home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VII

В ТИХОМ ОМУТЕ

Оказавшись на улице, Сварог осмотрелся и сказал:

— Пошли-ка вон туда. Уютное местечко, чтобы покурить на дорожку…

Там, слева, ездили взад-вперед машины, но не было ни единого здания — кленовая аллея, где деревья перемежались с причудливо подстриженными кустами и красивыми скамейками. Прохожих почти и не было.

Яна шагала рядом, первое время поглядывала на него чуть настороженно, но вскоре перестала, убедившись, что комментариев и уж тем более легкой выволочки не последует. Они уселись, положив рядом багаж, которым как-то незаметно успели обрасти. Сварог поднес ей огонек зажигалки, сам затянулся со вкусом и сказал:

— Осталось поймать такси и ехать к замку… «Ящик» порушить не забудь. Ну что, самое время подвести итоги? Или ты сказать что-то хочешь?

— Меня там, на подиуме, с двух сторон снимали видеокамеры. Я их заткнула.

— Ничего удивительного, все укладывается в стройную картину, — усмехнулся Сварог.

— То есть?

— Выручка у них, если прикинуть, несерьезная, — сказал Сварог. — Даже если учесть, сколько таких заведений и работают они, как сообщает путеводитель, восемнадцать часов в день. По сравнению с игорными домами, хорошими ресторанами и «веселыми танцами» — равно как и сетью борделей, я уверен — сущие пустяки. Значит, тут есть другой интерес. Видеозапись танца можно растиражировать и продавать любителям, а отдельные кадры — в виде фото в соответствующие газеты. Вот тут уже совсем другие деньги. Эти типы, как я понимаю, тебя на работу усиленно приглашали?

— Ну да, — весело сказала Яна. — И приличные деньги сулили. Я все визитные карточки сохранила, как-никак тоже трофей, нас любые мелочи должны интересовать…

— Правильно мыслите, рядовой, — сказал Сварог. — Покажи-ка. Так, так, так… Ну да. Три заведения «веселых танцев», три несомненных борделя, похоже, из дорогих… ого! Еще и киностудия «Альмиона» — тоже никаких неясностей. Наверняка не все избранницы удачи оказываются такими благонравными, как ты. Идеальное место, чтобы присматривать кадры. Теперь-то я понял, в чем их принцип отбора заключался: они попросту не пускали сюда компании без женщин, на кой им такие? И старушенцию какую-то бодренькую завернули… Отбирают красоток, что тут непонятного…

— Как же тогда Кабиния сюда попадала? Целых четыре раза?

— Ну, вероятнее всего, в компании, где были молодые красотки, — сказал Сварог. — А вот никакой «удачи» наверняка и нет. Голову могу прозакладывать: с колесом — чистейшей воды жульничество. Быстренько высматривают самую красивую и останавливают колесо на номере ее столика. На Таларе в иных игорных притонах есть подобные «крутилки», разве что настольные — и там давно насобачились с хитрыми приспособлениями, останавливающими стрелку на нужной цифре. А уж здесь-то, где техника повыше… — он посмотрел на цепочку. — Как я понимаю, прибыль идет достаточно жирная, чтобы раскошелиться на настоящее золото — должно окупаться…

— Если хочешь, я ее выброшу, — быстро сказала Яна.

— Да зачем? — пожал плечами Сварог. — Оставь на память. — И широко улыбнулся. — А знаешь, вдруг обнаружилось, что у тебя есть куча профессий, которыми в случае чего можно честно заработать на хлеб без всякого грабежа судостроительных магнатов…

— Да ну тебя! — отмахнулась Яна и спросила вкрадчиво: — А ты ведь не отворачивался? Ясно, что нет…

— Ну, у меня же развито эстетическое чувство…

Яна придвинулась, шепнула на ухо:

— Хочешь, как-нибудь станцую для тебя одного? Одна моя подруга часто танцует для своего… друга. Обоим нравится.

— Имен я у тебя не спрашиваю, — усмехнулся Сварог. — Сам их прекрасно знаю.

Ну конечно, Канилла, кому же еще? Абсолютно в ее стиле.

