home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8. Док узнает Тайну

Дока разбудило истошное стрекотание Прытких. Они каждую ночь торчали у его двери и то ли охраняли, то ли приглядывали за ним, Док особо и не выяснял. Он мысленно огляделся и, откинув одеяло, вышел в коридор, но тут услышал мысль Дейноха: «Мы пришли, скоро начнем. Выходи на Арену!» – и поспешил на улицу. Там еще была ночь, а рассвет только-только зарождался. Над головой сияли такие огромные и яркие звезды, что казалось, они не где-то далеко, в световых годах, а совсем рядом, и если чуть подпрыгнуть… А еще было очень душно и влажно, отчего лицо северного жителя Дока стало мокрым. В центре Арены он увидел темную массу и, только присмотревшись, понял, что это группа огромных динозавров.

– Нас десять. Мы готовимся. Смотри. Не мешай. Все уйдут в круглые залы – по трое, и я один буду здесь. Координатор. Сядь вверху. Смотри. Когда все сделаем, скажу.

Док быстро поднялся туда, где сидел днем, и стал ждать. Вскоре все, кроме одного, ушли в пещеры, а Дейнох остался. Долгое время ничего не происходило. Дейнох изображал статую имени себя, причем, сколько Док ни вглядывался, тот ни разу не шевельнулся, и только отблески звездного света в его глазах свидетельствовали о том, что это живое существо. Вдруг Док обнаружил, что положение головы Дейноха изменилось – он уже смотрел вверх. Неожиданно Смотритель резко шагнул в сторону, и… в его руках что-то появилось. Дейнох нагнулся и положил это на один из сухих шаров, и тогда Док понял, что это – человек.

А затем один за другим прибыли еще несколько, причем эти уже не падали сверху, а возникали прямо на земле. Ну или почти на земле. Их мгновенно уносили Прыткие: грузили на некое подобие носилок и бегом утаскивали в пещеры. Последней упала… корова! Сразу же из тени скал выскочили два Тирана и, едва не передравшись друг с другом, разорвали несчастное животное, тут же сожрав ее. При виде этой расправы Дока замутило, и он впервые увидел Тираннозавров такими, какими они и должны быть – жестокими и неразборчивыми хищниками, мерзкими в своем величии.

«Ты еще не бывал в диких районах планеты», – прозвучало в голове Дока, и, подняв глаза, он увидел пред собой уже знакомую морду Дейноха.

– Какой впечатлительный! Пошли! Теперь ты должен узнать о великой цивилизации Тираннозавров, – сказал Дейнох, и Док успел увидеть на его когтях, клыках и морде кровь. Док, спускаясь вниз, плотно закрыл свою, так сказать, легальную эйдосферу и отправился за ящером. Когда они дошли до одной из круглых, куполообразных пещер, Дейнох предупредил:

– Смотри, но молчи. Ни звуками, ни мыслями не беспокой Всевидящих. – И они зашли в пещеру. Там сидели три Дейноха. Они, вскинув руки вверх, смотрели друг на друга и молчали. Док оглянулся на спутника, но тот чисто человеческим жестом приложил палец к губам и махнул рукой – пошли. Миновав «молящихся» динозавров и пройдя по круговому коридору, остановились. Дейнох протянул руку под самый потолок и с силой нажал на что-то. Участок каменной стены, лязгая и поскрипывая, ушел в сторону, открыв провал, зияющий уже привычной здесь чернотой.

– Иди за мной вниз. Там крупные ступени. Подожду внизу. – И скрылся во мраке. Док, увидев, что камень стал закрывать проход, тоже проскользнул внутрь и остановился, пытаясь понять, куда он попал, однако никаких ориентиров ни по звукам, ни по проблескам света он не нашел. Как ни странно, но и его способность видеть в темноте не включалась. «А Дейнох небось стоит внизу и посмеивается», – мелькнула мысль, после чего Док поднял руки вверх, напрягся, и между его ладонями вспыхнул искрящийся и потрескивающий шар света. Переложив его на одну руку, он пошел вниз. Шар светил, как лампа, и были хорошо видны ступеньки метровой высоты. Пройдя два десятка ступеней, Док мысленно окликнул спутника, но тот не ответил. Спустившись еще на пяток ступеней, он услышал какой-то шелест и шуршание. Док поднял руку с огоньком и, посмотрев вниз, чуть не заорал от неожиданности: прямо на него уставилась мерзкая морда огромной змеи! Она находилась метрах в десяти, и голова ее была не меньше, чем весь Док. Он замер. Не двигалась и змея, только ее раздвоенный язык то появлялся, то исчезал, а глаза со щелевидными зрачками чуть подрагивали, причем, как показалось Доку, плотоядно. Он замер, боясь пошевелиться, лихорадочно соображая, что делать, если она бросится, ведь он может и не успеть увернуться. Наконец Док плавно вскинул руки, и между его ладонями вспыхнул огонь, но уже другой – нестерпимо белый, брызжущий искрами. Док, не раздумывая, швырнул его прямо в морду змеи, одновременно отпрыгнув в сторону и не забыв нанести дезориентирующий ментальный удар! Внизу началась буря. Змея бешено закрутилась, ударяясь о стены так, что с потолка стали вываливаться камни, и тут же в голове Дока всплыл вопрос: «Ну и зачем?»

