home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава V

Далеко от дома, очень далеко

С окружающим миром произошло что-то абсолютно неописуемое. Нахлынула непроницаемая мгла, и поручик с нешуточным ужасом ощутил себя растворенным в ней — он не чувствовал тела, биения сердца, не мог пошевелиться, выдохнуть, потому что нечем было двигать, поручика Савельева как бы и не существовало в прежнем осязаемом виде, он ощущал себя облаком, туманом, дымом, распространявшимся вдаль и вширь, на всю Вселенную, его мысли, казалось, стали размазанными струйками слившегося с мраком тумана, его бывшее тело расплылось облаком немыслимых размеров…

И все кончилось столь же внезапно.

Он сидел в жестком железном креслице, напротив помещался ухмылявшийся штабс-капитан Маевский, а лампочка под потолком казалась вовсе уж тусклой — потому что снаружи лился солнечный свет.

— Впечатляет, верно? — как ни в чем не бывало осведомился Маевский. — Всякий раз пробирает до печенок… Интересные ощущения, правда?

— Да уж… — хрипло выговорил поручик. — Ощущения, должен признать, впечатляют…

Он с невыразимой радостью дышал и шевелился, вновь ощущая себя реальным. Описать нельзя, как приятно было вновь вдыхать и выдыхать воздух, менять позу, видеть окружающее… Понять эту радость мог только тот, кто сам прошел через этот жуткий, растворяющий, неведомо во что превративший на несколько мгновений мрак.

Он повернулся к окну. Там, снаружи, не было прежней картины, исчезли пьедесталы, соседние кареты, машинный зал. Они теперь находились под открытым небом, посреди ясного, солнечного дня, со всех сторон виднелись деревья с толстыми, сероватыми стволами и раскидистыми кронами, на первый взгляд мало чем отличавшиеся от обычных тополей.

— И что же… — начал он было.

— Погодите! — прервал Маевский резким, командным тоном, и поручик моментально примолк.

Штабс-капитан переменился решительно — его лицо стало застывшим, настороженным, глаза сузились, движения переменились, ставши скупыми, энергичными. Он повернул колесико на одном из баллонов, послышалось тихое шипение, и воздух, ставший слегка спертым, вмиг посвежел. Прильнув к окну, Маевский смотрел на окружающее с тем же хищным прищуром, словно они оказались посередине неприятельского лагеря.

Меж деревьев показался неторопливо идущий человек, не отличавшийся от них нарядом. Протянув руку вбок, Маевский ловко, не глядя, ухватил прислоненный к креслицу скорострел, звонко лязгнул затвором и отрывисто распорядился:

— Поверните штурвальчик влево, до упора. Потом распахните дверь и моментально — с линии огня!

Поручик ухватился за штурвальчик, поддавшийся очень легко, ожесточенно завертел его влево, пока не ощутил, что тот во что-то уперся. Толчком ноги распахнул дверь наружу, отпрянул в сторону. Он уже узнал в неторопливо приближавшемся человеке полковника Стахеева.

— Оглядитесь, что там вокруг!

— Никого, — сказал поручик. — Ни зверя, ни человека. Полное безлюдье.

— Отлично, — сквозь зубы процедил Маевский. — Встаньте так, чтобы в случае необходимости как можно быстрее захлопнуть дверь по моей команде…

Они расположились по обе стороны двери. Маевский держал скорострел хватко, привычно, положив палец на спусковой крючок. Полковник невозмутимо приближался. Остановившись перед дверью на расстоянии пары саженей, он громко произнес:

— Ну и дождик же сегодня, господа!

Утверждение это категорически противоречило ясной погоде, но Маевский моментально расслабился. Скорострел, впрочем, не убрал, так и держа его стволом вниз, повернулся к устройству на стенке, что-то там нажал, что-то, очень похоже, выключил. Погасли лампочки, стрелки на циферблатах замерли. Только теперь окошечко с цифрами представляло собой другую картину: нулей впереди стало наполовину меньше, а число выглядело теперь так: 28175.

Кивнув на него, поручик спросил, почему-то шепотом:

— Д-до Рождества Христова?

— Вы удивительно сообразительны, поручик… — сказал штабс-капитан без улыбки. — Именно что…

— А почему… — тем же шепотом произнес Савельев, кивая в сторону молча стоявшего полковника.