— Хочешь…

— Хочу, — сказал Сварог. — Что ж душой-то кривить? Ладно, давай о деле. По-моему, операция закончилась удачно. Сделали все, что могли в данных обстоятельствах. Кое-какой плацдарм обеспечили. Еще немного поработать — и можно засылать через Саваджо агентов по стране. Крутить операции посерьезнее. Согласна?

— Абсолютно, командир. Вдобавок…

Она вдруг замолчала, лицо стало чуточку обеспокоенным.

— Что? — встревоженно спросил Сварог.

— Опасность слева, — негромко сказала Яна. — Не особенно и серьезная, пустяк, в общем, но она приближается…

Сварог посмотрел в ту сторону. Слева подплывал длинный роскошный автомобиль, сверкавший темно-вишневым лаком.

— Это?

— Ага.

— Люди или нечто другое?

— Люди, — сказала Яна. — Четверо. Пустяки.

— Если что, гаси их без команды. Пора убираться.

— Есть, командир…

Сварог привычно подобрался, без особых эмоций — бывали в переплетах и похуже…

Машина плавно затормозила напротив лавочки, распахнулись две дверцы, вылезли трое и неторопливо направились к ним. Рослые, крепкие, элегантно одетые ребятки — и дурная роскошь определенно присутствует: массивные золотые браслеты и часы, перстни с камнями (какие в родном мире Сварога звали «цыганскими»), в галстучных заколках — безусловно не стекляшки, но камни опять-таки вульгарно крупные. Дурновкусие высокого полета. Что интересно, костюмы, рубашки и галстуки у всех разные, а вот шляпы, все три, совершенно одинаковые: черные с белыми лентами вокруг тульи, поля поуже, чем предписывает здешняя мода… Кого еще черт принес?

Тот, что вылез с сиденья рядом с водителем, остановился перед Сварогом:

— Далер, можно вас на пару слов?

Характерная такая физиономия: наглая, уверенная в себе, украшенная коротким шрамом на скуле. Здешние «ночные портняжки», а? Ну, это даже и несерьезно… Водитель остался за рулем — тоже не сложность…

Сварог спокойно встал и отошел следом за незнакомцем на пару шагов. Встал так, чтобы краешком глаза наблюдать за Яной — один из стоявших над ней что-то тихо говорил, судя по ее лицу, не самые приятные вещи.

— Ну? — просил Сварог.

Он был совершенно спокоен: магии у него не осталось никакой, но никуда не делись ухватки десантного майора из прошлой жизни, отточенные уже здесь тренировками при первой возможности. Так что — не противник. Да и Яна рядом…

— Парень, как у тебя со здравым смыслом? — спросил незнакомец.

— Да вроде не жалуюсь, — сказал Сварог. — Имеется ровно столько, сколько нужно для жизни.

— Вот и ладненько. Чего тогда калиткой хлопать взад-вперед, давай сразу к делу. Понимаешь, хозяин только что был в «Грации». Очень ему понравилось, как твоя девочка танцует…

— Что за хозяин такой?

Незнакомец небрежно, картинно отвел полу пиджака. Ну да, скучно даже… Под мышкой у него висела коричневая кобура, откуда торчала внушительная рукоять черного пистолета.

— Но ты понял, турист?

— Понял, думается мне, — сказал Сварог.

— Умница… Это наш город, усек? Или не веришь?

— Отчего же, — сказал Сварог.

— Ну, ты и вовсе башковитый… Короче, хозяин хочет, чтобы твоя девочка съездила к нему потанцевать и все такое. Отказывать хозяину не принято, иначе что это за хозяин? Однако имей в виду: хозяин строгий, но справедливый, — он извлек пухлый бумажник и выразительно похлопал им по ладони. — Сколько тебе отстегнуть? Тут у меня много… Что притих? Прикидываешь, сколько тебе надо для полного счастья, или ерепениться будешь?

— Я еще не решил, — сказал Сварог.

— Решай побыстрее. А то хозяин у нас справедливый, но строгий. У нас тут порой туристы пропадают, как не было… Ты откуда? — он ловко выдернул из нагрудного пиджака кармана Сварога «карточку гостя». — А, вот ты откуда… Еще лучше. Провинциалов из такой глухомани ищут и вовсе вяленько, точнее говоря, совсем не ищут, если намекнуть кому следует…

— А ваш хозяин, случайно, не просил, чтобы ему Тарина Тареми спела? — спросил Сварог с невинным видом.

