home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XI

ЦВЕТ ПОДВЕНЕЧНЫЙ, ЗОЛОТОЙ

Свадьба вообще дело хлопотное. А уж королевская — тем более. Хорошо еще, что происходила она в столь специфическом месте, как Хелльстад, так что Сварог оказался избавлен от кучи дурацких ритуалов.

Нельзя сказать, что сам он был изможден и измучен трудами праведными. Церемонию ему старательно разработали два больших знатока этого ремесла, взятые из двух земных королевств. Стол и винный погреб обеспечивали Золотые Болваны Велордерана, и делали это, как он убедился, с большим знанием дела. А разные мелочи твердой рукой взвалил на себя принц Элвар, заявивший, что он раз сто был посаженным отцом на свадьбах и справится прекрасно. И с громадным красно-желтым бантом на левом плече, знаком своей высокой должности на этом торжестве, стоял со Сварогом у нижней ступеньки роскошной лестницы, где они оба должны были встречать гостей и перекинуться с каждым парой словечек — скупо, чтобы не задерживать остальных. Мажордом тоже был здешний: высоченный золотой истукан с лицом, исполненным в виде физиономии щекастого усача, якобы выпивохи и весельчака. И выглядел крайне внушительно, когда с прибытием очередной летающей лодки ударял высоченным жезлом в специально для этой цели положенную тут же мраморную плиту и гаркал титул и имя гостя чуть ли не на весь прилегающий парк.

Вот именно, гости… Порой Сварог удивлялся про себя, не показывая чувств.

К его некоторому удивлению, Канцлер приглашение принял и явился с супругой, крайне величественной дамой с таким выражением лица, словно она то и дело собиралась спросить у Сварога: «А не рано ли вам сочетаться браком, молодые люди?» К еще большему его удивлению, принц Диамер-Сонирил тоже явился, но его супруга оказалась полной противоположностью мужу — низенькой и полненькой хохотушкой с седыми кудрями (понаблюдав за ней немного, Сварог стал подозревать, кто именно кого на себе женил).

Если канцлер порой, неосознанно для себя, ступал так, словно шагал по тонкому льду, Диамер-Сонирил шествовал с обычной чопорностью, а его жена и вовсе озиралась с несказанным любопытством.

Подружки невесты, как и полагается, прибыли едва ли не раньше всех: Канилла, конечно, с Родриком, Аурика в одиночестве, а вот Томи объявилась рука об руку с Леверлином, с которым могла познакомиться только в Латеранском замке. Впрочем, все они, как и полагалось, тут же оставили своих кавалеров и исчезли в тех загадочных помещениях дворца, где одевали невесту. Туда же без малейшей сословной розни проследовали супруга Диамер-Сонирила и привезенная принцем Элваром с собой гостья: симпатичная темноглазая вдовушка (судя не по ленте на плече, а обшитому белой лентой чепчику, овдовевшая достаточно давно), одетая со всей возможной для каталаунской жительницы пышностью, поначалу откровенно робевшая, но потом чуточку успокоившаяся.

Дальше шли опять-таки по статусу: сначала Элкон со своей ронерской маркизой, потом четверо юных сподвижников Сварога с подругами, наперечет юными и незнакомыми лариссами. За ними — маркиз Оклер с женой (попутно Элвар просветил Сварога еще об одной условности: все приглашенные имеют право явиться с детьми, но только если те совершеннолетние, а также неженатые либо незамужние).

После ларов настал черед земных монархов: очаровательная Лавиния Лоранская (в одиночестве), Мара (тоже одна) и его величество Бони Первый (с белокурой, довольно симпатичной, но явно не особенно благонравной девицей). Поскольку согласно стародавнему обычаю на свадьбу должны съезжать все без исключения короли, Сварог, к своему сожалению, не увидел своего доброго знакомого короля Шагана (опасно занедужившего), зато получил сомнительное удовольствие лицезреть двух мозгляков из Вольных Маноров (которых надеялся больше никогда в жизни не увидеть); король Тейл из Шотерна с женой и дочерью, да король Виррел из Корта с женой (папенька Лавинии). И только после этих двух, ему абсолютно неинтересных и ничем непримечательных, по лестнице стали подниматься те, кого он с охотой пропустил бы вперед: Шег Шедарис с Теткой Чари, Паколет, стараниями Бони не только барон, но еще граф и маркиз (правда, сопровождавшую его девицу они с Бони, такое впечатление, выбирали в одной лавке). Маргилена с мужем, Арталетта, Старая Матушка, Интагар с женой и двумя дочерьми, вдовец Баглю с двумя статными усатыми сыновьями, адмирал Амонд с женой, герцог Раган с женой и дочерью, молодой герцог Брейсингем и князь Гарайла (оба в одиночестве, причем если герцога это откровенно печалило, Гарайла, наоборот, чувствовал себя прекрасно). Граф Гаржак, один, как перст, герцог Лемар с очаровательной девицей, выглядевшей вполне совершеннолетней (но Сварог подозревал, что годочков ей на пару меньше). Ну, что поделать, полезный для государства человек, заслужил приглашения…

