home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VII

Смотрины, стало быть, у них…

— Наверное, прежде всего мне следовало бы перед вами извиниться? — спросил Сварог. — Как-то неловко на душе: я дал слово короля, что прибуду к вам в определенный срок, но сдержать его не смог… Правда, у меня были уважительные причины: задержался по приказу императрицы…

Барон Лог Дерег из кресла не поднялся, но принял такую позу, словно вытянулся по стойке «смирно».

— Вы чересчур добры ко мне, ваше величество, — сказал он, честное слово, с ненаигранным пафосом. — Мне попросту не подобает принимать извинения от короля, тем более что причины у вас и в самом деле уважительнейшие: приказ ее величества…

Интересно, подумал Сварог. Налицо некая раздвоенность мышления. Там, внизу, свою королевскую фамилию они в грош не ставят, но здесь он держится совершенно иначе. Скорее всего, привычка к четко выраженной вассальной пирамиде, которая у него не впервые проявлялась. Если они всерьез, без обмана собираются мирно — пока что мирно — поселиться наверху, он наверняка уже просчитал, что в первую очередь будет моим васалом, а уж во вторую очередь — вассалом Империи. И настраивает себя на соответствующий лад. Интересно, каковы остальные семеро, члены этого чертова дэнго. Не спросишь же напрямую…

— Я понимаю, заботы у вас… и у императрицы были нешуточные, — продолжал барон. — Вот кстати, примите мои поздравления. Вы блестяще провели операцию в Акобаре. Я еще не знаю очень многих подробностей, но по тем, что уже известны, и по косвенным данным ясно, что операцию вы провели отлично…

— Я надеюсь, это не огорчило вас и ваших… соратников? — дипломатическим тоном спросил Сварог. — Возможно, вы строили далеко идущие планы касательно Брашеро…

— Далеко идущие планы мы строим в отношении вас, ваше величество, — сказал барон. — У Брашеро были собственные планы переустройства мира — он был со мной достаточно откровенен.

Мы его, никаких сомнений, интересовали лишь как временные союзники в борьбе за власть. Потом он от нас, несомненно, постарался бы как можно быстрее избавиться… предварительно выкачав наши научные и технические достижения. Ни в каком другом качестве мы его не интересовали. Вы — совсем другое дело, ваше величество. Конечно, нам с вами, как людям… воспитанным, следует избегать излишней… конкретики, но кое-какие намеки допустить можно, я думаю. У вас совершенно другие планы, — он бросил мимолетный взгляд на парадный портрет Яны, нисколько не скрывая этого от Сварога. — Не думаю, чтобы вас интересовали наши научные и технические знания. А вот надежные союзники в осуществлении ваших планов вам безусловно не помешают…

Сделав уклончиво-равнодушную физиономию, Сварог ласково подумал: вот сукин кот… Уже не первый раз намекает, что в общих чертах «планы Сварога» ему известны, понятны и, в общем, встречают одобрение. Всерьез полагает, что Сварог стремится тем или иным способом воссесть на трон Империи — и о многом судит именно с этой точки зрения. Исходная версия глубоко ошибочна, но все дальнейшие рассуждения, вытекающие из нее, глубоко логичны: в самом деле, лелей Сварог мечты стать Императором Четырех Миров, крепкое государство Токеретов на Харуме оказалось бы и впрямь неплохим союзником. А дальше уж игра пошла бы на опережение: и при таком обороте Токереты стали бы рано или поздно подозревать, что новоиспеченный император в конце концов с ними разделается или, по крайней мере, приведет в состояние, при котором они будут совершенно не опасны. Но, как любой на их месте, постарались бы либо опередить, либо как-то попробовать надежно себя обезопасить. Ладно, не стоит ломать голову над хитросплетениями, которые никогда не наступят: Сварог вовсе не собирался не то чтобы брать их в союзники, вообще помогать переселиться наверх. Совсем другую он перед собой поставил задачу…

— Ну что же… — сказал он, — если уж разговор не прямой, но достаточно откровенный, могу признаться: союзники мне и в самом деле не помешают. И нужны будут, в отличие от Брашеро, очень долго.

