home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Изгой

Кэп на поляне у избушки был один. Он сидел на скамейке, под навесом у печки, и строгал дощечку, пытаясь вырезать из нее обыкновенную ложку или хотя бы ее подобие. Получалось неважно, но Кэп не унывал — хоть такая, но работа! Еще через полчаса он распрямился и оглядел продукт творения рук своих, подумав: «Ничего, сойдет! Суп не прольется, а уж каша с картошкой и подавно». Потом он встал и взглянул по сторонам. Все было как раньше, ничего не изменилось. И избушка стояла как прежде, и радовал глаз новенький навес! Вот только здоровенный пес по имени Шарик, лежащий у его ног, был Кэпу непривычен. Морской волк не то чтобы не любил собак, нет! Он плохо их знал, поэтому и побаивался, если честно. А вот Шарик, неожиданно для всех, предпочитал оставаться именно с ним, и даже за Дедом не шел. А еще неожиданным для Кэпа было то, что он, единственный из всех, оказался не при делах. Для него одного не нашлось подходящего занятия. С тех пор как Док с Изгоем ушли — как сказали они, на разведку! — минул месяц, и никаких известий от них не было. Ни где они, ни что с ними — никто не знал. И эта неизвестность тяготила Кэпа сильнее всего прочего, ибо он прекрасно понимал — если Док с Изгоем не вернутся, то они с Тексом навсегда останутся в этом мире.

Перед тем как тронуться в путь, Изгой изолировал Монти и Аскета. Только не в камеру-одиночку, как сначала подумали все, а… как бы это объяснить? Грубая аналогия — в стеклянный гроб, только не сказочный, где принцесса спала, нет. Док его назвал Холодильником Времени. Они в нем лежали вытянувшись, без движения и дыхания, Время для них остановилось. Сколько бы они там ни находились, для них пройдет только одна секунда. А вот когда «зарядка аккумулятора» кончится, Холодильник Времени станет таять — произойдет это примерно через полгода, тогда их время станет двигаться вровень со временем мира. И они освободятся.

Тогда, после ухода Дока и Изгоя, друзья в компании Калгана немного погуляли. Калган, кстати, оказался на удивление нормальным парнем и, несмотря на свой звероватый вид, был неглуп и даже остроумен. Он умело, буквально за пару суток, навел порядок в Трущобах, причем особо не миндальничая — кое-кого казнил, похоже, лично, кое-кого, после профилактического отрезвляющего мордобития, изгнал. Еще через пару суток Дед ушел в тайгу, а Текс как радиоинженер нашел себе дело — собирал и устанавливал радиостанцию. Он был всецело поглощен этим, тем более что местная власть в лице Калгана всячески ему помогала. Только один Кэп не нашел себе никакого занятия. Флота в Трущобах не было (весельные лодки не в счет), и он, поболтавшись по Трущобам, снова ушел в Заповедник…

Вдруг со стороны тропы раздался свист, и Кэп встрепенулся: «А вдруг это Док!!!». Однако через пяток минут из-за сторожевой башни-валуна появился Текс в сопровождении охраны. Два хмурых и здоровенных лба осмотрелись и, оставив Текса, ушли.

— Что, радиостанция заработала? — улыбаясь, спросил Кэп.

— Не-а, еще нет. Я им дал задание и на три-четыре дня слинял — отдохнуть хочу, устал. А как ты? Наверное, тоже устал… отдыхать?

— Да, примерно так. Безделье — тяжкий труд. Знаешь, — сказал Кэп, оглянувшись по сторонам, — я от этого безделья даже попытался сходить на Второй Камень… хоть дедушка и не велел.

— Попытался? — понимающе спросил Текс.

— Именно, что попытался и… не смог! Стыдно говорить, но помешал страх. Просто какой-то дикий и неуправляемый. Точь-в-точь такой, как про него рассказывали. Вот и вернулся. А я, дурак, еще насмехался над теми растяпами, что не могли его преодолеть.

— Интересно, — задумчиво пробормотал Текс, — значит, там еще кто-то есть, или это какой-то прибор, вроде сторожа. Надо будет у Дока поинтересоваться.

— А про него ничего не слышно? — с надеждой спросил Кэп, хотя и сам понимал, что если бы… то Текс об этом сказал бы в первую очередь.

— Не слышно! Да я и сам, если честно, пришел только для того, чтобы узнать про Дока.

— Слушай, — после короткого молчания спросил Кэп, — а что мы будем делать, если они вообще не вернутся?

— Будем ждать! Хотя я уверен… ну, почти уверен, что какие-то действия и какие-то известия все равно проявятся. Меня не покидает чувство, что Изгоя кто-то отправил сюда. А раз отправил, значит, и продолжение будет.

В этот момент Шарик, по-прежнему лежавший у ног Кэпа, вдруг сорвался с места и молча, черной тенью кинулся в лес.

— Куда это он?

— Встречать дедушку побежал, ставь чайник на плиту, я сейчас огонек раздую.

Дед пришел только через полчаса. Был он уставшим и каким-то вялым, неразговорчивым. Пока он умывался, пока переодевался в чистое, друзья приготовили ужин. Дед, вопреки обыкновению, был тих и на все вопросы отвечал односложно. В конце концов, Кэп его спросил:

— Деда, что случилось? Может, заболел?

