home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Гибель Аримана

Далеко-далеко от того места, где располагалась неприметная желтая звезда Тонатиу и ее третья планета Ариман, жил Некто Могучий, у которого не было имени, ибо он всегда был один, и для себя он был просто «Я». Это был Сверхразум — холодный и абсолютный интеллект невероятной мощи. Он обитал в недрах и окрестностях шести звезд, вращавшихся по прихотливым орбитам вокруг единого центра тяжести. И в этом заключалась его необычность, ибо такие кратные звездные системы нестабильны и существуют недолго, а его звезды, его дом, где он осознал себя, вот уже миллиарды лет сохраняли стабильность. Именно потому Сверхразум смог «проснуться» и осознать себя как индивидуальность. Но самое интересное таилось в том, что этот разум думал — если можно так выразиться — на волне прежней Вселенной, которая была До!.. Он существовал уже сотни миллионов лет и был способен по одной случайно попавшей к нему капле воды догадаться о том, что во Вселенной есть моря и океаны, способен понять все многообразие их живого мира. Он мог изучить любой метеорит до атомарного уровня, воссоздать те странные махонькие объекты — вирусы, что находил в метеоритах, контролировать движение своих звезд и тем самым обезопасить себя от гибели. Он не мог только одного — покинуть свой дом, уйти от своих звезд. Он был их пленником, поскольку только от них мог получить энергию.

И вот однажды в поле тяготения его звезд, а по сути, в его тело, вторглось нечто странное и неведомое, ранее им не виданное. Форма и состав материала этого «нечто» неимоверно заинтересовали и даже озадачили этот могучий Сверхразум. Но еще больше он был поражен, обнаружив внутри тела пустоты, а в них… Сначала он даже не мог для себя решить: что Это такое, как Это вообще существует, а чуть позже — через одну сотую секунды — он понял, что эти сущности обладают способностью мыслить, обладают разумом, как и он сам. Пусть и наипримитивнейшим, пусть совсем слабеньким, но разумом! И этот факт стал для него откровением, ставящим все принципы его жизни, все его понятия о мире на грань катастрофы. Разум понял, что есть принципиально другие существа, которые, будучи неизмеримо слабее его, могут то, чего не может он — свободно передвигаться по Вселенной. Изучая этих двуногих, Сверхразум столкнулся с необычным объектом. Позже он узнал его название — головной мозг. Исследуя его, он неожиданно понял, что мозг этих существ может дать ему свободу, дать возможность лететь куда угодно. И все потому, что этот объект может стать своеобразной линзой, через которую Сверхразум будет получать энергию из любого другого источника. Сначала он просто хотел изъять мозг у этих существ, похитить его, но потом… Потом произошло еще одно открытие. Изучая мозг этих существ, он столкнулся с тем, что его окончательно сразило! Оказалось, что эти примитивные существа способны испытывать то, о чем Сверхразум не подозревал — эмоции! Радость и горе, смех и боль, наслаждение и отвращение… Причем эти существа не только их испытывали, но и дарили окружающим. Это стало настоящим потрясением для могучего Сверхразума. Внутренне признав их равными себе, он решился на контакт с ними.

…Маги на эйдолете поняли, что они вторглись туда, куда… не следовало. Сначала поток чужого внимания ощутил Локи, затем остальные. Не мысленное вторжение, не попытка проникнуть в их эйдосферы и поглотить их, а именно внимание. Казалось, что так может смотреть камень. А потом эйдолет остановился — что было неожиданно, — и в центре их главного помещения появился… геоад! Обычный, абсолютно незнакомый геоад! Он стоял и улыбался. Вся десятка отступников сразу же его атаковала, нанося и психические, и физические удары. Но первые не прошли, и у отступников появилась мысль, что перед ними искусственный объект, имеющий только внешний вид геоада. А потом они продолжили банальные атаки с применением других подручных и тяжелых предметов. Когда они угомонились, молчащий до сей поры «геоад» сказал:

— Я — хозяин вон тех шести звезд, Я предлагаю вам…

Так был заключен исторический — если хотите — союз, причем последний из заключавших его только что ушел. Правда, остались… Но об этом потом! — пообещал Наблюдатель.