— Не сомневаюсь, ваше величество, — склонил голову барон.

Нет, он сейчас не врал — но все же сомневался. Ничего удивительного: они там, внизу, весьма неглупы, несмотря на отсутствие душй. В таких играх стороны никогда не доверяют друг другу полностью. Чего стоит услуга, которая уже оказана? Любой выскочка, утвердившись на троне Империи, постарался бы со временем отделаться от слишком сильных союзников. Вообще говоря, в такой ситуации узурпатор постарается обойтись вовсе без равноправных союзников, цинично выражаясь, ни к чему они в столь серьезном деле. Любому властелину нужны только подчиненные, любой союзник будет временным. Не нами это заведено, не на нас и кончится… Азбука.

— Ну, теперь все позади, — сказал Сварог. — Все успокоилось, противник разбит, остатки выловлены, ситуация полностью под контролем. Теперь самое время к вам отправиться… если вы не передумали, конечно, — добавил он, тоном давая понять, что шутит.

— Ничуть, ваше величество, — улыбка барона означала, что шутку он понял и оценил. — Мы не настолько легкомысленны, чтобы «передумать». Проект «Нормальный размер»— слишком серьезное, обширное и на годы вперед просчитанное предприятие… — как ни владел он собой, Сварог чувствовал искреннее нетерпение. — Когда мы могли бы ожидать вас и ваших спутников?

— Через сутки, я Думаю, — сказал Сварог. — Гостеванье мое у вас наверняка затянется на несколько дней? Вот видите… Нужно позаботиться, чтобы все эти дни повседневные дела отличным образом крутились без моего надзора и присутствия. Нет никаких конкретных угроз, просто толковый хозяин, покидая имение, непременно даст подробнейшие указания управляющему…

— Я понимаю, ваше величество, — заверил барон. — Я и сам принимаю схожие меры на время отсутствия, мне часто приходится отлучаться сюда. Правда, мое хозяйство гораздо скромнее вашего, но принцип, смею думать, тот же…

— Вот именно, — кивнул Сварог. — Да вдобавок двое из моих спутников — тоже коронованные особы, им следует обеспечить свои указания… Словом, если отсрочка на сутки ничему не мешает и вас полностью устраивает, самое время поговорить о деталях?

.. Когда дверь кабинета бесшумно затворилась за бароном, Сварог коснулся правого уголка стола, повернулся к закатной стене кабинета. Моментально растаяли гобелены с охотничьими сценами, двумя высокими фарфоровыми вазами в искусной сине-серой росписи, настенные светильники в виде синих шаров — точнее, все это обнаружилось уардах в пяти подалее. А в пространстве меж настоящей стеной и ее иллюзией у изящного столика сидели Яна со старухой Грельфи. Яна, сразу видно, ни к чему на столике не притрагивалась — а вот старая колдунья успела прикончить стакан «Драконьей крови». Она фыркнула, перехватив многозначительный взгляд Сварога на малость опустевшую бутылку:

— Не беспокойся, твое величество, ум никогда не пропью, особенно когда дела серьезные…

— Да я и не беспокоюсь, — искренне сказал Сварог, — Я и себе, пожалуй что, налью стаканчик в честь благополучного завершения переговоров… — он подошел, сел в свободное кресло, взял синюю пузатую бутылку с пестрой этикеткой и выпуклым силуэтом дракона. — Ну вот, мои милые дамы, вы были свидетельницами… Ваши компетентные замечания? Вита?