– Ах, зачем? – задохнулся от ярости Док и высказал все, что он думает и о Дейнохе, и о его паршивом змееныше, и обо всех Дейнохах, вместе взятых! Выпалив все это, он еще добавил, что сейчас обрушит пещеры и похоронит под камнями и всех прочих Смотрителей, и его самого, и эту мерзкую змею!

Через полчаса они с Дейнохом сидели в Тайном Святилище, и тот, совсем как человек, прижав руки к груди, извиняющимся голосом говорил:

– Прости. Не знал, что у тебя к змеям такое отношение… – и еще полчаса убеждал, что змея безвредная, что она пришла на Арену из будущего лет сто назад, что она их родственница, что больше так не будет! И, помолчав, спросил: – А ты и вправду можешь все пещеры обрушить? – На что Док честно ответил:

– Ни разу такого не делал, но если сильно разозлюсь – то смогу.

Только после этого Дейнох рассказал ему про Тайное Святилище:

– Здесь хранится Хроника нашей Цивилизации: от первых Тираннозавров – это они навели ужас на Галактику – и до нас, теперешних. Все это создал и привел в порядок Малень… то есть Молох. Вот в этих квадратных углублениях ты увидишь, а голос расскажет обо всем, а еще он ответит на твои вопросы. На любые вопросы. Тебе дается три дня и три ночи, чтобы успеть все посмотреть и обо всем подумать, а также решить, где и как ты принесешь наибольшую пользу нам всем и себе тоже: ведь это – и он обвел вокруг руками – теперь твой дом! Дальше: змей не придет. Там, где дверь, три раза положат еду и питье, а через один сон после последней еды я открою дверь. Там, – он ткнул рукой куда-то в сторону, – ты найдешь маленький ручеек. Оставайся, смотри, думай, – сказал Дейнох и зашагал по ступенькам вверх. Вскоре заскрежетал камень и стало тихо. Док остался один.

Он немного постоял, слушая темноту, но она была абсолютной, ее не нарушало ничто, в том числе и звуки. Потом он коротко и резко крикнул:

– О-го-го! – Но даже эхо своим отсутствием подчеркнуло его одиночество. Тогда Док зажег небольшой шарик, подкинул его, и тот прилип к выступающему каменному карнизу. Темнота стала не такой… агрессивной. Тогда он в разных местах пристроил еще с пяток шариков и, подойдя к первой нише, положил туда руку. Сначала ничего не приходило, а затем из ниши выплыла маленькая полупрозрачная морда Тираннозавра:

– Хочешь все знать? Слушай… смотри…

* * *

Док сидел в позе лотоса на самой верхней ступеньке большой лестницы. Он сидел в такой позе уже несколько часов, не шелохнувшись и почти не дыша. Док не медитировал, он был предельно расслаблен, растерян, подавлен. Он был убит. Морально и психологически, ибо теперь знал, почему оказался в далеком прошлом, причем таком далеком, что миллион лет в ту или иную сторону ничего не решал и не менял. И то, что он узнал, понял и осмыслил, было ужасно! Прав оказался Молох, царь Аримана, сказавший, что он попал сюда не «почему», а «для чего». И про двери он правильно сказал – нельзя открыть ту дверь, которой не существует!