* * *

— Погодите, я не понял! Какой союз? Между кем и кем? — спросил Кэп.

— Сначала я напомню вам главное различие заключавших его, — сказал Наблюдатель. — У геоадов, у нас с вами, да и всех других разумных существ вся мыслительная деятельность происходит в энергоинформационном поле нашей Вселенной, а вот мыслительные процессы Сверхразума протекали в том поле, что сохранилось от прошлой Вселенной.

— Ну и что? — опять спросил Кэп. — В чем разница?

— А разница была в том, что они мыслили… как бы это сказать?.. Пожалуй, так — на разных «радиочастотах», которые никогда не пересекаются и поэтому не могли влиять друг на друга, — ответил Док. — Я правильно пояснил? — спросил он у Наблюдателя.

— Да. Смысл вы ухватили верно! А союз был таким: Сверхразум переводит все мыслительные процессы геоадов на свою «радиочастоту», что делает их независимыми от других магов. Далее: каждого геоада с этого момента окружает поле иной Вселенной. А по сути — тело Сверхразума. В итоге отступники становятся неуязвимыми еще и физически. Даже старость и смерть от естественных причин им были не страшны. В содружестве со Сверхразумом они становились бессмертными. Кстати, я тоже бессмертен, — грустно напомнил Наблюдатель.

— И это, подозреваю, не очень-то весело?

— Если позволите, — ответил Бессмертный, — об этом поговорим попозже, хорошо? — и продолжил:

— Эти десять геоадов становились всемогущими на ограниченном пространстве, сфере диаметром около пятисот километров. А по сути, Богами этой территории. Взамен Свехразум получал возможность передвигаться, покинуть свой дом, и главное — он обрел эмоции, он отныне мог чувствовать и наслаждаться.

— Это что получается? Десятка… этих… гадов…

— Геоадов, — перебил его Наблюдатель, — так они себя называли. Продолжайте… Кэп!

— Я хотел сказать, что этот десяток жителей Аримана, став всемогущими…

— …на небольшой территории, — вклинился Текс, — как я понимаю, полетели назад для продолжения р-р-революции?

— Правильно понимаете. Их было десять, магов-геоадов, и мозг каждого обладал могуществом, как думали они, многократно превосходившим силы Молоха и всего совета магов, тем более что за сохранностью биологических носителей — тел этих геоадов-революционеров — следил их теперешний разум. Они прилетели и предъявили Молоху ультиматум: людей с других материков освободить от рабства и позволить им идти своим путем, а геоадам — благо их было всего-то несколько десятков тысяч — жить и самим трудиться на своем материке. Что ответил Молох — все догадываются? Правильно — отказался! Началась война. И вскоре материк был… нет, не уничтожен, атомное оружие не применялось, но там все было разрушено, все ландшафты изменились неузнаваемо, а материальные следы цивилизации геоадов лежали в руинах. Молох и весь Совет ретировались на другие материки. Отступники вели войну до победного конца и, преследуя Молоха, в предвкушении скорой победы, начали крушить и людей, за свободу которых они боролись. И только тогда повторно вмешался высший разум Вселенной, по сути, Бог. Но вмешался он довольно поздно — Ариман обезлюдел, а все материальные следы цивилизации геоадов были сметены с лица материка. Кроме того, все земли были сильно загрязнены магией, и жить там стало небезопасно.

— Простите, а в чем проявляется такое загрязнение? Почему там нельзя жить?