— Ты не умничай! — прикрикнул «ночной портной». — Что-то ты слишком умный для Токбалата…

Сварог видел, что собеседника удалось уязвить: здешний «хозяин», очень может быть, и не прочь бы пригласить Тарину Тареми «спеть и все такое», — но у нее должен быть столичный продюсер столь высокого полета, что провинциальных «хозяев» в бараний рог скрутит, не особенно и напрягаясь. И охрана у нее должна быть серьезная…

— Короче, слушай расклад, — сказал бандит. — Хозяин не зверь и честно платит, когда это надо. Сейчас я тебе отслюню, сколько скажешь, потом отвезу в приятное местечко, где будешь развлекаться, как душе угодно за счет заведения. Туда и девочку твою подвезут, куда она денется. Тоже с деньгами в сумочке. Ну, решай в темпе. Обручальных перстеньков я у вас что-то не вижу. А если у вас романтическая любовь или что-то вроде, ты так и скажи, я тебе еще добавлю. Хозяин как раз не любит явных шлюх… Ну?

Краешком глаза Сварог видел, что Яна уже стоит, и один из «черных шляп», взяв ее за локоть, не грубо, но настойчив подталкивает к распахнутой дверце машины, а второй поигрывает блестящим стилетом, прикрыв его полой пиджака.

— Ну?

— Кота за хвост тяну, — ответил Сварог в рифму.

И ударил — коротко, жестоко, в полную силу. Добавил с левой. С удивленным оханьем и стоном бандит рухнул, как сноп. Сварог нанес ему короткий удар ногой — уже из чистой вредности, там и так все было в порядке.

Развернулся к Яне. Но и там все было в порядке: оба верзилы механическим шагом заводных игрушек прошли к скамейке, уселись бок о бок и, откинув головы на выгнутую спинку, закрыли глаза. От машины той же деревянной походкой к ним шел водитель. Ушибленный Сварогом вдруг задергался, словно его поднимали на невидимых веревках, и, не открывая глаз, явно все еще пребывая в бессознательном состоянии, кое-как утвердился на ногах, вовсе уж дерганой, вихляющейся походкой добрался до скамейки, где и успокоился рядом с дружками.

Сварог быстро огляделся. Машин проезжало мало, а прохожих не было вовсе. Они двое и мирно спящая на скамейке четверка — картина, конечно, не из обычных, но и не столь уж поразительная, чтобы заставить кого-то забеспокоиться и звонить в полицию. Вообще, где бы ни происходило дело, в чужие сцены из ночной жизни благоразумные люди стараются не вмешиваться, особенно в насквозь непонятные. Ну, а если проедет полиция… Вряд ли наглец преувеличивал: у таких вот «хозяев» и в полиции все схвачено. И все равно, самое время убираться…

— Ну, ты как? — спросил он.

Яна с улыбкой пожала плечами:

— Ерунда. Все равно, что тебе кошку ногой пнуть. Поехали отсюда?

— Поехали, — сказал Сварог. — Вещички сложи на заднее сиденье.

Он приоткрыл водительскую дверцу, заглянул: ага, ключ зажигания на месте. Подумав, вернулся к скамейке, снял шляпу со своего незадачливого собеседника и без малейшей брезгливости надел — это, несомненно, нечто вроде мундира у военных, дополнительный штрих к картине, да и номера наверняка «с фокусом», знаем мы эти штучки…

Яна уже уложила вещи и сидела в машине. Сев за руль, Сварог наклонился и открыл бардачок. Там лежал еще один солидный черный пистолет. Без колебаний Сварог распахнул дверцу и закинул его под машину — а на кой он нужен? Включил зажигание и под тихий мерный рокот мощного мотора двинулся с места, свернул направо и поехал себе, не торопясь. Здешних правил движения он не знал, но вряд ли они так уж особенно отличались от тех, что остались на покинутой им Земле. За все время, что они здесь пробыли, он ни разу не видел, чтобы полицейские тормозили машины. Денег хватит на тысячу штрафов, к тому же — черная шляпа с белой лентой и, как уже думалось, не исключены номера с фокусом… Сойдет. Не такой уж и долгий путь предстоит. Вот только…

Увидев подходящее местечко — такую же тихую аллею с причудливо подстриженными кустами и скамейками, только липовую, — он аккуратно притер машину к тротуару и выключил мотор.