Замыкали шествие старуха Грельфи, мэтр Анрах и мэтр Лагефель (последний, откровенно говоря, был Сварогу, в общем, безразличен и зван только потому, что неудобно как-то его не позвать, если он столько лет живет и работает в замке). С превеликой охотой Сварог пригласил бы и капитана Зо с боцманом Блаем, но это оказалось никак невозможно сделать из-за присутствия Баглю, у которого с капитаном давняя кровная вражда. Патриархальные гланские нравы таковы, что Баглю мог и на торжественной церемонии за палаш схватиться… В Глане на любом пиршестве или торжестве бдительно следят, чтобы за одним столом не оказались кровники, для того есть специальные старики, помнящие все недоразумения меж родами и кланами за последние сто лет…

«Ну вот, кажется, и все», — подумал Сварог, когда торжественное шествие закончилось и гости оказались в огромном зале в синих тонах, щедро убранном цветочными гирляндами и вензелями новобрачных из белых лилий — здесь им предстояло провести какое-то время в светской болтовне, пока слуги обносят их вином и мороженым. Кажется, все. Дядюшка Элвар почти что трезв, отец Грук, в новехонькой рясе, с искусной работы крестом Единого на груди, заточен в одну из комнат под присмотром двух каталаунцев, которым крепко-накрепко наказано не пропускать в комнату и наперстка. Карах ожидает на своем месте, где и положено первому министру королевства, в драгоценной мантии и с целой гирляндой положенных ему по должности орденов на шее (конечно, уменьшенных под его рост). На пиршественном столе перед прибором каждого гостя уже лежит «подарок от новобрачных» — массивная золотая ложка весом не менее трех паундов (один паунд — не менее 125 г), с гербами жениха и невесты и полудюжиной брильянтов.

Церемония ожидалась не такая уж долгая и затейливая, но Сварог все равно откровенно маялся из-за того, что выставлен на всеобщее обозрение, хотя почти все до единого собравшиеся — люди свои, если не друзья, то надежные сподвижники или, по крайней мере, доброжелательно к нему расположенные сановники империи. Не считая, конечно, Лавинии (пару раз награждавшей его ангельской улыбкой) и двух абсолютно ему ненужных корольков с их унылыми супругами. Но тут уж никуда не денешься — этикет. Гораздо противнее было бы видеть здесь поддельного Стахора…

Он посмотрел на часы и шепнул Элвару:

— Давно ей пора быть…

— Ну что вы хотите, мой венценосный кузен? — хмыкнул принц. — Опоздание невесты при одевании — это прямо-таки ритуал, тут уж терпеть приходится. Пройдитесь пока меж гостями, словцом перекиньтесь, жениху это тоже положено… Пить не вздумайте, пока не сядете за стол, жениху не полагается ни глотка, — он шумно вздохнул и уныло добавил: — И мне тоже, вот незадача…

И незаметно для окружающих, но чувствительно подтолкнул Сварога кулаком в поясницу. Подавив вздох, Сварог начал обход гостей. Первым ему попался Канцлер, от которого Сварог предпочел бы очутиться подальше. Однако опытный царедворец с самым что ни на есть радостным лицом подхватил Сварога под локоть, громко поздравил, а тихонечко добавил:

— И как это вы оба ухитряетесь отыскивать и поворачивать себе на пользу юридические казусы…

— Но ведь ни один закон не нарушен? — также тихо спросил Сварог.

— Ну, кто же говорит… Однако — казусы. К примеру, теперь ваша невеста — в какой-то степени подчинена принцу Диамер-Сонирилу… — он посмотрел с некоторым уважением. — Но, в общем — хороший ход… Уж если мне здесь немного не по себе, можно представить, что будет за облаками… С политической точки зрения — неплохо придумано…

Расставшись с ним, Сварог оказался едва ли не в объятиях принца Диамер-Сонирила, с ходу поинтересовавшегося, когда ему представится возможность произвести здесь положенную инспекторскую проверку. В самом скором времени, заверил Сварог, прикидывая, как устроить перед его высочеством внушительный парад гармов, глорхов да и существ гораздо более поразительного облика.

Мара подмигнула и чуть заметно показала язык. Большинство просто поздравляли с разной степенью изящества и красноречия. Бони, выбрав время, когда вокруг Сварога стало относительно пустовато, подтащил за локоть Паколета и наставительно сказал:

— Еще раз поблагодари командира. А то по-прежнему бы в Равене гусей тырил и кошельки стриг.