Дедушка долго не отвечал, а потом едва слышно сказал:

— А я и сам не знаю, что. Вот вроде все в порядке. В Трущобах мир, и это благодаря вам…

— Нам, — перебил его Текс, — нам всем. Без тебя мы бы ничего не сделали!

— А-а-а… пустое это, — и Дед, обреченно махнув рукой, продолжил:

— Вот я сейчас обошел все свои леса и понял, что никому я здесь не нужен. Я за все эти годы впервые так надолго покинул Заповедник, я так бежал сюда. И что? Прибежал, а здесь все нормально, все в порядке, и никто во мне особо не нуждается. Я всю жизнь здесь прожил, а так и не понял, что главное — люди. А вот сейчас понял, а почему понял? Да потому, что я живу весь в прошлом, живу тем воспоминанием, когда в Трущобах было плохо. А теперь я увидел, что Трущобы оказались много лучше, чем я думал до сего времени. У людей там какие-то интересы, и они даже улыбаются. Вот где мне надо было жить и работать… — И, встав из-за стола, пошел в избушку. Друзья с грустью смотрели в спину старика, не зная, что сказать, как подбодрить и утешить его.

— Ничего, утро вечера мудренее, — проронил Кэп. В этот момент Дед остановился и, повернувшись к ним, спокойно сказал:

— Хозяин и Док вернулись! Док у Калгана… а Хозяин…

— Я не Хозяин, я Изгой, я Изверг, не принятый миром и вынужденный жить вечно, — прозвучал знакомый безжизненный голос. Одновременно рядом с Дедом, словно из ниоткуда, появился Хозяин?.. Изгой?.. Человек? Его лицо, узкое и холодное, имело выраженную клиновидную форму, а нос, больше напоминающий клюв коршуна или орла, еще сильнее подчеркивал форму лица — странную и необычную. Глаза в полутьме лесной поляны были почти не видны, и только временами в них мелькали отблески их маленького костерка. На голове Хозяина виднелись невысокие, закругленные на концах рожки, а сзади метался длинный, но довольно тонкий хвост, который нервно двигался из стороны в сторону, временами обвивая его ноги и издавая при этом отрывистый и сухой стук, будто кто-то невидимый стучал прутом по деревянному ящику.

* * *

— Ну, что, прощаться будем, или как? — спросил Калган, испытующе глядя на троих друзей, стоящих в паре метров перед ним. — А может, останетесь?

— Нет, друже! Нам пора домой, да и не только нам, — ответил Док и покосился вниз, на человека, лежащего с закрытыми глазами между Калганом и ним, причем, если приглядеться, становилось понятно, что этот человек не просто лежат на земле, а лежит в чем-то прозрачном и почти невидимом.

— Вот его-то как раз я не против, — сказал Калган, уловив взгляд Дока, — поскорее отправить в ваш мир… прямо с вершины того камня, — и махнул в сторону огромной скалы, возвышавшейся не более чем в пятидесяти метрах от них.

— Значит, не останетесь? — уже с улыбкой спросил Калган. — Знаете, сколько для вас дел найдется?

— Ты лучше за дедушкой проследи, чтоб устроили его как следует, чтоб не обижали.

— Ага, обидишь его, как же, — ответил Калган и, обойдя камень, обнял Дока, затем крепко-крепко пожал руки остальным. — Сами-то поднимете этого бугая? — спросил он и пнул по прозрачному ящику. — А то сюда, до камня, его восемь моих орлов тащили и то вымотались, а вас всего трое. — Но, увидев улыбки на лицах друзей, еще раз окинул их взглядом и, не оглядываясь, пошел вниз по тропке, в Трущобы.

— Жаль, дедушка не пошел сюда! — сказал Кэп, глядя на уходящего Калгана.

— Долгие проводы — лишние слезы, — откликнулся Текс и спросил: — Как потащим этого… нехорошего человека на вершину?

В ответ Док посмотрел на лежащего человека. Затем на вершину Второго камня, и прозрачный ящик задергался, заелозил по земле и, медленно приподнявшись, поплыл вверх.

— За мной! — скомандовал Док и, опередив ящик, кинулся к скале.

Подъем не занял много времени. Ящик с Монти равномерно и очень медленно плыл вверх, причем пару раз весьма солидно приложился о камни. Вот они добрались до садика, где в прошлый раз ждали милостивого кивка Хозяина. Чуточку там постояв, уже через десяток минут они поднялись на площадку к тому месту, где из камня к ним вышел Хозяин и где в камень ушел Док. Однако сейчас все было по-другому — их ждали! В том месте, где раньше был сплошной камень, обнаружилась дверь, вернее, двухметровый черный проем, в глубине которого царил мрак. Плывущий в своем «уютном» холодильнике Монти, не останавливаясь, канул в темноту прохода. За ним довольно робко последовал Текс, а Кэп, оглянувшийся на лежащую далеко внизу тайгу, шагнул в темноту неведомого прохода решительно и энергично. Последним в черный проем ступил Док, и проем, в темноте которого скрылись друзья, в мгновение ока превратился в камень, внешне не отличимый от окружающего. Несколько секунд этот участок скалы чуть подрагивал, шел мелкими волнами, затем затвердел, навсегда закрыв выход из убежища Хозяина… или Изгоя.


В поисках Соперников Смерти | Заповедник | Возвращение Локи