home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2. Игрок в покер

И снова обратимся к истории Соединенных Штатов, где находятся поучительные примеры на все случаи жизни. Она, эта история, снабдила нас и описанием того, что может произойти, когда к верховной власти в стране приходит марионетка олигархов. Даже в такой стране, где всевластие Первого Лица в достаточной мере ограничено.

Летом 1919 года, когда две основных партии США выдвигали своих кандидатов на президентские выборы, имя Уоррена Гардин-га из штата Огайо даже не значилось в списках потенциал ьных претендентов.

Алиса Лонгуорт, известная журналистка, дочь экс-президента Теодора Рузвельта (дама информированная), впоследствии писала о нем: «Гардинг не был плохим человеком. Он просто был слюнтяем».

А еще он был сердечным другом нефтедобытчиков из компании «Стандарт Ойл», обосновавшейся в том самом штате Огайо, где Гардинг был сенатором. Понятие «сердечный друг» в данном случае означало полностью управляемого человека, на которого вполне можно положиться в разных деликатных делах, сулящих большую выгоду.

Была проведена не особенно сложная комбинация. Появились две крайне примечательные фигуры, лопавшиеся от денег: нефтяной делец Догерти, связанный с компаниями Рокфеллеров и Мел-лонов, и сам глава меллоновского клана, престарелый миллиардер Эндрю Меллон. И предложили руководству республиканской партии простейшую сделку: стулья (то бишь Гардинг) против денег. Для того чтобы покрыть расходы на будущую кампанию, партийные боссы по уши влезли в долги и теперь не представляли, откуда взять деньги, чтобы их заплатить: ровным счетом два миллиона долларов…

Меллон им благородным жестом эти два миллиона тут же выложил. А взамен попросил включить Гардинга в список под номером первым – и проталкивать его в президенты по-настоящему, не жалея усилий.

И Гардинг президентом стал. После чего по столице поползли слухи, что Белый дом превратился в настоящий притон, где новый президент от заката и до рассвета пьянствовал с дружками, решая государственные дела за покерным столом (за Гардингом числилось одно достоинство: умение мастерски играть в покер).

Та самая Алиса Лонгуорт, использовав свои связи, ухитрилась проникнуть в личные апартаменты главы государства:

«До меня доходили слухи, и мне хотелось самой убедиться, насколько они соответствуют истине. Действительность превзошла все эти слухи: комната была набита закадычными друзьями, в числе которых были Догерти, Алекс Мур, Джесс Смит и др., повсюду стояли подносы с бутылками, содержащими все марки виски, какие только можно себе представить (продажа спиртных напитков была запрещена федеральным законом), в руках – карты и мелки для покера; расстегнутые жилеты, задранные на стол ноги и плевательницы на каждом шагу».

Строго говоря, будь дело только в этом – ничего страшного, я думаю. В конце концов есть пословица: «Пей, да дело разумей». Однако все обстояло гораздо печальнее…

Подлинным президентом современники открыто называли Джорджа Харви – человека, не занимавшего никаких официальных или выборных постов, но тем не менее могущественного «серого кардинала». Сохранились достоверные свидетельства, что Гардинг, формируя свой кабинет министров, созванивался с Харви, чтобы получить его одобрение.

Министром финансов стал помянутый Эндрю Меллон. И уж тут-то бодрый старичок, олигарх из олигархов, развернулся! По выражению Артура Шлезингера, началась «веселая грабительская игра»…

Внимание нефтяных компаний США давно привлекали богатые нефтеносные участки на побережье, но по американским законам они считались федеральной собственностью (принадлежали военно-морскому ведомству) и не должны были передаваться в руки частных компаний. Даже аренда не позволялась.

В обход всех и всяческих писаных законов Гардинг в мае 1921 г. подписал распоряжение о передаче участков в штатах Вайоминг и Калифорния в руки частных владельцев. Иначе говоря, – приватизировал.

Но у старины Меллона глаза были определенно больше желудка. Едва став министром финансов, он тут же отменил «Закон о налоге на сверхприбыль», в результате чего господа олигархи, вместе взятые, получили ежегодный выигрыш в полтора миллиарда долларов.