Князь Гарайла, едва отбарабанив положенные поздравления, шепотком поинтересовался, не близится ли какой войны, а то со Святой Землей получается какая-то глупая волокита. Сварог заверил его, что кое-что намечается, но это пока страшный секрет, улыбнулся сияющему Интагару и неторопливо продолжал обход гостей. Зато от герцога Лемара отвязаться так просто не удалось — прохвост закатил, что уж там, великолепную речь, изобиловавшую метафорами, гиперболами, панегириками и прочими перлами ораторского искусства. Судя по всем этим красивостям, над герцогом снова повисла парочка незакрытых уголовных дел — надо будет потом поинтересоваться у Интагара…

На его счастье, снова подкрался Элвар, легонько подтолкнул в поясницу и шепотом посоветовал:

— Вот теперь жениху пора поинтересоваться, как у невесты обстоит с платьем… Вон в тот коридор…

Сварог прошел в боковой коридор, остановился перед чуточку приоткрытой дверью, за которой лязгали ножницы, щелкали щипцы для завивки и доносились те патетически-деловитые голоса женщин, какими они обычно разговаривают о всяких пустяках. Послышался наставительный голос супруги Диамер-Сонирила:

— Вита, родная, но нужно же немного поплакать… Хотя бы пару слезинок, в конце концов, старинная традиция…

Вслед раздался чуточку дрожавший от робости голос мельничихи:

— И печальную бы песню спеть, ваше императорское высочество… Чтобы — к счастью…

— Полагаете, милочка? — раздался ничуть не спесивый голос принцессы.

— Уж, это непременно, ваше императорское высочество. У нас в Каталауне завсегда… И никому во вред не пошло…

— А действительно, я что-то такое помню, — вмешалась Томи. — Чтобы — к счастью… Знаете что-нибудь подходящее, Тальфри?

— Ну, еще бы, госпожа маркиза! Сколько раз на свадьбах… Его величество не даст соврать…

И тут же она завела высоким, чистым голосом, порой исполнявшимся столь щемящей тоски, что у Сварога, так и торчавшего глупо под дверями, мороз пробегал по коже:

— Скользкий снег хрустит,

сани вдаль бегут,

а в санях к венцу милую везут,

а идет к венцу не добром она,

волею чужою замуж отдана.

Если б я сейчас превратился в снег —

я бы задержал этих санок бег…

«Черт знает, что такое, — сердито подумал Сварог. — Традиции у них, понимаете ли… С печальными песнями, да еще и слез требуют…» Мельничиха пела, вкладывая всю душу:

— Я бы их в сугроб вывалил сейчас,

обнял бы ее я в последний раз.

Обнял бы ее и к груди прижал,

этот нежный рот вновь поцеловал,

чтоб любовь ее растопила снег,

чтоб растаял я и пропал навек…

Когда песня кончилась, послышался тихий, словно бы чуточку удрученный голос Яны:

— Так вы меня и в самом деле до слез доведете…

— Хотя бы парочку! — с энтузиазмом воскликнула веселушка-принцесса. — Согласно традициям! Уж как рыдала ваша матушка, хотя у нее с вашим отцом была настоящая большая любовь… Чтобы к счастью…

Решив, что с него хватит этой неуместной меланхолии, Сварог подошел и постучал в приоткрытую дверь. Очень быстро вылетела Томи — с золотистыми кружевными лентами в одной руке, узкими ножницами в другой, во рту у нее торчал пучок булавок с головками из самоцветов, а за поясом — сразу три гребешка мал мала меньше. Завидев Сварога, она ловко вынула изо рта булавки рукой с ножницами, грозно подбоченилась и вопросила:

— А у вас тут какие дела, господин жених? Мы ведь с вами сейчас не на службе?

— Никоим образом, — ответил Сварог, немного ошеломленный этим напором. — Совсем наоборот.

— Вот и нечего вам тут болтаться! — воинственно выпалила Томи, загораживая дорогу. — Не мешок из дерюги мастерим, а платье невесте приводим в полный порядок! Придет время, позовут! — Повернулась и вошла в комнату, не озаботившись плотно прикрыть за собой дверь. В комнате клацали ножницы, деловито переговаривались женщины, потом уже Томи звонким печальным голосом затянула:

— Говорите, я молчу!

Все припомните обиды

и нахмуритесь для вида,

мою руку не допустите к плечу.

Говорите, говорите, я молчу…

Сварог растерянно потоптался в узком коридоре — весь в синем бархате, золотых позументах и бриллиантах, с желтым пучком жениховских лент на плече. В комнате пели уже хором:

— Говорите, я молчу!

Как уверенно вы лжете…

Что же, вы себя спасете,

я одна по всем долгам плачу.

Говорите, говорите, я молчу…

Говорите, я молчу!

Вас тихонечко жалею,

оправдаться не умею,

а вернее — не должна. И не хочу.

«Замолчите!» — молча я кричу…

Он вышел в коридор, но не стал приближаться к залу, где слышались веселые разговоры и смех. Показавшийся оттуда принц Элвар с большим знанием дела спросил:

— Не пускают?

Сварог кивнул.