Маевский жестко усмехнулся:

— А потому, что если бы он сказал что-то другое, снаружи несомненно ждала бы засада и пришлось бы отступать … Давайте пока что покончим с вопросами, идет? Пойдемте…

Он вышел первым, так и не расставшись со скорострелом, который держал стволом вниз. Дождавшись, когда поручик покинет карету, захлопнул дверь и повернул наружную круглую ручку на пару оборотов — все такой же напряженный, подобравшийся, как хищник перед прыжком, ничего в нем сейчас не осталось от прежнего балагура и весельчака.

Они сошлись лицом к лицу.

— Господин полковник…

— Господа офицеры…

Поручик ничего не мог с собой поделать — он озирался, словно впервые в жизни оказавшийся на железнодорожном вокзале деревенский мужик. Вокруг не наблюдалось абсолютно ничего диковинного или хотя бы интересного: поляна посреди леса, самые обычные тополя, синее небо, солнышко над головой… Но при мысли, что сейчас от родного дома, от родного времени, его отделяет пропасть в тридцать тысячелетий, вновь охватывал восторженный ужас. Бог ты мой, как все прозаично вокруг — внешне. Тридцать тысячелетий, и ни за что не скажешь…

— Ну? — спросил Стахеев без улыбки, но с некоторой заботливостью. — Как вы себя чувствуете, господин поручик?

— Благодарю вас, нормально… Ощущения, конечно, и описать нельзя…

— Ощущения — материя эфемерная, — сказал полковник. — Позвольте вас поздравить с первым путешествием, Аркадий Петрович. Коленки у вас, я вижу, не подкашиваются, зубы не стучат, в обморок падать не намерены… Что ж, отлично. Вы взрослый человек, офицер, долг свой знаете… Нам придется срочно приступать к делу. Пойдемте, господа.

Именно этот тон сухой, деловой, властный и вернул поручику полное душевное равновесие. Он проникся. По большому счету, наплевать было, что меж ним и расположением батальона, всем привычным миром пролегло тридцать тысячелетий. Суть была совершенно в другом: ему, офицеру, надлежало прилежно выполнять свои обязанности под началом старшего по званию. Поскольку он был новичком, следовало проявить себя наилучшим образом. За эти нехитрые истины он и уцепился, отгоняя мысли обо всем остальном. Таков уж театр военных действий выпал. Вместо балканских гор, хивинских песков или европейских равнин — седая древность. Только и всего…

Полковник энергичным шагом двигался впереди, как человек, вполне освоившийся с местностью. Они старались не отставать.

Лес кончился, и перед ними распахнулось необозримое пространство — столь внезапно, что не только Савельев, но и Маевский на миг приостановился.

Живописный и захватывающий открылся пейзаж. Оказывается, они пребывали на отлогом склоне высокой горы, в сотне метров впереди, судя по увиденному, обрывавшейся крутым откосом. Справа, совсем недалеко, на ровной площадке, окруженной теми же развесистыми деревьями, располагалось небольшое серое здание. По обеим сторонам тянулись покрытые лесом внушительные гряды гор. Впереди, далеко внизу, простиралась на многие версты гладкая равнина, лишь кое-где вздымавшаяся округлыми холмами. За ней у горизонта синели такие же лесистые горы. Стахеев кивнул в сторону здания:

— Брошено лет сто назад. Мы сейчас находимся не менее чем в сотне верст от ближайшего человеческого жилья… что, согласитесь, крайне удобно. Я, правда, так и не знаю, что заставило былого хозяина этой виллы построить ее в таком отдалении от цивилизации — то ли он был особо упрямый мизантроп, то ли натворил дел и имел основания опасаться мести. А впрочем, какая нам разница… Пойдемте.

— Хорошенькое удобство, — сказал Маевский тоном исправного офицера, знающего, что он может себе порой позволить небольшие вольности. — Это что же, сотню верст добираться до обитаемых мест? Наверняка верхами?

Стахеев, оглянувшись на него через плечо, мимолетно усмехнулся:

— Не унывайте прежде времени, штабс-капитан…

Чем ближе они приближались, тем многочисленнее становились признаки совершеннейшего запустения: темно-коричневая черепичная крыша небольшой виллы с правой стороны совершенно обвалилась, открыв переплетение темных стропил, часть идущего вокруг здания балкона обрушилась, еще угадывающиеся аккуратные дорожки заросли густым кустарником и даже молодыми деревцами, фонтан справа от входа переполнен кучей пожухлых листьев. почти скрывших стоявшую в центре чаши невысокую каменную фигуру. Облицовка из гладких мраморных плиток почти вся осыпалась, открыв огромные блоки каменной кладки… Дома, в которых человек перестает жить, отчего-то очень быстро разрушаются и ветшают, как бы прочно ни были построены.