Далее Меллон за четыре года ухитрился вернуть «Меллонов-скому банку» (то есть самому себе) 404 тысячи долларов, ранее внесенных в государственную казну в виде налогов. И с помощью виртуозных махинаций (наши олигархи по сравнению с ним кутята) перекачал из казны на счета своих компаний умопомрачительные суммы. Американские историки экономики до сих пор спорят об их точном размере. Оптимисты пишут, что Меллон хапнул «всего 20 миллионов долларов, пессимисты называют другую цифру – от 200 до 300 миллионов».

(Через несколько лет именно Меллон в период кризиса провернул целую систему махинаций, после которых обанкротилось и разорилось множество мелких и средних дельцов, но вот олигархи ничего не потеряли, наоборот, приумножили денежки.)

Забегая вперед, скажу, что в конце концов Эндрю Меллон все же погорел. Его деятельность на посту министра финансов была настолько скандальной, а казну он грабил настолько беззастенчиво, что американские конгрессмены добились его привлечения к суду. Однако богатый дедушка отвертелся. Ему лишь пришлось покинуть пост министра финансов и от греха подальше отправиться послом в Англию. Вернуть деньги так и не удалось…

Не зря острый на язык сенатор Норрис, когда при подобных же обстоятельствах избежал судебного наказания финансовый махинатор Дохини, горько шутил: «Мы должны были бы провести закон, запрещающий привлекать к сроку за преступление тех, кто имеет в кармане 100 млн. долларов».

Уже упоминавшийся приятель Гардинга Догерти оказался замешан в скандале касаемо афер в авиационной промышленности. Сенатор Уикс, которого Гардинг назначил военным министром, в свое время произнес немало речей с осуждением всевозможных аферистов. Однако, когда Догерти попросил его замять дело компании «Райт-Мартин эйркрафт», Уикс, приложив немало трудов, компанию из-под суда вывел. Хотя имелись неопровержимые доказательства, что она, выполняя один из госзаказов, приписала к счету ни много ни мало пять с половиной миллионов долларов – и получила их до последнего цента. Догерти (министр юстиции у Гардинга) владел двумя тысячами акций означенной компании. Подозреваю, заполучил их, не заплатив ни гроша…

Министр юстиции, как тогда же выяснилось, был замешан в массе махинаций: незаконная продажа лицензий на получение алкоголя, сомнительные связи с биржевыми воротилами, многочисленные отказы привлекать к суду за незаконную коммерцию концерны-монополисты…

Министр внутренних дел Фолл получил взяток в общей сложности на кругленькую сумму в полмиллиона долларов (напоминаю, тогдашний доллар был раз в двадцать «тяжелее» нынешнего). Уже позже, в 1931 г., его все же привлекли к суду и – вот чудо! – отправили за решетку. Но это был чуть ли не единственный высокопоставленный сотрудник администрации Гартинга, угодивший на нары. Остальным везло гораздо больше.

Между прочим, основы грандиозного кризиса 1929 года были заложены как раз при Гартинге. Рассказывать подробно о механизмах и махинациях было бы слишком долго (и скучно), поэтому изложу основное кратко.

Прежняя федеральная резервная система, ведавшая в США выпуском денег, продолжай она существовать, не допустила бы многих из крупномасштабных махинаций. Однако Гардинг уволил ее начальника, своего однофамильца У П. Гардинга, опытного финансиста, державшегося в стороне от Уолл-стрита. И назначил на его место своего приятеля, мелкого дельца Криссингера, ничего не понимавшего в крупных финансовых операциях государственного масштаба. Тот моментально попал под влияние уолл-стритских финансовых олигархов – и понеслось! Взметнулись до небес «пирамиды». Акции одного из банков шли на бирже по 579 долларов, хотя их реальная цена не превышала семидесяти. Тот же банк, «Нэйшнл сити компани», провернул аферу с «перуанским займом». Перуанское правительство выпустило облигации государственного займа на сумму свыше миллиарда долларов – и начало их продавать в США. Эксперты тогда же предупреждали, что эта история откровенно попахивает, и отнюдь не розами: экономическое положение Перу таково, что эти облигации не более чем пустые бумажки, и никаких выплат по ним не дождаться. Однако помянутый банк активнейшим образом распродал облигации (от чего получил приличные комиссионные). Вскоре облигации обесценились до нуля…

И так далее, и тому подобное. Действительно, шла «веселая грабительская игра», не только породившая жуткую коррупцию и многочисленные «пирамиды», но и вызвавшая кризис двадцать девятого года.