— Древнего Ветра он не чувствует совершенно, — легонько пожала плечами Яна. — И доверяет тебе… в разумных пределах. Вот и все, пожалуй… А души у него и правда нет. Пустота…

— Кто бы сомневался… — проворчала Грельфи. — Нет у них души, я еще когда говорила… Значит, и магии ни капельки нет. Для магии необходима душа, для светлой — светлая, для черной, соответственно, черная. Конечно, нет твердого деления на черное и белое, случаются разные там пересечения-переплетения, отступления от канонов и прочие мелочи. Вот только основа незыблемая: для магии необходима душа. Этот, сами знаете кто, тоже ведь кое-какие умения отдает исключительно в обмен на душу. А значит, Токереты ему совершенно без надобности, как купцу в лавке — нищеброды с пустым кошельком… Так что у тебя там будет одной опасностью меньше — и то хлеб…

— Действительно, — серьезно сказал Сварог. — Ну что же, вроде бы все обговорено, Странная Компания уже съехалась… Вита, по-моему, ты явно нетерпеливо ерзаешь…

Она улыбнулась чуть смущенно:

— Так и тянет пойти в ту комнату. Сугок еще не прошло, но половина их все же минула, у Элкона наверняка есть что-то новое…

— Ну, ступай, — усмехнулся Сварог. — У тебя все равно нет никаких дел, счастливица ты этакая. Да, пароль сегодня — «Боярышник».

Она обрадованно вскочила, простучала позолоченными каблучками к выходу. Вот и отлично, подумал Сварог. Пусть торчит там, сколько ее душеньке заблагорассудится, лишь бы не сидела в уголке с этим своим трагическим взором, исполненным беспокойства: с одной стороны — приятно, что о тебе беспокоятся, что есть кому, с другой — все же напрягает, как ни пытается она свои чувства скрыть, не всегда и получается…

— Вот кстати, — сказал Сварог. — Что вы об этом окне думаете?

Часа два там провели, многое осмотрели…

— А ничего не думаю, — чуть уныло призналась Грельфи. — Потому что сказать нечего. Я этого окна не понимаю, и все: тут. Никогда раньше ни с чем подобным не сталкивалась, слыхом не слыхивала. Яна ведь тоже не понимает, что оно такое?

— Не понимает, — признался Сварог.

— Вот видишь. — Даже с Древним Ветром не понимает, куда уж мне, убогой, в сто раз ее послабже… Магии там, точно, нет ни капелюшечки, а больше ничего и сказать не могу…

— Ладно, это, в конце концов, не так уж важно, — сказал Сварог. — Меня гораздо больше интересует кое-что другое. Позарез нужно одно заклинание. Токеранг — часть Хелльстада, а значит, и там магия ларов, обращенная вовне, действовать не будет. Хелльстадская, конечно, сработает, я проверял — но в хелльстадском наследстве того, что мне нужно, нет… Заклинание, понятно, должно быть из прошлого, из тех времен, когда апейрона не было…

Выслушав Сварога, старуха особенно не раздумывала. Преспокойно кивнула:

— Я-то думала, нужно чего посложнее, а ты, твое величество, описываешь чистой воды «столбняк». Оно вообще-то редко теперь попадается, из полузабытых, но вот к особенным искусствам его никак не отнесешь. Мигом тебе его напишу, вызубрить легко. Вот только сразу должна тебя предупредить… С давних пор говорят, что оно старое, доштормовое. Но пару раз случалось, и что по поводу других ошибались, хотя говорили то же самое. Правда, ошибались далеко не всегда… В общем, я тебя честно предупреждаю заранее, чтобы чего не вышло: полной уверенности, что оно доштормовое, у меня нет. Ты это учитывай.

— Учту, — нетерпеливо сказал Сварог. — Вот бумага и стилос, пишите, в случае чего вины на вас нет…

…К его приходу все, конечно, успели пропустить по паре стаканов, но делу это не помешает — не те у него подобрались сподвижнички, чтобы от пары стаканов поплыть умом и сообразительностью…

Он занял место во главе стола с таким видом, чтобы всем сразу стало ясно: никаких шумных приветственных воплей и тем более прочувствованных объятий. И они поняли, вмиг: Бони, совсем было собравшийся вылезти из-за стола с распростертыми объятиями, быстренько опустился на место, посерьезнел. Остальные тоже убрали широкие улыбки с лиц, смотрели выжидательно…

— Я чертовски рад вас всех видеть, — сказал Сварог. — На том и закончим лирику. Дело не терпит.