Только слева от невысокой каменной лестницы, ведущей в дом, красовалось нечто, не производившее впечатления полуразрушенной старины: словно бы длинная шлюпка-плоскодонка из длинных светло-желтых досок, на всю длину накрытая подобием купола: металлический переплет, большие выгнутые стекла… Вот эта лодка выглядела прямо-таки новехонькой — хотя и непонятно, откуда она взялась в горах, на высоте версты в полторы…

Навстречу им из дома вышел человек в одежде того же фасона, в какую обрядили их самих, — только у него на поясе, кроме кинжала, висела еще плоская револьверная кобура. Да и одежда была попроще — ни узоров, ни шитья. Должно быть, так и выглядят здешние простолюдины.

Вышедший проворно вытянулся в струнку, щелкнул каблуками. Ну да, разумеется, простоватое усатое лицо старослужащего…

— Самовар доспел, господин полковник! — отрапортовал он самым будничным тоном, как будто они пребывали сейчас где-нибудь в летних лагерях Гатчины.

Полковник кивнул, сделал приглашающий жест:

— Проходите, господа. Обстановка самая спартанская, конечно, нуда ничего не поделаешь. По ряду причин здесь безопаснее, чем в городе…

Под ногами лежал слой серой пыли едва ли не по щиколотку, испещренный множеством следов от подошв. Нигде, пройдя следом за полковником сквозь полдюжины больших и маленьких комнат, они не увидели ни мебели, ни ковров, ни картин. Только голые стены, словно хозяева, покидая виллу в давние времена, забрали с собой абсолютно все движимое имущество.

Комната, куда они в конце концов пришли, имела вполне обжитой вид. Пыль тщательно выметена до порошинки (несомненно, трудами того бравого усача), так что во всей красе представал пол, выложенный розоватой, прекрасно сохранившейся плиткой в форме квадратов и треугольников. Вдоль стен — четыре раскладных походных кровати, тщательно застеленные. Посреди комнаты — заваленный бумагами походный стол из металлических трубок и туго натянутого брезентового полотнища, несколько табуретов-раскладок. Тут же небольшой столик, судя по виду, сколоченный тем же служакой из отысканных в доме досок и брусьев, сооружение неказистое, но надежное. На нем самовар, разнообразная посуда, банки консервов.

— Там, за домом, до сих пор течет ручей, — небрежно махнул рукой куда-то полковник. — Так что для военного человека условия прямо-таки райские: вода и провиант, крыша над головой, полное отсутствие на десятки верст вокруг соглядатаев и вражеских шпионов…

— Враги?! — удивленно спросил поручик.

Его спутники переглянулись не без веселости, и Маевский сказал:

— Аркадий Петрович, в нашем занятном ремесле, право же, лучше всегда полагать любое окружение, в котором путешественник оказывается, вражеским. Мы, как-никак, сугубо тайные миссии проводим и везде — чужие…

— Именно, — кивнул Стахеев. — Ну что же… Для начала, господа, получите оружие.

Он поднял крышку стоявшего тут же вьючного ящика, окрашенного в уныло-зеленоватый казенный цвет, положил на бумаги два револьвера и два глухо стукнувших угловатых мешочка.

— Вычищены и смазаны. Осмотрите, зарядите, можете носить при себе во все время нашей миссии и пускать в ход при особой необходимости… правда, крайне желательно, не на людных центральных улицах.

Поручик присмотрелся к доставшемуся ему оружию: явный и несомненный «смит-вессон», но значительно меньше обычного, и ствол гораздо короче, нежели у обычной армейской модели.

— Производится фирмой «Людвиг Леве» в Германии, — пояснил полковник. — Поставляется в Россию для вооружения агентов сыскной полиции, вынужденных носить оружие тайно, под одеждой. Крайне удобен, не правда ли? Кирилл Петрович, что это вы так буйной головушкой крутите и ухмыляетесь?

— Поражаюсь, господин полковник, — ответил Маевский без тени шутливости в голосе. — Сколько ни путешествовал, устав категорически запрещал брать с собой огнестрельное оружие, что в былое, что в грядущее…

Полковник усмехнулся:

— Очень уж своеобразное вокруг былое, Кирилл Петрович. Исторической науке эта цивилизация совершенно неизвестна, от нее до нашего времени не дошло не то что письменных текстов, но и вообще каких бы то ни было материальных следов. А следовательно, любые наши здешние действия останутся для наших современников тайной. Даже если случится самое скверное, то, чего мы всегда боимся как черт ладана и какой-то наш предмет, да хотя бы этот револьвер, останется в былом, за тридцать тысячелетий от него не останется и следа. Либо он будет преспокойно лежать в морских пучинах… Да, вот именно. Посмотрите сюда.