— Дело знакомое, — сказал Элвар. — Пока пуговку не перешьют десять раз, не успокоятся… Кто это все только выдумал… — воровато оглянувшись, он увлек Сварога в глубь коридора, подальше от гостей, извлек из кармана плоскую серебряную фляжку с великолепной чеканкой, изображавшей охотничьи сцены, по его привычкам сущий наперсточек. — Вот тут и стаканчик удобный получается, если колпачок свинтить… Традиции для того и есть, чтобы их нарушали… Ну-ка, для смелости!

Сварог, недолго думая, взял стаканчик и хватил хорошего келимаса (видимо, по случаю торжества принц отказался пока от любимой самогонки). Принц, никогда и не выставлявший себя знатоком хороших манер, прикончил остальное прямо из горлышка. Неподалеку прохаживался Мяус, бросая на Сварога недвусмысленные взгляды.

— Извините, принц, — сказал Сварог и отошел к своему министру полиции.

Ловко взобравшись по портьере так, что их головы оказались на одном уровне, Мяус тихо сообщил:

— Все перепроверено. Наши защитные поля удержат любой ядерный взрыв, мало того, не дадут ему совершиться… Государь, могу я задать не относящийся к делу вопрос?

— Давайте, — сказал Сварог.

— Насколько мне известно из общения с людьми, вы с госпожой Яной после завершения церемонии будете продолжать совершенно те же, непонятные мне, но крайне необходимые людям занятия. Для чего, собственно, нужна эта долгая церемония, если отношения меж вами нисколечко не изменятся?

— У людей есть свои программы, Мяус, — сказал Сварог. — И в некоторых случаях они их скрупулезно выполняют. Понятно?

— Понятно, — сказал Мяус.

Тем временем из узкого коридорчика послышался бесцеремонный стук кулаком в дверь и бас принца Элвара:

— Посаженный отец явился за невестой!

На сей раз его впустили, не чиня препятствий, — видимо, полагалось согласно этикету. Совсем недолго его не было, потом дверь шумно распахнулась, вновь послышался бас принца:

— Господин жених, передаю вам невесту!

Сварог пошел туда. И замер на миг.

Белое платье здесь служит траурным, выходить замуж принято в других: в основном в красных и синих, но дворянство предпочитает золотистый… Вот и сейчас на Яне красовалось короткое платье из золотистых кружев, с пышным подолом, с расширенными к локтю рукавами, украшенное лентами, бантами и еще какими-то красивостями, про которые Сварог не знал, как они называются, — вроде полосок золотого кружева с подвесками-цветами из драгоценных камней, жемчужными нитями, сплетенными в сложные узоры. Смелый вырез (к которому она радостно вернулась после пары недель навязанного Сварогом пуританства в одежде) обшит крохотными бриллиантиками. Это было красиво и ничуть не казалось дурной пышностью — настоящее подвенечное платье королевы. В ушах и на шее сверкали сапфиры, способные привести в горькую зависть любую из присутствующих здесь дам — это уже Сварог открыл свои сундуки, предварительно поручив Грельфи проверить каждое украшение. Прическа показалась ему какой-то странной, он ждал чего-то высокого, пышного, затейливого — и только потом сообразил, что это и есть шалантье, знаменитая прическа выходящих замуж принцесс, которым еще предстоит надевать корону: завитые локоны струятся вдоль щек, падают на грудь, плечи, только пониже затылка — небольшой узел, утыканный теми самыми булавками с самоцветными головками. Она улыбнулась Сварогу, она была ослепительна, сказочная принцесса — но Сварог с неудовольствием увидел на щеках слезинки, правда, очень маленькие — уговорили-таки хранительницы традиций…

— Ну, все готовы? — бдительно осмотрев их, спросил принц Элвар и махнул столь же огромным, как и бант, желто-красным платком посаженного отца.

В зале раздался гулкий бас мажордома, которому вторили не способные сравниться с ним по мощи голоса церемониймейстеров:

— Дамы и господа! Выход жениха с невестой!

Присутствующие вмиг замолчали и построились в две шеренги. Сварог пошел меж ними к противоположной двери огромного зала, медленно и степенно, как его старательно учил Элвар, держа поднятую на уровень плеча руку Яны, залитую сапфировым блеском перстней и браслетов. Те, мимо кого они проходили, попарно присоединялись к процессии. Со всех сторон послышалась музыка клавесинов и раздалась уже другая песня, на сей раз без малейшего уныния исполнявшаяся бархатным мужским баритоном:

— Ваш образ в это сердце вписан кровью,

и не найти мне слов ему под стать;

вы пишете, а мне его читать,

и даже вам я смысла не раскрою.

Мне самому загадочна порою

и недоступна ваша благодать,

и, веря в то, что смог я угадать,

на веру принимаю остальное…

Судя по всему, бесповоротно кончилась пора, когда следовало петь грустные песни, и это радовало. Сварог покосился на Яну — она смотрела перед собой серьезно, ничего вокруг не видя, похоже, происходившее для нее было очень важно, и он смущенно отвернулся, словно застигнутый за каким-то нехорошим подглядываньем, постарался стать таким же серьезным, коли уж она принимает все так близко к сердцу.