— В чем? — задумчиво переспросил рассказчик и, подумав, ответил: — Слышали когда-нибудь о том, что где-то есть места, куда не стоит заходить? Там и время идет не так — путник, туда зашедший, считает, что он пробыл в том лесу или на поляне полчаса, а выйдя, с изумлением узнает, что прошло часов десять. Деревья в таких местах растут столетиями, но не вырастают как надо, а становятся корявыми и низкорослыми. Такие места зовут «ведьмин лес», «чертова поляна» или еще как-то похоже. В таких местах нежелательно долго бывать — они загрязнены магией. Злой магией.

— Значит, есть и добрая магия? В чем разница?

— Это все условное название. Там, где магия применялась для уничтожения противника, уничтожения людей, там зло остается надолго и цепляется к тем, кто там бывает, то есть из таких мест путник выносит частичку зла. Представьте теперь, что творилось на Аримане, на материке, где погибли тысячи и тысячи, причем погибли даже те, кто использовал магию для тех же целей — для убийства. А в таких случаях магические следы особо опасны. Вот тогда-то материк Ариман был скрыт подо льдами.

— Я читал о таких предположениях. В смысле, что раньше ось вращения Земли была другой.

— Именно! Климат Аримана был примерно таким, как сейчас в Европе.

— …а Европа тогда вся была во льдах.

— Да, за пару веков льды покрыли Ариман, а Европа от них освободилась, став пригодной для жизни. Так вторая попытка развития магической цивилизации на нашей планете закончилась неудачей.

— А сейчас… — начал было Кэп, но Наблюдатель, не дожидаясь продолжения вопроса, ответил:

— Сейчас цивилизация техническая. Мы, люди, стоим на технологических костылях, и кое-кто из… — Наблюдатель показал пальцем вверх, — приглядывает за тем, чтобы магия снова не овладела умами людей. Вот так! — и закончил:

— У меня нет ответа: хорошо это или плохо!

Кэп задумчиво спросил:

— Я не понимаю, почему в одном случае Он не препятствует гибели цивилизации — например, в ядерном конфликте, а в другом — решительно пресекает конфликт?

— А потому, что любая цивилизация развивается по своим законам и на своей планете. Уничтожение одной разумной жизни открывает дорогу для другой — мы уже говорили об этом! — ответил Наблюдатель.

— Ну, да, ну, да! — с легкой иронией произнес Кэп. — Параллельные миры!

— Именно! А почему вмешивается, спрашиваете вы? А все просто — Он видит и знает будущее. То есть он знает, что эта война магов может далеко зайти — вплоть до уничтожения планеты, а возможно, и не только планеты. Тогда-то и родилась служба Наблюдателей. Рассмотрим, что получалось. Даже Он был не в состоянии уничтожить отступников. Он мог их выкинуть с планеты, и очень далеко. Но вспомните про пятьсот километров! Если каждый отступник в момент его… экстрадиции прихватит часть той земли, на которой он в тот момент находится… Прикиньте, что останется от планеты? Тем более что Ариман как материк был уже сильно изменен войной магов, и поэтому последующая деградация цивилизации геоадов была неизбежна. Тогда был заключен второй договор. Вот его суть: все десять отступников — по собственному желанию! — остаются жить в различных частях планеты и за свои проступки наказываются… бессмертием! Вот они-то и стали первыми Наблюдателями!

— А за чем… или за кем они наблюдали? — не удержался от вопроса Док.

— В свое время вы узнаете и это, а если в общем — да ни за кем! Так… в основном исполняют мелкие поручения Богов. Вернее, людей. Но людей, волею судьбы и своих врожденных способностей ставших таковыми.

— То есть их можно назвать Великими Магами?

— Можно. Но я не люблю такое… название — оно сильно затертое и совсем не отражает сути такого Человека.

