home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Третья реальность

Текс пришел в себя от боли. При каждом вдохе он испытывал такую острую и невыносимую боль, что казалось, будто ему кто-то между ребрами втыкает нож. Вдобавок его засыпало снегом.

«Я думаю, значит, я существую», — решил он, и тут же ему в глаза плеснуло светом.

— Ты как там, живой? — раздался голос Кэпа. Он стоял на коленях и руками разгребал снег. — Подняться можешь?

Текс зашевелился и с трудом сел, привалившись спиной к дереву.

— Кажется, ребра сломал, — и несколько раз осторожно кашлянул, скривившись от боли.

Кэп ощупал Тексовы руки и ноги и облегченно вздохнул:

— Ножонки и ручонки целы, а ребра? Ребра заживут. Удачно ты на дерево попал! Вон сколько веток срезал своей тушей. Повезло…

— Кому повезло? — морщась от боли, спросил Текс.

— Дереву, понятно. Ведь если бы ты угодил прямо в его вершину, то вогнал бы бедную елочку в землю по самую макушку! А так — только ветки с одной стороны срезал, — хохотнул Кэп.

— А ты как?

— А я же падал не один, а в обнимку с Аскетом…

— И что?

— Что, что… летим, мы, значит, летим, и я в какой-то момент задумался: ведь если неудачно ляпнемся, то разобьемся, точно, разобьемся, вот я его и развернул под себя. Во-о-он тварюга лежит, — и Кэп ткнул рукой в сторону. — Но, если серьезно, Аскет все же колдун и, похоже, сумел как-то притормозить падение. Правда, я все равно сверху оказался… как на матрац упал. Кстати, про колдунов. Почему до сих пор никого нет? Где этот… Сверхразум долбаный, где Миролюб хренов и где, в конце концов, наш дружбан? А то кричали: все под контролем, все под контролем! А чуть что — так сразу в кусты? Сидят, поди, и рассуждают, как же им переустроить мир.

— Так они ведь одежонкой, в смысле, мозгами, меняются, забыл?.. А Сверх… значит… разум приглядывает — как бы не сперли чего, не перепутали. Кстати, а Аскет-то живой?

Кэп мельком глянул в сторону и сказал:

— Жи-вой! Чего с ним сделается? Я ему ручонки шаловливые ремнем стянул. Во избежание!

— Опрометчиво ты поступил. Сходи осиновый кол забей ему в… грудь, все надежнее будет.

— Кол осиновый — это, конечно, хорошо, это надежно, а вот как ты думаешь, где мы? Дома или еще там?

Текс огляделся и, охая, встал, прислонившись к стволу дерева. Потом огляделся, понюхал воздух…

— Ты бы еще на вкус попробовал, — сказал наблюдавший за действиями друга Кэп. — Вкус и запах Родины незабываемы.

— По-моему, мы уже здесь, а не там.

— Вот и мне так кажется. Но ведь летели-то мы со скалы, которая была там.

— Согласен, и что делать будем? — спросил Текс.

— А ничего. Вот под той елью запалим костер и будем отдыхать, а колдуны пусть нас сами ищут! — И тут же, осуществляя сказанное, он быстренько разгреб снег, и через пяток минут первые, еще робкие язычки пламени заиграли на тоненьких веточках, а синий дымок потянулся между нависающими над костерком ветвями ели. Минут через десять пришел в себя Аскет и стал бурно выражать свое негодование мычанием — рот-то был заткнут! — и разнообразными выгибаниями тела.

— Ишь, тварь, ножонками засучил! Не нравится! А как нас пытал своими хлыстами, гад. Иди, столкни его под уступ — там снегу метров пять. Пусть охладится.

— Добрый ты, Текс, — ответил Кэп, пошел к извивающемуся Аскету и, взвалив его на плечо, подтащил к костру и бросил рядом:

— Погрейся, сволочь!

Но тот продолжал мычать, бешено вращая глазами.

— Ну-ка, пусть скажет, что хочет, — предложил Кэп и взялся за тряпку, плотно запечатавшую рот Аскета. — Но если заорешь, — предостерег Кэп, — то… — и выдернул кляп.

Пленник долго откашливался, плевался и, наконец, кое-как отдышавшись, холодно спросил:

— Вы хоть знаете, куда мы попали?

— Конечно! В глубокие снега у подножия Второго Камня! И именно в нашу родную реальность, которую ты, гнида, хочешь уничтожить.

— Вот придурки так придурки! Я бы вам сказал в какую глубокую… вы попали…

— Слушай, Кэп, дай ему разочек по ушам! А то наглеет на глазах сучий потрох!