— Моей душе вы снитесь наяву,

и ваше сердце полнится до края

и не вмещает, радуясь родству.

Рожден любить, любви не выбираю —

для вас я создан, вами и живу

и ради вас живу и умираю…

Церемониймейстеры проворно распахнули обе створки высоких дверей. Этот зал, гораздо меньший размерами, совсем недавно, еще с утра, был точно таким же роскошным дворцовым помещением, но слуги (болваны золотые, а вот поди ж ты!..) постарались, как могли, придать ему вид храма: задрапировали стены темной тканью, гирлянды и вензеля составили исключительно из лилий, символизировавших, как с давних пор повелось, непорочность невесты. Не удержавшись, Сварог показал Яне глазами на ближайшую гирлянду. Яна едва заметно улыбнулась и тут же стала невероятно серьезной, опустилась на одно колено, и Сварог, повинуясь нажиму ее пальцев, сделал то же самое.

Алтарь, перед которым они стояли, был самым настоящим, старинным, работы какого-то известного мастера — под честное слово позаимствованный принцем Элваром в одном из храмов Каталауна: потемневший от времени серебряный крест Единого, врезанный в верхнюю его половину, а ниже чуть потускневшие росписи, изображавшие святого Катберта и святого Сколота в тот момент, когда они, изловивши очередное демоническое создание, вразумляли его посредством не столько слова Божьего, сколько знаменитым молотом Катберта и не менее прославленным увесистым посохом Сколота… Демоническому созданию приходилось весьма несладко. На заднем плане, воздев ясные очи к небу, помещалась непорочная девица, только что спасенная святыми от козней демона.

На алтаре возвышался отец Грук, совершенно не похожий себя прежнего: волосы и борода тщательно расчесаны, новая коричневая ряса безукоризненно чиста, крест Единого сияет серебром. Вид у священника был самый импозантный и внушающий нешуточное почтение. Совершенно другой человек. Сварогу пришлось сделать над собой некоторое усилие, чтобы вспомнить его у пивной бочки в окружении лысых молодцов или шествующим к виселице с закрученными за спиной руками, в разодранной рясе. Что ж, в конце концов, сана его не лишали. Все законно.

— Поднимитесь, дети мои! — возгласил отец Грук совершенно незнакомым, звучным, проникновенным голосом. — И да свершится же таинство из числа не печальных, а радующих душу!

Где-то в сторонке тихонько заиграл орган — и здесь исправно работали музыкальные системы Фаларена.

— Святые церемонии не терпят многословия, — продолжал отец Грук в совершеннейшей тишине. — Ибо сказано святым Катбертом: лучше поступок, нежели долгие словеса. Дети мои, непорочная девица и бравый рыцарь! Те, кто намерен жить в миру, не должен обитать в нем без второй половинки, дабы продолжить род свой, дабы совместно переживать радости и печали, дабы быть опорой друг другу в несчастье и в удачах, дабы вместе противостоять врагу рода человеческого. И видя перед собой юную пару, решившуюся проделать рука об руку жизненный путь, пока смерть не разлучит их, наставляю и велю: храните любовь и верность друг другу, доброту и уважение во все дни, и да не встанут перед вами раздор, блудодейство, ссоры и отчуждение. Обнимите друг друга, дети мои, и выскажите друг другу втайне от окружающих свои самые заветные желания!

Они повернулись друг к другу и обнялись. Ухо Сварога защекотал жаркий шепот Яны:

— Я хочу, чтобы ты был мне верен…

И Сварог, не особенно и раздумывая, прошептал:

— Я бы очень хотел полюбить тебя по-настоящему…

Когда они вновь повернулись к алтарю, отец Грук, напрягши голос, прогрохотал:

— Объявляю вас мужем и женой отныне и навеки, и да будет вам судьбой нести вдвоем радости и печали! Благословляю вас правом, данным мне Единым!

Кто-то, бесшумно подошедший сбоку, протянул золотую тарелочку с двумя обручальными кольцами. И они надели кольца друг другу — на средний палец, как заведено. Сварог давно уже, решив, что в серьезных делах не должно быть шуток, заменил герб Хелльстада на герб Гэйров, добавив к нему в навершие филина — как символ той мудрости, которой ему сплошь и рядом недоставало. Яна волновалась, и ей удалось надеть ему кольцо только со второй попытки — правда, судя по благосклонному взгляду отца Грука, это вовсе не было какой-то дурной приметой.

— Поцелуйте друг друга, новобрачные, и перейдите к представителю мирских властей с его мирскими заботами!