Лично для Гардинга все кончилось очень печально…

Газеты подняли шум. Правда, мотивы у них при этом были самые разные – например, денверская газета «Пост», шумно разоблачавшая ту самую аферу с нефтяными участками, моментально заткнулась, когда двум ее владельцам заплатили за молчание 250 тыс. долларов. Собственно, это и был их главный бизнес, ради которого они газету и завели…

Но были и другие, они не молчали, подключались и сенаторы, требовавшие расследования. Скандалов было слишком много, и они получали все большую огласку (истины ради необходимо добавить, что частенько инициаторами тут выступали не «правдолюбцы», а обойденные конкуренты, не имевшие таких связей в Белом доме).

И тут президент Гардинг совершенно внезапно, ни с того ни с сего, умирает. Еще вчера личный врач считал его совершенно здоровым…

Эта смерть вызывает в США подозрения по сей день. Очень уж внезапная кончина, очень странные похороны – скромные, без полагающейся в таких случаях торжественности. Не было ни вскрытия, ни детального медицинского освидетельствования покойного. Официальных версий о причинах смерти президента за краткий период появилось несколько: тут и простуда, и сердечный приступ, и отравление крабами (которых в меню президента не было). Доходило иногда до того, что спорили не о том, была ли смерть президента естественной или насильственной, а о том, было ли это убийство или самоубийство. Отравили или попросту заставили самого покончить с собой, угрожая в противном случае разоблачением, импичментом, судом?

Однозначного ответа нет до сих пор. История крайне темная. После смерти Гардинга всех, кто «засветился», убрали без шума с постов. Под суд угодил один Фолл – и тот гораздо позже. Златолюбивый старец Эндрю Меллон продержался на посту министра финансов до 1933 года, и его выпихнули уже при Рузвельте, хотя посадить так и не удалось.

В общем, вот наглядный пример того, что получается, когда в Самом Высоком Кресле оказывается откровенная марионетка олигархов. Я изложил все лишь вкратце – и напоследок приведу парочку цифр. Общий ущерб для жертв кризиса 1929 года составил, по американским данным, 25 миллиардов тогдашних долларов (следовательно, примерно столько и положили в свой карман олигархи, творцы этого кризиса). А отчет о деятельности Уолл-стрит, расследование всех финансовых афер и махинаций тогдашних американских олигархов, которое проводилось сенатской комиссией по делам банков и валюты, изложен в 8 томах мелким шрифтом, и эти тома насчитывают свыше 10 тысяч страниц…

Не могу удержаться все же, чтобы не привести парочку отрывков из этого отчета.

«33 ведущих коммерческих банка принимали участие в 454 биржевых крупномасштабных сделках, цель которых состояла в том, чтобы по искусственно вздутым ценам сбывать акции широкой публике.

Именно крупнейшие банки и крупнейшие корпорации выбросили на денежный рынок тот искусственно созданный избыток наличных, который сыграл роль „горючего в спекулятивном пожаре“.

Лица, контролировавшие эти банки и корпорации, – директор, администраторы и акционеры – внесли больше всего пожертвований в фонды избирательных кампаний обеих ведущих политических партий. Продолжение этой политики гарантировалось контролем господствующей верхушки крупного капитала над федеральной резервной системой».

Повторю еще раз: вот наглядный пример того, что получается, когда олигархи сажают в самое главное кресло своего человека, свою шестерку. И теперь я не могу отделаться от впечатления, что в свое время кто-то у нас все же вдумчиво изучал западный опыт – как раз тот, о котором я рассказываю…

Чтобы разгрести последствия правления Гардинга, понадобились годы, жертвы, усилия… И понадобился человек поистине незаурядный, без которого все могло сложиться хуже. Еще намного хуже, чем было в действительности в одной из богатейших стран мира, заведенной в трясину безудержной алчностью финансистов.

Не одна Россия усилиями богатых мародеров стояла у края пропасти. Там же оказались в 30-е годы и Соединенные Штаты…


1.  Дела давно минувших дней | Борис Березовский. Человек, проигравший войну | 3.  Коммунист в Белом доме?