С час назад от Дока уползла гигантская змея, которая так его испугала, когда он зашел в информаторий! А повторно она пришла, когда он все осмотрел и, погасив последний светящийся шарик, присел отдохнуть. И тогда он снова увидел внизу переливающееся гигантское тело. Создавалось ощущение, что змея не ползла, а словно перетекала. Док устало подумал: «Вот только тебя мне и не хватало» – и, к своему удивлению, тут же услышал:

– Не нада… боясссса… я пленник… один уже много лет… провалился. Я змей. Нас осталось немного. Не люблю темноту, солнце нада… Не могу… порвут. – И Док, услышав это, вдруг совершенно спокойно ответил:

– Ну, ползи сюда, поговорим. – И змей с легким шелестом чешуи перелился к нему. Был он не такой уж большой – всего-то метров десять, теплый и приятный на ощупь. Пояснить, когда он жил, змей так и не смог, но сказал, что такие, как Док, уже по лесам ходили, но в основном шныряли по деревьям. Потом они какое-то время молча «сидели рядом», и Док понял, насколько змею хорошо с ним, и он отчетливо ощутил родство душ, загнанных в загон безысходности. И хотя змея кормили, да он и сам охотился, но и пинали довольно часто. Кстати, он показал, где есть выход, о котором никто не знал.

Дверь стала открываться неожиданно, и Доку в первое мгновение показалось, что скала валится прямо на него, поэтому он быстро отпрыгнул в сторону.

– Ну, и как впечатления? – раздался голос Молоха.

Док вышел из черноты подземелья и злобно уставился на него, подыскивая слова, характеризующие Молоха, и уже открыл рот, но увидел, что Молох – олицетворение зла и всех темных сил – стоит, озаряемый светом из коридора, а он, Док, собирающийся его учить доброму и светлому, – в липкой темноте Информатория. «Премиленькая ситуация», – подумал он и, рассмеявшись, вышел в коридор. Они немного постояли, глядя друг на друга, а потом Док спросил:

– Ты знал об этом?

– О чем?

– О том, что было, о том, что есть, и, самое главное, о том, что будет?

– Ну конечно, это ведь я составлял «жизнеописание Тираннозавров Великих и Ужасных».

– И что ты собираешься делать?

– Отведу тебя и пойду отдыхать, – ответил Молох и, задумавшись на секунду, добавил: – Понимаешь, они велики в своих устремлениях и примитивно-ничтожны по сути своей. Я, Молох, привыкший жестоко править народами, привыкший высокомерно считать представителей всех остальных народов досадным недоразумением, только здесь понял, что я не самый плохой и не самый жестокий правитель, и вообще… я благодарен твоим Дейнохам за то, что они мне доказали это. А что делать? Да ничего! Мы ничего не сумеем сделать. Спросишь почему? А вот почему: кто-то сильный – твои соплеменники называют таких Богами – закрыл дорогу и сюда, и отсюда. А они нашли способ, как покинуть Заповедник! Понимаешь, нашли! И поэтому, приготовив несметные силы, они обязательно уйдут в будущее и там все зальют кровью, убьют все живое, и ни ты, ни я не в состоянии им помешать, хотя бы потому, что уйти из Заповедника тем же путем, что и Тираннозавры, мы не сможем ни при каких обстоятельствах! А кроме того, мне некуда идти – я остался один. Других геоадов нет! И единственное, что меня удерживает здесь, – это надежда! Я хочу узнать, откуда мы пришли на Ариман! – Потом, немного помолчав, сказал: – Пошли, я тебя отведу в новую келью. Ее Дейнох велел для тебя приготовить. – И повел Дока какими-то новыми и незнакомыми коридорами. Еще через десяток минут, пройдя скалы насквозь, они вышли на крутой каменный склон, с которого открывался великолепный вид на далекую горную гряду и равнину с уже привычными и разнообразными заврами, занятыми своим обычным делом: поеданием листвы, растений, а также друг друга – в зависимости от потребностей. Над равниной летали тоже далеко не божьи птички, а такие чудовища, по сравнению с которыми разные сказочные змеи горынычи покажутся прямо ручными и милыми зверушками. А внизу, под скалами, как раз под новым жилищем Дока, текла река: неширокая и небыстрая, но, похоже, глубокая, ибо вниз по течению, высоко подняв головы на длинных, подвижных шеях, плыла стая плезиозавров, тоже далеко не хилого вида.

– Только купаться не вздумай! Там, кроме этих, – он кивнул на плывущих, – такие твари водятся – за минуту до костей обгложут, – предупредил посматривающий на Дока Молох.

– Да пусть бы и обглодали! Все равно, зная то… что я теперь знаю, жить невозможно!

– Живи! Думай! – И, повернувшись, пошел было назад, но вернулся и тихо сказал: – А я тебе помогу и делать, и думать! Отдыхай. Ты для чего-то сильно нужен Дейноху…

– Для чего нужен-то?

– Пока не знаю, но сюда, в эти пещеры, он заселяет только «нужных» людей. Обрати внимание, что ведущий сюда коридор не предназначен для больших завров, а это признак и доверия, и твоей значимости…


7.  Тренировки Дока. Молох | Наследники динозавров | 9.  Кто-то другой