Он разглядывал старых сподвижников: нельзя сказать, чтобы изменились особенно, но все же за эти годы стали чуточку другими, во многих смыслах. Бархат и парча, тисненый шелк и кружева, ордена-медали, в том числе имперские, дворянские перстни с коронами (и две незримо присутствующих королевских короны), и Бони чуточку раздобрел, и Паколет больше не похож на худющего карманника с окраины, со впавшими щеками (даже усы не прежние кошачьи, а вполне пышные), и на остальных сказалась жизнь в благополучии и покое…

— Что за дело? — спросил Шедарис.

По-прежнему с капитанским шитьем на зеленом егерском мундире — Сварог давно уже не пытался повышать его в звании, Шег прекрасно помнил о пророчестве Лесной Девы, отбивался руками и ногами…

— Да ничего особенного, — сказал Сварог. — Дело где-то даже и житейское. Я через сутки отплываю в Щкеранг, предварительно уменьшившись до их размера. Абсолютно все, посвященные в эту тайну, считают, будто я там буду вести сложные переговоры и добиваться результата, который устроил бы обе стороны. На самом деле, я перед собой поставил совершенно другую задачу: расшибиться в лепешку, но постараться выжечь там все дотла. Чтобы ничего живого не осталось. Кое-какие наметки есть, хотя все пока что виламй на воде писано… Вот такое дело.

Он замолчал, потянулся к бутылке, присутствующие тоже молчали, не выказывая особых эмоций — только Леверлин чуть подался вперед, с отрешенно-хищным лицом: Сварог знал, что за картина стоит сейчас перед глазами у бывшего студента, а ныне полноправного мэтра Сословия Совы (правда, пока что не занимавшего никакой должности где бы то ни было)… Судя по этому лицу, на Леверлина можно было полагаться полностью, не говоря уж о Маре.

— Так-так-так. — протянул Бони, одним глотком прикончив стакан золотистого ратагайского. — Лопни мои глаза, командир, ты как-то неправильно себя держишь. Обсказал, в чем дело, и молчишь, как монах-кордианец. По уму, тебе бы надо тут же продолжить: мол, всем завтра собраться там-то и там-то. И уточнить: свое оружие с собой брать, или там нужное выдадут…?

— А ведь действительно, командир, — тихо сказала Тетка Чари. — Как-то ты по-другому держишься, не так, как в старые времена… Ты что, нас не зовешь?

— Исключительно по желанию, — сказал Сварог, глядя в стол.

— Чего-о? — Бони взмыл, с грохотом отодвинув тяжелое кресло. — Это что за новости такие? «По желанию…» Уж прости на худом слове, но я тебе скажу, как король королю: зараза ты, командир! Ты, значит, туда, а мы, значит, здесь? Ну, ты отчебучил!

— В самом деле, неладно как-то все выходит… — негромко произнес Паколет.

Сварог, все так же глядя в стол, негромко сказал:

— Да понимаете ли… Время течет… и людей иногда меняет. Мало ли что, мало ли у кого может сейчас быть на уме. Вдруг кто-то решил, что с него хватит прежних дед, а я никого неволить не хочу. Все вы теперь люди благополучные, жизнь устоявшаяся…

— Да чтоб тебя! — рявкнул Бони так, что Сварог невольно поднял голову и встретил его яростный, упрямый взгляд. — Ты что несешь, командир? Ну-ка, покажись, кто тут считает, будто его неволят? Неужто ж средь: нас сыщется такая гнида?

И на кого бы Сварог ни смотрел, встречал тот самый яростный и упрямый взгляд.

— Сто раз прости, командир, но ты сейчас чушь спорол… — сказал Шедарис.

— Чушее не бывает, — убежденно поддержала Тетка Чари.

Под их осуждающими взглядами Сварог даже слегка смутился.

И к сердцу прихлынула этакая теплая волна.

— Ну? — требовательно спросил Леверлин. — Куда приходить и с чем?