Поцелуй, надо сказать, затянулся надолго. Потом, сделав всего три шага вправо, они оказались перед высокой, в рост человека, тумбой, на которой восседал Карах, придавший себе самую величественную позу, какую только ухитрился. Тут же встав и держа перед собой вертикально сверток пергамента с несколькими подвешенными к нему печатями, сделавший невероятную карьеру серенький домовой провозгласил:

— Согласно законам славного королевства Хелльстад, я, первый министр барон Карах, вручаю вам бумагу о законном браке, должным образом зарегистрированную в Брачном кодексе. Тот же, кто посмеет объявить этот брак незаконным, понесет наказание по законам королевства, и лучше бы ему не родиться на свет! Счастья вам и удачи, согласия и любви, новобрачная пара!

Снова кто-то подошел сзади, и на плечи Сварогу легла алая мантия короля. Благодаря опыту, он легко справился с застежками и пряжками, а потом помог Яне, путавшейся с непривычки. Еще миг — и на головах у обоих оказались митры, с большим искусством выполненные из сосновых шишек.

Говоря по правде, митра Яны была красивым ювелирным изделием, и не более того… В свое время в одной из кладовых, примыкавших к кабинету Фаларена, Сварог нашел четыре мантии и две запасных митры — все как одна подходившие на его голову. А вот подобного головного убора гораздо меньше размером, годного бы для женской головки, не оказалось: видимо, Фаларен так и собирался прожить свою нескончаемую жизнь вечным холостяком. Ну, а переделывать уже имеющиеся хелльстадские короны Сварог не рискнул: кто знает, как это повлияло бы на них. Ну, по крайней мере, мантия на Яне была настоящая.

Как она сияла, гордо выпрямившись и прижимая к груди увешанный печатями свиток! Сварог залюбовался. Это и называется — исполнение мечты…

Взяв его под руку, глядя снизу вверх преданно и восхищенно, Яна прошептала так тихо, что он едва расслышал:

— Спасибо… Я твоя навсегда…

И тут же раздался зычный бас мажордома, поддержанный церемониймейстерами:

— Его величество король, его величество королева приглашают гостей к пиршественному столу!

И все так же чинно, возглавляемые королевской четой, двинулись в следующий зал. Подружки невесты, все трое, шагали сразу за ними, умело скрывая недовольство на лицах: этикет не позволял бурных поздравлений с поцелуями и объятиями.

Хорошо еще, как оказалось, этикет для пиршественного стола каждый король волен устанавливать по своему усмотрению. А потому Сварог заранее распределил места: принцы и Канцлер оказались по его левую руку, как и юные сподвижники. Странная Компания сидела по правую руку Яны (помещавшейся справа от Сварога), министры — чуть позади, ну, а совершенно несимпатичных ему корольков Сварог отправил в дальний конец подковообразного стола, полагая, что для них и такой чести достаточно.

Как всегда на любых пирах, первые минуты царила некоторая скованность, но потом, опять-таки как всегда, дело наладилось: зазвенели первые кубки, послышались громкие здравицы в честь виновников торжества, зазвякали вилки и ножи, целясь на обильные и многими (в том числе Сварогом) впервые раз виденные яства, лица чуточку раскраснелись, разговоры стали громче… В общем, наладилось дело.

Нашлись, правда, такие, которым, сразу видно, было чуточку не по себе из-за присутствия гармов Сварога и Яны. Акбар, как и подобает солидному псу, смирнехонько сидел возле кресла Сварога, время от времени смачно жуя очередное угощение (которые ему по сигналу Сварога подносил специально для того отряженный Золотой Болван). Пепельного цвета Фиалка Яны (совсем еще щенок, но размерами побольше крупной овчарки) вела себя гораздо более непринужденно: расхаживала вокруг стола, то и дело лезла знакомиться с гостями, тычась мокрым носом и кладя тяжелую лапу на колено. Канцлер и Диамер-Сонирил перенесли это стоически (но явно облегченно вздохнули про себя, когда Фиалка отошла), молодежь (в том числе ничуть не напуганные дочки Интагара) принимала ее радушно, принц Элвар и отец Грук, которых большими собаками не запугаешь, даже без церемоний потормошили за загривок. Лавиния ее демонстративно гладила, желая показать, что ей и черт не брат. А вот ее папа, когда Фиалка и до него добралась, весь побледнел и чуть не грянулся в обморок. Ничуть не огорченная столь холодным приемом Фиалка сгребла у него с блюда здоровенного, отлично зажаренного гуся и удалилась в угол зала не спеша разбираться с аппетитной дичиной, фаршированной чем-то изысканным.

— Ну, и каково себя чувствовать королевой Хелльстада? — тихонько спросил Сварог у сияющей Яны.

Она бросила на него смешливый взгляд:

— Пока, во всяком случае, необычно… Может быть, объявим танцы?..