Он достал из вороха бумаг вычерченную в три краски географическую карту, расстелил ее на столе, прижав углы револьверами и мешочками с патронами. Кивнул:

— Прошу ознакомиться.

Поручик присмотрелся. Изображенная на карте часть какого-то континента с несколькими близлежащими крупными островами и целым архипелагом мелких не вызвала у него ровным счетом никаких ассоциаций. Карта совершенно неизвестных мест. Маевский недоуменно пожал плечами, судя по его лицу, он тоже не мог ничего понять.

— Краткий урок географии, господа офицеры, — сказал полковник, вооружившись карандашом, — здешней географии. Перед собой вы видите не что иное, как Европу — какой она была тридцать тысячелетий назад. Совершенно иные очертания континента, как вы можете убедиться. Часть нашей Европы еще пребывает под морской поверхностью, а часть нынешней суши, несомненно, со временем уйдет на морское дно, — он повел по красочной карте незаточенным концом карандаша. — Не было времени — да и необходимости — проводить точные сличения, но навскидку можно сказать: примерно вот здесь будет Франция, вот тут будут Британские острова, а где-то здесь расположится Гибралтар. Вот тут возникнет Средиземное море, на месте коего пока что сплошная суша. Мы с вами сейчас находимся вот здесь, — он ткнул в карту, — там, где в более привычные нам времена меж Британией и Норвегией простираются морские просторы. Никакие археологические раскопки невозможны. Так что здесь мы можем позволить себе многое из того, что в других эпохах категорически запрещено уставами… — он хмыкнул. — Штабс-капитан, я бы вам по-дружески посоветовал убрать с лица эту блаженную улыбку…

— Простите, господин полковник, — сконфуженно понурился Маевский. — Не удержался. Это же просто Эдем какой-то…

— А вот с этой мыслью я вам не советую, а прямо приказываю моментально расстаться, — сухо сказал полковник. — Револьвер в кармане ничуть не облегчит вам задачу. Поскольку ситуация сложная и труднейшая.

— Простите…

— Прощаю, — махнул рукой полковник, — только извольте настроиться на деловой лад. Итак, господа офицеры… Мы здесь находимся уже три недели. Точнее говоря, постоянно здесь пребывают поручик Пилкин и штабс-капитан Ягеллович, а я появляюсь лишь время от времени, когда возникает необходимость вести переговоры с особо важными персонами. Государство, в котором мы сейчас находимся, — монархия с императором на престоле. Империя. Империя под названием Аунокан. Самое обширное и могучее государство на планете, занимающее… Впрочем, проще продемонстрировать на карте полушарий. Прошу. Как видите, здесь значительно легче узнать планету. Очертания наших континентов другие, много суши опять-таки стало морским дном, но все равно, вы наверняка поймете, где Африка, где Америка, где Антарктида, правда, соединенная с Австралией…

— Да, господин полковник.

— Да…

Незаточенный конец карандаша вновь привычными движениями заскользил по карте:

— Вот это, так сказать, метрополия. Европейская. Владения в Азии… в Африке… в Америке… в этой слившейся Антарктиде-Австралии, не знаю уж, как ее и называть… Да, собственно, повсюду есть хотя бы маленькие анклавы наподобие британского Гибралтара и португальского Макао: здесь, здесь, здесь…

— Солидно, — сказал Маевский.

— Да, именно. Единственная великая держава в этом мире. Вдобавок единственная, располагающая нешуточными техническими достижениями, пусть и не похожими на наши. Есть еще около двух десятков государств, совсем крохотных и относительно больших, но все они находятся на уровне земной античности. Почему сложилось именно так, мы пока не знаем. Профессор Бородин усматривает в этом нечто ненормальное, а приват-доцент Дьяконов с ним категорически не согласен, — полковник усмехнулся. — Поскольку доверенных историков у нас только двое, других мнений не существует. Будь историков побольше, не исключено, было бы больше и мнений. Впрочем, эта сторона вопроса для нас сейчас несущественна, а потому и не стоит на ней задерживаться. Вам нужно сейчас получить самые общие сведения об империи и не более того… Наши офицеры старательно собрали и доставили сюда добрый мешок здешних книг, они в соседней комнате, если останется время, можете их потом пролистать, для вдумчивого изучения все равно нет времени… да и необходимости особой, сдается мне, нет. Давайте о главном. На цивилизацию сию мы наткнулись во время случайного поиска… что это такое, вы, штабс-капитан, прекрасно знаете, а для вас, поручик, сейчас эти знания несущественны… Естественно, в первую очередь наши люди, обосновавшись здесь и чуточку осмотревшись, занялись нашей первоочередной задачей: сбором сведений об альвах. Или, как их здесь именуют, цвергах…

— Следовательно, местные знают? — спросил Маевский.