Сварог, не будучи юной гимназисткой, не мог умилиться — просто на душе было тепло. Эти взгляды, эти выражения лиц…

— Командир, — сказал Шедарис, — мы ж не романтичные юнцы и девочки, чтобы приключений искать. Просто дело нужное, других у тебя и не бывает. И чтобы — без нас? Оскорбляешь…

— В жизни так не оскорблял, — добавил Паколет.

— Ну, извините, черти и чертовки, — сказал Сварог в некотором конфузе. — Просто лезут в голову всякие мысли… Вот и подумал еще, что отяжелели чуточку…

— Кто отяжелел? — возопил Бони, окончательно вылез из-за стола, распахнул роскошный бархатный камзол с золотым шитьем и одним рывком задрал рубашку из дорогонького тончайшего полотна с корремайскими кружевами. — Я, конечно, не прежний тополечек, чего уж там, но вот ты сам скажи: похожу это на брюхо?

Сварог присмотрелся. Действительно, король Игрира и прочая, и прочая никак не походил уже на прежнего поджарого крестьянского парня, животик наметился — но о брюхе и речь не шла.

— Похоже? — настойчиво повторил Бони.

— Ничуть, — сказал Сварог.

— Вот то-то. Считай, каждое утро, сколько бы ни выпито накануне, трусцой пробегаю пяток лиг от замка и обратно. И поднимаю ту старую пушечку — помнишь, я тебе говорил? И с пулеметом, что ты тогда на день рожденья подарил, занимаюсь регулярно.

Знал бы заранее, припер бы парочку досок, на которых я пулями и свой полный вензель выписываю, а он у меня заковыристый.

Тетка Чари хмыкнула:

— Знаешь, командир, и я, пусть не каждый день, но балуюсь и с тем, и с этим, чтобы старые навыки не терять.

Про Шега я уж и не говорю — он на службе, так что сам понимаешь…

— А главное, до сих пор не генерал, — широко ухмыльнулся Шедарис. — Так что терять нечего.

— Короче, командир, — сказал Бони, небрежно запихивая рубаху в штаны. — Ты извинился чин-чином, так что проехали и забыли; Все по-старому, верно я говорю?

Его поддержали одобрительными возгласами и энергичными кивками. Порядок, чуть ли не растроганно подумал Сварог. Скотина я все же, что вздумал в них усомниться, не те люди…

Обретя полную уверенность в былых сподвижниках, чуточку еще маясь легким стыдом, он поднял голову. На всех лицах читалась яростная готовность лезть в зубы к любому черту.

— Короче, командир, — повторил Бони. — Куда приходить, и во сколько?

— Да никуда не надо приходить, — сказал Сварог, улыбаясь. — Уже пришли. Правда, через часок улетим в Хелльстад, так оно будет лучше всего — никому не станем мозолить глаза. Если уж все по-прежнему, слушайте боевой приказ: больше ни глоточка. Мне нужно, чтобы вы эти сутки до седьмого пота потренировались в стрельбе из пистолетов и автоматов. «Рагаарок» стоит в Хелльстаде, и там неплохой арсенал. Я уже распорядился оборудовать в Велордеране стрельбище. Призовыми стрелками это вас, конечно, не сделает, но все же чуточку подучитесь…

— Так, — спокойно сказал Шедарис. — А мечи и прочий холодняк?

— Там ничего этого не понадобится, — сказал Сварог уже насквозь деловым тоном. — У них в ходу исключительно огнестрельное, холодняк, насколько мне известно, таскают только при парадной форме…

— Что, и ножей брать не надо? — уточнил Паколет. — Бони с пулеметом, а я по старой памяти все еще холодняком разминаюсь… И неплохо получается…

— Пожалуй что, возьми, — чуть подумав, сказал Сварог. — Вдруг да пригодится…

— Это что же, — фыркнул Бони. — Всех нас тоже В крохотулечек оборотят?

— Придется ненадолго, — без улыбки сказал Сварог. — Иначе будешь там слишком заметен. Не бойся, потом и ты сам, и то, чем ты особенно дорожишь, в прежний размер придет…

Смех грянул совершенно такой, как в прежние времена.


Глава VI Встречи и расставания | Вертикальная вода | Глава VIII Он ушел в лихой поход