Сварог махнул придворному распорядителю танцев, привезенному для такого случая из Снольдера, — он и сам не хотел, чтобы пир превратился в долгую жралку, среди гостей хватало молодых, которым хотелось провести время гораздо интереснее. Если не считать вовсе уж заядлых обжор, короли в подобных случаях так и поступали: каждое блюдо сменялось танцем, и наоборот. Тут уже допустимы и легкие вольности: приглашение чужих супруг, приглашение дамами мужчин.

Вот уж кому сегодня предстояло выложиться на всю катушку, так это танцмейстеру, получившему от Сварога самые подробные инструкции: проследить, чтобы ни одна дама, пожелавшая бы танцевать, не осталась уныло торчать за столом, да вдобавок сделать все, чтобы пары, хотевшие танцевать только друг с другом (а такие желания недвусмысленно проявляли не только Канилла с Родриком, но и Томи с Леверлином), никто не «разбивал»…

В общем, масса нюансов.

Люди постарше — Канцлер, Диамер-Сонирил, адмирал Амонд, герцог Раган и Баглю — ограничились тем, что прошли круг по залу в старомодной медленной фартачетте. Зато молодежь явно намеревалась повеселиться на славу. Граф Гарайла, хотя никак не мог причислять себя к оной, к удивлению Сварога, три танца подряд танцевал со Старой Матушкой, которой это никакого неудовольствия не доставляло. И он вспомнил: был у них в молодости какой-то неудачный флирт… Поженить их, что ли? Не дряхлые старцы, в конце концов…

Опять-таки к его некоторому удивлению, его пригласила на быстрый гудаберт, а потом на медленную фарагуду тихая смуглянка Аурика, красавица и неплохой эксперт по «спектру». Он испугался, что повторится история Томи, когда та в него влюблялась хоть и ненадолго, зато по уши, — нет, вроде бы ничего подобного… В фарагуде он несколько раз оказывался неподалеку от Томи с Леверлином и пришел выводу: там что-то определенно назревает. Возможно, Леверлин и был тем самым «галантным дворянином», с которым Томи познакомилась тогда в Латеранском дворце.

Маргилена, как на любом дворцовом балу, беспрестанно меняла кавалеров (вспомнив данные ей наставления, Сварог подозвал сидевшего в сторонке Мяуса и отдал ему кое-какие распоряжения). Дочери Интагара танцевали в основном с сыновьями Баглю. Элкон — с ронерской подругой. Арталетта — со всеми, кто приглашал. Понемногу установилось некое равновесие: танцующие присмотрелись и поняли, какие пары не стоит «разбивать», чтобы, чего доброго, не нарваться на дуэль за пределами дворца.

Улучив подходящий момент, когда танцующие возвращались к столу, Сварог взял под локоть Леверлина, смотревшего вслед Томи затуманенными глазами. Сказал веско:

— Я тебе ничего не запрещаю и ни от чего не отговариваю, но имей в виду: это еще девочка.

— Как это замечательно, — сказал поэт, положительно, пребывая в некоем трансе. — Самая красивая здесь, и вдобавок…

Сварог усмехнулся: как говорила Канилла, мы еще сами не знаем, большая это любовь или просто пылкая страсть, но что-то определенно пылкое. То-то и у Томи глаза затуманены. Ладно, все будет нормально…

Подойдя к своему креслу, он обнаружил, что Мара самым оживленным образом беседует с Яной, что-то нашептывает ей на ухо, сопровождая слова энергичными движениями — а Яна чуточку покраснела, опустив голову. Понятно, не знавшая ревности боевая подруга вновь старалась для него, как могла. Улучив момент, Сварог показал Маре кулак, что не произвело на нее никакого впечатления, продолжала, чертовка, наставления новобрачной.

Рядом Гарайла, не торопившийся садиться за стол, старательно и громко объяснял Старой Матушке наилучшие приемы кавалерийской разведки в зависимости от местности. Она притворялась, что слушает с живейшим интересом. «Поженю, — подумал Сварог. — Негоже маршалу гвардии всю жизнь пробыть холостяком, да и Старая Матушка, хоть ее так и зовут, интереса к супружеской жизни не потеряла, даже и фаворит на данный момент имеется…»

Принц Элвар ходил по пятам за танцмейстером и добивался, когда же наконец объявят райду. Маргилена, вряд ли случайно оказавшись рядом, быстро прошептала на ухо:

— Не смотри с таким подозрением. Сегодня, с кем бы ни плясала, законного мужа кое-чему учить буду. Он робко склоняется…

Самое интересное, что подметил Сварог — Лавиния Лоранская и граф Гаржак буквально не отходили друг от друга: один танец за другим, перешептывания у портьеры, пылкие многозначительные взгляды Лавинии, кое-какие дозволенные в медленных танцах легкие вольности… «Ладно, пусть развлекаются, — благодушно подумал он, — Гаржака и сотня красавиц не перевербует…»