— Что? — спокойно спросила Яна.

Сварог перегнулся к заднему сиденью, полез в пластиковую сумочку из книжного магазина:

— Посмотрю карту. Честно говоря, совершенно не представляю, где мы есть…

Вклеенная в путеводитель карта была не из бумаги, а из тончайшего крепкого пластика. Очень подробная карта: условными значками обозначены практически все указанные в путеводителе «достопримечательности». Что-что, а читать карты он умел…

— Так, значит… — бормотал он под нос. — Вот это — «Грация», та самая, под номером четырнадцать, это та самая аллея… Мы стало быть, вот здесь… Сюда, сюда, а дальше по прямой…

Аккуратно свернул карту и спрятал путеводитель в сумочку. Удовлетворенно сказал:

— Порядок. Поедем как по ниточке. Что ты так смотришь?

— Ты, правда, не сердишься? — спросила Яна, отведя глаза… — За… «Грацию»…

— Ничуть, — сказал Сварог. — Лишь бы ты не вздумала претворять в жизнь другие привычки бабушки Агнеш…

Реакция оказалась неожиданной: Яна подалась к нему, схватила за лацкан и возмущенно воскликнула:

— Никогда больше не смей такого говорить! Я твоя и только твоя!

Она так сверкала синими глазищами, что Сварог почувствовав себя виноватым. Удивительные все же существа женщины: поозорничают не по-детски, а потом как-то так незаметно оказывается, что ты сам и виноват…

— Не буду, — сказал Сварог. И, вспомнив о том конверте, подумал, что последнее слово все же останется за ним…

Отпустив его лацкан, Яна откинулась на спинку широкого кожаного кресла, не отрывая от него головы, повернула к нему лицо. На губах играла легкая лукавая улыбка:

— Если еще раз такое услышу, если ты во мне засомневаешься… Сошлю на Сильвану.

— Твое право, — сказал Сварог. — Только, я тебя умоляю, непременно в Гурган. Говорят, там самые красивые девушки на Сильване.

— Вот потому и будет тебе не Гурган, а Баланайские острова.

— А что там? — с любопытством спросил Сварог.

— Жуткая дыра, — сказала Яна. — Я там из любопытства была один раз — посмотреть, как разделывают кита. Несколько убогих деревушек, рыбаки и китоловы — примитивный народец, жены-толстухи, дочки какие-то корявые… — и добавила язвительно: — Говорят, там самые некрасивые на Сильване девушки.

— Твое право, — повторил Сварог. — А тебе не приходило в голову что я, еще не попав на Сильвану, сумею тебе отомстить полной мерой? Так, что не умру от тоски и среди баланайских девушек?

— Это как? — с любопытством спросила Яна.

— Элементарно, — сказал Сварог. — Тебе, чтобы добраться до своей Большой печати, придется лететь в Келл Инир, а мои, в том числе и хелльстадская, в Латеранском дворце. Пока ты долетишь, будут готовы и припечатаны два указа. Одним я тебя лишу титула королевы Хелльстада, а вторым с тобой разведусь. И потеряешь ты корону и митру, которыми пугаешь придворную шушеру в Келл Инире…

Поддерживая игру, Яна самым серьезным тоном спросила:

— А это будет законно?

— Ну, вообще-то вряд ли, — подумав, сказал Сварог. — Точно прописанных законов у меня в Хелльстаде на сей счет нет. Но плохо ты знаешь моих орлов из тайной полиции. Они задним числом в два счета состряпают что-нибудь чертовски убедительное: ну, скажем, ты хотела продать Хелльстад какому-нибудь Вольному Манору, предварительно распродав поштучно глорхов снольдерским и лоранским зоопаркам… Уж они придумают.

Яна вздохнула с наигранной печалью:

— Мать-Земля, за каким низким интриганом я оказалась замужем…

— Ты первая начала, — сказал Сварог. — Сошлет она на Сильвану да вдобавок на Баланайские острова…

— Я больше не буду, — сказала Яна.

Улыбаясь, медленно закрыла глаза. Сварог потянулся к ней. Недолгие взаимные угрозы закончились поцелуем. Авторы исторических хроник обычно не посвящены в такие детали…

Внезапно Сварог сразу почувствовал, что-то резко изменилось. Яна словно одеревенела в его объятиях, воздух будто сгустился вокруг, стал каким-то неприятным на вкус.