— Пусть говорит, а по ушам — никогда не поздно. Продолжай, только спокойно и взвешенно, мы не барышни и от твоей ругани в обморок не упадем. Но если есть дело, если есть что сказать — говори спокойно. Итак…

Аскет исподлобья посмотрел на Текса с Кэпом и сказал:

— Дело в том, что мы падали к подножию Второго Камня атомного мира, а вот упали мы не в атомный мир и не в ваш — мы выпали в совсем другом мире. Цивилизация здесь и не техногенная, и не магическая — здесь их равная смесь.

— Ну и что? — не вытерпел Текс. — А потом, ты-то откуда это знаешь? Что, птички на лету нашептали?

Аскет скрипнул зубами, глубоко вдохнул, выдохнул и продолжил:

— Дело обстоит таким образом. Я плохой маг, я с трудом в своем мире освоил азы, но у меня есть сильная сторона — я хорошо вижу… ощущаю места пересечений реальностей, ну, или по-другому — дверей и окон, ведущих в другие реальности… Таких точек довольно много, и их частенько даже сильные маги не могут почуять, а я могу. А еще я сразу могу определить степень «магичности», так сказать, каждого мира.

— Хорош хвастать!

— Это не хвастовство. Это констатация факта. Вы, должно быть, не знаете, но между мирами существуют еще и мелкие точки перехода. Они расположены в недоступных для человека местах, например высоко в воздухе…

— А зачем они там?

— А птицам, например, или зверькам малым, куда деваться, если глобальная катастрофа, к примеру?

— И что ты хочешь этим сказать?.. Что мы упорхнули, как птички… Но мы ведь не птички…

— Вот там, — и Аскет показал вверх, туда, откуда они свалились, — есть точка перехода, вернее, узкая щель. Она небольшая, но человек туда протиснется. Вот мы в нее и влетели! И пути назад нет! Там нет, — и Аскет ткнул пальцем в небо. После этих слов воцарилась тишина.

— А помнишь, — немного подумав, задумчиво сказал Кэпу Текс, — когда мы учились в девятом классе, по осени частенько хаживали сюда, в Заповедник. И тогда прошел слух, что какой-то парень сорвался со скалы? А когда побежали вниз, то там никого и ничего не нашли — ни тела, ни крови, ничего!

— Да, что-то такое было, припоминаю. Ну, так что делать будем?.. Уж коли в одной лодке оказались. Излагай свое мнение, Аскет!

— Я не Аскет. Мое имя… впрочем, зовите, как хотите, не это сейчас главное, — и сообщил: — Здесь есть проходы в другие реальности — я это чую, но не знаю, где. Пока не знаю! Но дело в другом: все точки потенциально возможных проникновений лазутчиков, разведчиков, а то и завоевателей — охраняются! И очень тщательно.

— Так надо линять отсюда.

— А смысла нет. Нас и не маги выследят легко — по такому-то снегу! А уж маги и подавно.

— Хорошо, а что предлагаешь ты?

— А вот не знаю. Дело в том, что здесь имеются службы наблюдения за точками входа, и с пришельцами особо не цацкаются, сразу стреляют. Еще у тех, кто не обладает магическими способностями, есть шанс. А у меня его нет. Почти нет!

— Надо идти, действовать, надо что-то делать! — нервно выкрикнул Текс, и в тот же миг далеко-далеко, на пределе слышимости, раздался собачий лай.

— Ну, вот и все, — глухим и безжизненным голосом произнес Аскет. — Они даже не спросят, откуда мы и кто такие.

— Полезли вверх, может, там уйдем…

— Поздно, — сказал Кэп и встал, глядя в сторону глухой чащи. — Вон, смотрите, — и ткнул рукой. Там, между стволами могучих елей сновали небольшие — как показалось сначала! — фигурки. Но буквально через несколько минут стало ясно, что это здоровенные парни на лыжах, одетые в зеленоватые однотипные комбинезоны. Достигнув троицы пришельцев, они выстроились в одну линию, прижимая их к скале. В руках у каждого было какое-то оружие, сильно смахивающее на автоматы. Кэп с Тексом стояли рядышком, когда раздался гортанный крик-команда, и люди в зеленом вскинули стволы. Кэп что-то яростно крикнул, и тут же загремели выстрелы.

Он машинально закрыл глаза, но через пару секунд их открыл. И увидел картину, оставшуюся в его памяти навсегда: пули неподвижно висели в воздухе, метрах в десяти от живых мишеней. А сверху, между висящими пулями и скалой, к которой прижались друзья, медленно падали… вернее, спускались два человека. Это были Док и Монти, а видневшиеся на заднем плане люди с автоматами так же медленно, один за другим, падали в снег! И замирали…


Пересадка мозга | Заповедник | Скалы и Камни