «на мою ответственность».

– Ага, – сказал Мазур. – То-то ты твердил: понять не можешь, идиот ты или нет…

– Ну да, – просто сказал Лаврик. – Правила игры известные: в случае успеха – слава и хвала, в случае ошибки… Ну, каптеркой бы заведовать не послали и с флота не списали, но приземлился бы я в каком-нибудь забытом Богом и начальством кабинетике подшивать бумажки распоследней степени секретности. Да мало ли способов… Как выражались в старину, карьер его бесповоротно погиб. Тем более что стопроцентных доказательств у меня не было ни шиша, даже после того, как он после задержания не сделал, как обязан был. – Он серьезно сказал: – Иногда выть от бессилия хотелось… А тут эта история с фотографиями, которые Кире ему поручили передать. И снова она в те две печки не укладывалась – но ни о чем еще не говорила.

Он словно задумался о чем-то серьезном, махнул рукой:

– А, ладно! Скажу честно: этой историей они меня купили. Так все было убедительно разыграно: компрометирующие фото, разъяренный муж уходит взять реванш… Блестяще, что уж там. Купили они меня. Часа на два. А потом я снова начал извилины в узлы вязать. А зацепочкой стали те две фотки, где к Верке присовокупили голого мужика. Не первый раз людей стремление к совершенству подводит. Подумал я: а на хрена еще и это? Как будто того, что есть, мало. Получилось ну прямо по Шерлоку Холмсу. Был такой рассказ. Там один скот хотел погубить парня, свою смерть инсценировал, в потайной комнатке дома спрятался. Только восхотелось ему совершенства. Чтобы уж наверняка. Вылез ночью и на стеночке оставил отпечаток пальца того парня в крови – был у него оттиск. А Шерлок-то совершенно точно помнил, что в первый раз отпечатка не было… Как раз стремление к совершенству подвело.

– Читал, – сказал Мазур, и Морской Змей согласно кивнул. – Как бишь его там…

– «Подрядчик из Норвуда», – вставил Лымарь. – Точно.

– Ага, он самый… Ну вот, через три часа я уже поднимал на ноги махину, благо она тут имелась. Погранцы на обоих выездах из города, на ж/д вокзале… Они так нередко выходят, люди и не удивляются… И если уж совсем честно, он мог и проскочить, если бы уходил один, без Веры. Бывали случаи, когда такие, срываясь, не только жен, но и детей родных бросали… В конце концов, мало ли куда мог Горский ночью строительную технику перегонять, на что у него полномочия есть.

И могла она пройти там, где погранцы и не стояли вовсе. А в иной этой технике человека спрягать легко… Тут уж мне был бы фитиль не за вздорные гипотезы, а за то, что упустил… Хреновые у меня были сутки, ребята… Вся надежда была на то, что он Верку бросать не захочет. Помните, он аккурат в тот вечер, когда она в «Жемчужине» фоткалась, вусмерть нажрался? Наверняка знал, паскуда, что они там мастерят – но все равно, дыша к своей бабе неровно и прекрасно понимая, что это в его же интересах, все ж спокойно не мог перенести, что ее там вдвоем дерут, вот и нажрался в хлам… Так что был зыбкий шанс, что они будут вдвоем сдергивать. Тут уж Ольга лопухнулась – ну, второе задание у девки – ей чайку налили, она и глотнула, она ж деталей не знала. И ругать ее у меня язык не поворачивается, потому что я сам лопухнулся с этим убедительным, мотивированным его уходом в ночь… Ну, а когда и Верка сдернула, тут уж сомнений не было. И понеслась душа по кочкам. Рисковали они, конечно, уходя вчетвером на колесах – но что поделать…

– А погранцы на дорогах?

– Они тоже люди, – поморщился Лаврик. – Прекрасно знакомы со строчкой «возможно изменение внешности», но они ж не боги, а срочники, глаз замыливается. Горский не зря хорошее время выбрал – когда старая смена черт-те сколько отстояла, куча народа перед глазами мелькала, глаз замылился… Были шансы, и серьезные. Не так уж редко такие вот… с измененной внешностью через оцепление проскакивали. Могли и наши уйти. И еще не факт, что их взяли бы до пересечения границы. Есть примерчики, когда удавалось… Перли они в Сочи. У всех были липовые советские паспорта и билеты на теплоход до Батуми. Туда всего-то, по-сухопутному считая, километров триста. А в машине, в хитром тайничке – уже турецкие паспорта. А из Батуми коробки регулярно ходят в турецкий Трапезунд, он же Трабзон… Но дядя Лаврик не сплоховал… Это я вам в общих чертах излагаю, а иные подробности и детали – мои личные переживания и мозголомство, что уж их на белый свет вытаскивать… Выиграли, и ладно.

– Хорошенький получился отпуск… – проворчал Лымарь.

– Не переживай, – сказал Лаврик. – Дракон мне авторитетно намекнул: всем четверым будут «За боевые заслуги». У всех она уже есть, но и вторая – дело приятное. Подозреваю, кое-кто из начальства получит кое-что потяжелее, но так уж испокон веков заведено, и не у нас, а повсюду, так что относиться к этому следует грустно-философски. А главное! – он поднял палец. – Дракон железно обещал: когда кончится бумажная волокита, он нам дает аж десять дней на Рижском взморье. Так что отпуск все-таки будет. Купаться там уже холодновато, ну да мы здесь накупались. Зато там есть люксовый кабак, где совершенно легально кажут стриптиз, а это уже интереснее. «Юрас Перлас», сиречь «Морская жемчужина». Слыхали, может?

– Слыхали, а веры мало, – сказал Мазур.

– Есть такое заведение, точно тебе говорю. Легальное. Прибалты – они ж у нас витринка Союза, им много можно того, чего другим нельзя. А в витринке все должно сверкать, манекены стоять прилизанные, в лучших костюмах без единой морщинки… Так-то они, между нами говоря, и пользы никакой не приносят…

– Ну почему? – сказал Лымарь. – Кино у них хорошее. И писатели есть неплохие.

– Маловато… – сказал Лаврик. – Между нами, маловато…

– И города красивые, – сказал Морской Змей. – Старинные. Одна Рига чего стоит. Я туда Надю весной возил, было окно в неделю.

Лаврик фырканул:

– Так эти города немцы со шведами строили. А в Латгалии еще и поляки. А в Литве – не только поляки, но и наш брат-славянин в старые времена… Ну ладно, хрен с ними, с витринами. Главное – десять дней у нас будут. «Юрас Перлас» со стриптизом, рижский бальзам, ликер «Вана Таллин»… и, что должно волновать персонально товарища Мазура, синеглазых блондинок навалом…

– Иди ты, – сказал Мазур. – Давайте, что ли, за десять дней…

И они выпили за эти десять дней. И закусили крабами.


…Две тысячи рублей, пришедших от граждан Петрова и Иванова (адреса, между нами, были насквозь липовые), Советский Фонд Мира оприходовал без вопросов, как там и поступали со всеми пришедшими переводами. К чему проверки? Не станет же слать деньги в Фонд Мира какая-то вражина?!

Красноярск, декабрь 2017


Глава XI. ЭКСПЕРТ И ИЗВОЗЧИК | Как три мушкетера | Оглавление