Обозревая зал, Сварог пришел к выводу, что свадьба все же удалась на славу. Пожилые чинно беседуют, Баглю с Раганом и Интагаром — сплошь коллеги по нелегкому ремеслу — играют в кости за отдельным столиком, супруга Диамер-Сонирила, явно довольная праздником, танцует с маркизом Оклером, оба мэтра, очень похоже, углубились в разговор о высоких материях, ну, а самые молодые веселятся вовсе уж самозабвенно. Причем Томи с Леверлином настолько увлечены друг другом, что Сварог, похоже, оказался прав — там не то что назревает, там летит вперед семимильными шагами…

А вечером будет великолепный фейерверк, такой, что в летающих замках обзавидуются и будут гадать, что за праздник нынче в Хелльстаде (если не считать присутствующих здесь ларов, все остальные представления не имеют, в чем тут дело). Жаль, что не успел Брагерт, вот уж кого с удовольствием увидел бы, но он застрял в Лоране, дело сложное и путаное, причем ниточка, похоже, ведет к очередному убийце, которого очаровательная Лавиния по своей милой привычке намерена к Сварогу подослать…

Рядом с портьерой оказался Золотой Кот, взглядом позвал Сварога. Тот подошел, не мешкая.

— Ваше величество, — сказал министр полиции. — Только что персона, поименованная как король Тейл из Шотера, украдкой спрятала себе в карман золотую солонку весом примерно в два с половиной паунда, являющуюся дворцовым имуществом, а, следовательно, вашим. Как прикажете отреагировать?

— Оставить без последствий, — сказал Сварог, с трудом подавив смех, — ай да его величество, за столом солонки тырит. Королевство у него, впрочем, такое, что даже соседи не зарятся…

Он сделал условный знак танцмейстеру, и вскоре несколько голосов подхватили:

— Танец новобрачных! Королевский танец!

Яна встала ему навстречу прежде, чем он успел подойти. Присутствующие, в большинстве своем прекрасно знавшие этикет, проворно освободили середину зала, отодвинувшись к стенам. Глянув на вопросительно уставившегося танцмейстера, Сварог бросил:

— Лагетон.

Это было что-то вроде смеси танго с вальсом — только вальс гораздо медленнее того, из покинутого Сварогом мира. Настала тишина, зазвучали первые аккорды, Яна полузакрыв глаза, медленно кружилась в объятиях Сварога, и ее очаровательное личико было столь счастливым что он даже ощутил некоторую неловкость — можно подумать, все это стоило ему каких-то особенных усилий. Усилий особо и тратить не пришлось.

В этой фигуре можно было чуточку прижаться друг к другу, и Яна прильнула, веселая, хмельная, раскрасневшаяся и от вина, и от праздника, как-то очень уж лукаво шепнула ему на ухо:

— Хочешь настоящий лагетон… как в древности?

— Хочу, — сказал он, даже не пытаясь гадать, что за сюрприз ему хотят преподнести.

— Тогда смотри мне прямо в глаза и не отвлекайся ни на что вокруг…

Сварог так и поступил. Звучала музыка, Сварог с Яной медленно кружились, не размыкая объятий. Первая странность, которую он отметил, — удивленные возгласы доносились словно бы откуда-то снизу. Чуточку повернув голову, он оторопел, но собрал всю силу воли и ухитрился не сбиться с такта.

Они танцевали не на паркете, а высоко над ним. В воздухе. Уардах в пяти над полом, так, словно под ногами у них сказался невидимый, но прочный помост.

— Не бойся, — прошептала Яна, глядя на него смешливо и загадочно. — Ничего не случится… Когда я рядом, ничего не случится…

Странно, но он нисколечко не испугался — и они танцевали, высоко над головами примолкших гостей, над огромным роскошным столом, пересекая зал из конца в конец, поднявшись уже так высоко, что пару раз пришлось огибать исполинские люстры. Яна вела его уверенно, словно они танцевали на паркете.

— Мне так радостно счастливо… — прошептала она, — как давно уже не было… Можно, я немного пошалю?

— Шалите, супруга моя, — сказал Сварог.

Высокое окно рядом с ними вдруг распахнулось беззвучно и легко, они оказались над балконом, над кронами деревьев, усыпанных гирляндами разноцветных лампочек — уже начинало темнеть, — над подсвеченными радужными струями фонтанов, высоко над великолепным парком. Музыка словно сопровождала их, и они по-прежнему медленно кружились в объятиях друг друга.

— Древний Ветер? — спросил он тихонько.

— Конечно, — так же тихо ответила Яна. — Просыпается вот…

Она улыбалась, полузакрыв глаза, ее лицо в полумраке было таинственным, загадочным, чуточку иным. Все вокруг было покойным и счастливым.

Однако Сварога вдруг пронзила короткая, холодная, никак не сочетавшаяся с праздником, с весельем, со счастливой девушкой в его объятиях мысль.

А насколько этот Древний Ветер пригоден для серьезного боя?

Красноярск, 2013.


Глава X СЮРПРИЗ ИЗ СЮРПРИЗОВ | Из ниоткуда в никуда | * * *