home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



В Трущобах

На следующий день выход в Трущобы не состоялся. По крайней мере, пока. Кэп и Текс сидели на полюбившихся им камнях, что маленьким мыском вдавались в реку, смотрели на блики утреннего солнца в воде и слушали убаюкивающий плеск волн. А вода текла неспешно, как бы разговаривая сама с собой — то бормотанием волн, то журчанием небольших, возникающих в самых неожиданных местах водоворотов. Кэп продолжал восседать на плоском камне и неподвижно смотрел в одну точку, а Текс поднялся и ходил по галечному берегу, отыскивая плоские камешки, затем «пек блины» и считал отскоки:

— Двенадцать… Пятнадцать… у-у-у… всего три…

Внезапно Кэп поднял голову и, не отрывая глаз от играющей воды, сказал:

— Знаешь, у меня сейчас впервые появилась мысль, даже не мысль, а уверенность, что мы никогда отсюда не уйдем, — и повернувшись, посмотрел на друга. — И еще! Мне кажется, что Доку здесь нравится, — подумав чуток, поправился: — Ну, не то чтобы так уж нравилось, но он явно не торопится возвращаться. Ему здесь хорошо…

Текс оторвался от своих упражнений и заявил:

— В известной мере я согласен с тобой! Док единственный из нас занят делом. Делом, которое он любит. Он просто… как бы это сказать?.. а, вот: он не торопится! Не торопится возвращаться! Он набирается опыта, чтобы применить его, когда мы вернемся, — словно пробуя эти слова на вкус, произнес Текс — и, чуточку помолчав, закончил: — Не то чтобы он не хотел возвратиться — это чушь на постном масле, поверь! Он тоскует о сыне, о жене не меньше, чем мы, а мы все одинаковые, даже Монти, со своими наполеоновскими замашками. Забыл, как мы пели:

Нас четверо, но мы — одни!

И трое нас, мы вновь одни!

А коль останемся вдвоем,

Мы все равно одни.

Четверка преданных друзей!

И пусть весь мир,

Что пред тобой,

Грозит бедой,

Для всех одной,

Идет на нас войной,

Любой из нас не одинок,

Нас — четверо!!

И нам плевать на этот мир,

Что нам грозит бедой!

Ведь мир один, всю жизнь один,

А нас же четверо друзей —

Сейчас, Вчера и Навсегда!

Закончив, Текс вскинул вверх крепко сжатый кулак и громко, во всю силу своих легких крикнул:

— О-го-го!!!

— Ты чего разорался? — неодобрительно спросил Кэп, вставая с камня. — Тут же не наш мир, где мы, — Кэп усмехнулся, — были сильнее всех, здесь другой мир и другие законы, и мы их не знаем. Боюсь, не облапошили бы нашего Дока…

— А вот, кстати, и они, — проронил Текс, показывая рукой в сторону поселка, где вверху тропки показались Док с Дедом. — Сейчас все и узнаем. Смотри, — толкнул он рукой Кэпа, — морда-то какая хмурая у нашего врачебного академика!

— Да и дедушка невесел, — пробормотал Кэп.

— Чем порадуете?! — излишне энергично, а потому фальшиво воскликнул Текс, когда те подошли поближе.

— Да похоже, ничем, — откликнулся Кэп.

— Ну, не тяните, радуйте…

— В общем, так, — сказал Док, — чем дальше в лес, тем толще партизаны…

— Ага, ты еще вспомни это: «Партия сказала, комсомол ответил — есть!» — усмехнулся Текс. — Давай уж, выкладывай!

— А что давать-то? Было бы что хорошее, а так… — и, чуть помолчав, сообщил:

— Калган пришел к нам в первую очередь, конечно, вылечить ноги, но не только, — и в раздумье Док повторил, — не только! — Вздохнув, он продолжил:

— Дело в том, что в этот мир, — и Док махнул рукой куда-то в сторону, — пришли не только мы. Примерно за полгода до нас в Трущобах и около них стали появляться странные люди. В смысле, люди не откуда-то с севера или, к примеру, юга, а из другого мира, как мы, например, или Монти. Только были они совсем иные, очень странные: высокие, очень худые и крайне быстрые в движениях. Когда срывались с места, то порой их силуэт как бы размазывался на бегу. В общем, они ничего не просили, но ничего и не давали. Они вообще не вступали в контакты. Подозрительные и недоверчивые жители Трущоб расценили их как разведчиков какого-то врага, захватчика. Сначала Калган со товарищи думал, что они пришли откуда-то из дальних краев этого мира, и попытались захватить хоть одного пришельца, но все впустую — чересчур они были быстры.

— Быстрее пули? — с иронией спросил Текс.

— Да, быстрее, — ответил Док, — и не отвлекай, пожалуйста, не сбивай меня с мысли.

— Робятки, — укоризненно произнес подошедший Дед, — дело сурьезное, выслушайте, а потом уж вякайте! Лады?