А самое главное — бессмертный разум Наблюдателя стал служить некой точкой, некой линией отсчета, неизменяемым эталоном, стандартом, который позволял сравнивать и понимать временные изменения, происходящие и с планетой, и с людьми, ее населяющими, — вот примерно как-то так, — сказал Наблюдатель. Потом подошел к проему окна и долго-долго смотрел в черноту зимней ночи. Затем, повернувшись к столу, продолжил:

— Из всех геоадов-отступников остались на Тонатиу семеро. Трое геоадов — Эхон, Гресс, Куба — ушли в Космос, и где они сейчас — никто не знает. А семеро оставшихся стали Наблюдателями. Но случилась накладочка, и лет через пятьсот Наблюдателей-геоадов заменили людьми. Почему — спросите вы? А вот почему! Как оказалось, главное для Наблюдателя — невмешательство в дела мира. А у Наблюдателя-геоада так не получалось, ибо они изначально были властолюбивы. И Бог… Великий Маг решил, что новым Наблюдателем должен быть человек, абсолютно чуждый властных амбиций. Причем Наблюдатели-люди живут, сколько хотят. А первые Наблюдатели, геоады — в нашем случае Локи, — просто остаются жить вечно.

Все замолчали, пытаясь осмыслить услышанное, а потом встрепенулся Текс:

— Погодите, как так вечно? Ведь Локи ушел? А 70 тысяч лет — это, конечно, долго, но это не вечность! И, насколько я понял, вы тоже уходите?

— Вы затронули один из глубочайших философских вопросов о жизни и ее столкновении с вечностью. Чисто физически вечная жизнь возможна, поскольку за целостностью организма носителя следит Сверхразум. Он способен вмешиваться в строение организма на атомарном уроне, он может увидеть и уничтожить даже единичную микробину чумы, попавшую в организм Наблюдателя. И никакое воздействие извне не сможет принести вред Наблюдателю! Ни пуля, ни нож, ни бомба — даже атомная! Ничего! — сказав это, Наблюдатель замолк. Его лицо стало мрачно-тоскливым.

— Я пробыл Наблюдателем более двух тысяч лет, а если точно, то… 2156 лет. И теперь ухожу.

— Вот те раз! Как так уходите? Куда? А как же мы?

— Вы? А что вы? Просто один из вас останется Наблюдателем, вот и все!

— А если мы не хотим? Силком, что ли, заставят?

— Нет, не силком. Ставший Наблюдателем волен быть им сколь угодно долго… или коротко. Это уже не моя компетенция — назначать Наблюдателя. Придет Тот, Кто Решает, и вы, — он впервые посмотрел на Дока, — станете Наблюдателем, — но увидев, как изменилось лицо Дока, закончил мысль:

— Вы можете им пробыть и полгода, и тысячу лет. Никто вас принуждать не будет. Кстати, Наблюдатель волен жить где захочет… В пределах эйдосферы Сверхразума, естественно…

— То есть я должен оставаться у него на побегушках? — начал было Док, но тут же замолк, потому, что напротив стола поднялся небольшой вихрь — по сути, маленькое торнадо, которое медленно приняло облик женщины:

— Нет, мой дорогой, не должен, ты должен просто жить…

— Нина, — вскочил Док, роняя стул, на котором сидел. — Ты?.. как ты здесь?..

— Не беспокойся, милый, — сказала она, причем ее голос стремительно «загустел», и конец фразы она произнесла уже могучим басом, одновременно из миниатюрной женщины превращаясь в здоровенного мужика.

— Ты, доктор, будешь жить как жил, — заявил этот мужик и засмеялся так, что стаканы завибрировали, и тут же с сухим хлопком, больше похожим на далекий звук электрического разряда, исчез.

— Ну, ты не можешь без подобных шуток, — хмыкнув, сказал Наблюдатель. — Больше так не делай.

— Слушаюсь и повинуюсь! — проговорил тот же басовитый голос, а в центре помещения возник полупрозрачный силуэт существа в чалме и шароварах, с могучим обнаженным торсом.

— Сгинь! — крикнул Наблюдатель, и изображение немедленно погасло.

— Шутник! Надоел я ему… Демонстрирует свои возможности новому Наблюдателю.


Ариман | Заповедник | Пересадка мозга