Сварог отодвинулся. Яна сидела на краешке сиденья, напряженная, прямая, как деревянный уард в лавке торговца сукном.

— Что? — тихонько спросил Сварог.

Она медленно повернула голову. Глаза были какие-то странные, на лицо наползала бледность.

— Нужно побыстрее уезжать, — сказал она каким-то жестяным голосом. — Меня кто-то ищет… или что-то. Я не могу объяснить словами, нет таких слов… Словно сверху упал сильный луч прожектора и шарит по окрестностям…

— Оно тебя нащупало? — быстро спросил Сварог.

— Пока нет. Но старательно ищет…

Не раздумывая, Сварог рванул машину с места и уверенно погнал к выезду из города. «Доигрались, — смятенно подумал он. — Сколько раз она пускала в ход Древний Ветер? Значит, здесь и такие вещи кто-то отслеживает, не зря же в правилах поведения для туристов упоминался некий Огненный Шатер. Может быть, это и не инквизиция в ее классическом виде — каковой, положа руку на сердце, и является Сварогова Багряная Палата. Все-таки общество довольно развитое, в новостях о деятельности какой бы то ни было церкви не упоминалось ни разу. Секретная военная лаборатория, старательно отлавливающая людей с магическими способностями и использующая их в своих целях? Коли уж на Таларе тайная полиция до такого давным-давно додумалась… Такая лаборатория, пожалуй, будет похуже инквизиции…»

Близилось к рассвету, ночная жизнь города утихала. Автомобилей на улицах осталось совсем мало, и Сварог то и дело превышал дозволенную скорость там, где не видел полицейских машин (не так уж трудно было в первый же час опознать соответствующие знаки — те же цифры, только не в белом круге с красной каймой, а черные в желтом треугольнике вершиной вниз, с черной же каймой, ничего сложного…)

Временами он поглядывал на Яну и с радостью видел, что на ее щеки понемногу возвращается румянец. Она уже сидела, свободно откинувшись на спинку.

— Потеряло? — спросил он.

Она кивнула:

— Потеряло. Шарит где-то в стороне, уже далеко позади. Сбилось со следа.

— Тебе так и непонятно, что это такое?

— Непонятно, — сказала Яна. — Одно ясно: это не другой Древний Ветер, иначе выглядело бы… А это… Непонятно. Не похоже, что очень уж сильное, просто какое-то… неприятное.

— Учтем и его… — сказал Сварог. — Да, а та четверка? Когда проснутся утром, ничего не будут помнить?

— Не совсем, — сказала Яна с легкой улыбкой. — Такое выглядело бы подозрительно: у четырех человек вдруг отшибает память на несколько часов… Они просто будут помнить, что зверски напились в каком-то кабаке, болтались по другим, с кем-то дрались, машину где-то потеряли…

— Молодец, — сказал Сварог.

— Рада стараться, командир, — ответила Яна.

— Ага, вот уже и выезд, — сказал Сварог. — Про ящик помнишь?

— Конечно.

На выезде, на всех трех полосах, тоже стояли пузатые ящики — ну да, таксист, когда разболтался обо всем на свете, упоминал: если приезжие уезжают за город, им ставят в карточку какой-то штамп, действительный в течение суток. Не обернешься вовремя — придется получать новую (что, в общем, не напряжно).

Сварог исправно сбавил скорость — он так и не уточнил у таксиста, тормозят ли на выезде местные машины, кто же знал что покидать город придется на «собственных» колесах?

Полицейский у ящика на их полосе сделал движение, словно собирался их тормознуть, но в последний момент неуклюже сделал вид, что прохаживается просто так — и отвернулся. Ну да, в свете уличных фонарей прекрасно можно было рассмотреть за лобовым стеклом черную шляпу с белой лентой на голове Сварога — а может, и насчет номеров он догадался правильно.

Оказавшись за городом, он притоптал газ. Оставались сущие пустяки.


Глава VI ОТЗВУК БЫЛЫХ ВЕКОВ | Алый, как снег | Глава VIII СТЕНА И НОЧНЫЕ КАВАЛЬКАДЫ