— В общем, поймать ни одного лазутчика так и не удалось, но сумели выяснить, что они приходят и уходят в пещеру рядом с Трущобами. Кстати, она появилась только после взрывов. Вернее, она там всегда была, а взрывы просто открыли в нее вход. Так вот, по словам Калгана, пещера та была очень мрачной, и туда никто не ходил. И в ней жили пауки! Большие, величиной с кошку, и было там их превеликое множество. И когда обитатели трущоб поняли, что пришельцы приходят и уходят в пещеру, то стало ясно, что это люди из другого мира. Вскоре из пещеры в город пришла делегация, и все пришельцы были в белых одеждах — не одни мы такие хитрые! И на этот раз они были вполне обычные, не высокие и не худые — такие, как все мы.

— Ну, ну! — в азарте выкрикнул Текс. — А что за делегация? Они чего-то хотят?

— Вот это и есть самое странное, — задумчиво произнес Док, — они предложили вакцину… от наркотиков! Причем ту, которая на сто процентов излечивает от наркомании. Излечивает с одинаковым успехом и начинающего наркомана, и закоренелого. Всего одна инъекция препарата ставила блок, разрушала цепочку желаний наркомана.

— Да, ну! — фыркнул Текс. — Такого быть не может! Сидеть на игле годами, а потом один раз укололи — и нате вам, бросил! Да все это чушь! — решительно закончил он.

— Вот и Калган к этому отнесся примерно так же. Он, несмотря на свою звероватость и даже дубоватость, оказался этаким хитрованом, отлично знающим, что и чего стоит, и поэтому с «делегатами» разговаривал не торопясь, водя их за нос. Как он сказал, его насторожило то, что они ничего взамен не требовали — ни денег, ни драгоценностей. Они только просили дать им возможность оградить этот мир от наркотиков.

— А что, это у них такая острая проблема? Наркомания? — спросил Кэп.

— Ну, может, и не столь острая, но тем не менее… До Взрыва в городе работал завод медпрепаратов, который помимо прочего производил морфин. И по закону подлости из всего, что уцелело на складах, остались практически только ампулы с морфином и омнопоном. Вдобавок к этому климат изменился и нивелировался. Не стало суровой зимы, и наиболее предприимчивые людишки начали выращивать коноплю. В общем, Калган решил этим делегатам дать от ворот поворот, но как раз в это время активизировался Монти…

— Погоди, погоди, — переспросил Текс, — коль проблема наркомании и у них стояла, почему же Калган отказался?

— Ну, ты и наивный, — насмешливо произнес Кэп, — здесь любой школьник догадается!

— Постой, постой… ты хочешь сказать, что Калган…

— Именно! — ответил Кэп. — Калган контролировал оборот наркоты в Трущобах!

— Так? — повернувшись к Доку, спросил Кэп.

Док сначала кивнул головой, а потом сказал:

— А кроме того, Калган государственный — если можно так сказать! — деятель, и у него вызвало подозрение полное бескорыстие пришельцев! А также их настойчивость и даже агрессивность в желании оказать такую сногсшибательную услугу. По его мнению, никакое доброе дело не может навязываться силой. А раз оно не доброе — значит, гони этих… вакцинаторов!

— Ну, он в общем-то прав. А они пытались?

— Да, они показали, как делаются эти прививки. Их сделали десяти самым конченым наркушам-доходягам.

— И?

— И ни один из них после прививки ни разу даже не посмотрел на иглу. Кроме того, после инъекции исчезла ломка, и к наркотикам у всех десяти появилось стойкое отвращение. Правда, срок еще мал, и достоверно ничего сказать нельзя, но…

— Так, а в чем дело-то? При таких результатах все родители потащат деток к добрым дядям-вакцинаторам, и плевать им на всех Калганов.

— Слушай, Док, — задумчиво спросил Кэп, — а каково твое мнение о такой возможности полного излечения? Да к тому же от одноразовой инъекции? Ты же не мог не сталкиваться с вопросами лечения наркоманов? Как считают у нас: возможно ли такое? И еще: а может, стоит их отправить к нам, в наш мир?

Док встал, прошелся по берегу и сказал:

— Понимаете, если мозг человека условно разделить на две зоны, а именно — на «удовольствие» и «неудовольствие», то удовольствие займет одну треть. А неудовольствие — две трети мозги. Наркотики вовсе не повышают удовольствие, как можно подумать, — они уменьшают неудовольствие. И никакая вакцина не способна полностью — и навсегда — убрать две трети психосостояния человека. То есть зоны неудовольствия всегда будет больше, а наркоман всегда будет знать, что у него есть легкий выход из неудовольствия. И последнее: ты говоришь, отправить их к нам? Дело в том, что они сами очень активно выспрашивают путь в другой мир. И здесь я солидарен с Калганом: мне это не нравится!

— Знаете, робятки, — впервые заговорил Дед, — они плохие люди. Я был там, где они кололи свою лекарству. У них мысли черные! И что интересно, они терпели-терпели мое присутствие, а потом решительно потребовали меня удалить. Я им мешал!

— А знаете, как эти пришельцы себя называют? — спросил Док и сам же ответил: — Соперники Смерти!


Дивные горы и Калган | Заповедник | В поисках Соперников Смерти