— Прекрасно осведомлены. Альвы-цверги для них, пожалуй, главное зло — поскольку для такой империи не существует на планете другой угрозы… я имею в виду угрозу реальную, чуть позже вы столкнетесь с иной, насквозь мистической… Очень быстро выяснилась интереснейшая вещь: уже для этого времени обитаемые города альвов и созданная ими цивилизация — в далеком прошлом. Что, собственно, и предсказывал, как вы должны помнить, Кирилл Петрович, профессор Гиссер, так и не доживший, бедняга, до той поры, когда его теоретические построения блестяще подтвердились… Более того: мы наконец-то натолкнулись на такой исторический отрезок, в котором, очень похоже, заброшенные и покинутые города альвов еще существуют, и здесь найдутся люди, которые их якобы видели…

— Библиотеки! — прямо-таки вскрикнул Маевский. Смущенно переступил с ноги на ногу. — Простите, господин полковник…

— Ничего. Я понимаю. У меня вырвался еще более громкий вопль… Ну конечно же. Если здесь сохранились брошенные города альвов, пусть даже немногочисленные, есть шанс наткнуться на книги… или другие материальные следы, не менее интересные. Более того: здесь утверждают, что легендарный Великий Черный реально существует. Вы, поручик, скорее всего не знаете, о ком идет речь…

— Отчего же, господин полковник, — сказал Савельев. — Я успел, урвав у сна пару часов, кое-что осилить. Великий Черный, он же Глава Сущего, он же Радужный Демон — мифический глава альвов, нечто вроде их короля. Он якобы бессмертный, неуязвимый и обладающий недостижимым убежищем. Вот только там писалось, что эти сведения всегда исходили от людей разных эпох, а от пленных альвов никогда не удавалось добиться ни подтверждения, ни опровержения этого…

— Совершенно верно, все так и обстоит. Великий Черный для наших людей здесь являлся задачей не первой важности. На первом месте, конечно же, был поиск заброшенных городов. Исключительно на эту задачу оба наших офицера и были нацелены… — полковник поднял глаза. Взгляд у него был грустный. — Два дня назад оба бесследно исчезли и до сих пор не объявились. Как, должно быть, нетрудно догадаться, наша миссия в том и заключается, чтобы попытаться их отыскать. Вот вам, вкратце, и вводная. Прошу задавать вопросы. Разумеется, только те, что имеют прямое отношение к делу, на пустое любопытство нет времени, оставим это господам доверенным историкам…

— Мы здесь совершенно тайно? — деловито поинтересовался Маевский.

Полковник усмехнулся:

— Смотря для кого. О нас осведомлен здешний император, узкий круг его особо доверенных лиц и те люди из здешней тайной полиции, что назначены нам помогать. Видите ли, я две недели назад, можно сказать, совершенно официальным образом явился в соответствующие инстанции и заявил о нашем прибытии. Так что на сегодняшний день являюсь чем-то вроде тайного, но вполне официального и признанного чрезвычайного и полномочного посланника. Местным я преподнес часть правды. Они знают, что и в нашем мире альвы представляют угрозы, а потому мы охотимся за ними, где только удастся. Правда, у здешних совершенно превратные представления о том, откуда мы. Мы им солгали. Для них мы не пришельцы из грядущего, а жители иного, можно бы выразиться, соседнего мира, неощутимо и незримо существующего бок о бок на том же пространстве. Некоторые наши ученые допускают существование именно таких миров… а здесь, как выяснилось, тоже существуют подобные научные воззрения.

— Зачем? — вырвалось у поручика.

Он смутился, не зная, будет ли его вопрос деловым. Полковник, к радости Савельева, спокойно ответил:

— В целях насквозь практических. Неизвестно, как они отреагировали бы, узнай всю правду: что мы живем тридцать тысяч лет спустя и об их цивилизации не знаем ровным счетом ничего. Любой мало-мальски сообразительный человек очень быстро догадается: такое положение дел означает, что здешняя цивилизация провалилась в бездну исторического небытия. Вполне возможно, нам попросту не удалось бы наладить с ними нормальные деловые отношения. Вот и пришлось смешать правду с ложью. Дипломатия, нравится нам это или нет, замешана на лжи… Говоря с позиций здорового цинизма — а его в нашем ремесле хоть отбавляй, — в конце-то концов, здешняя цивилизация, здешнее человечество не имеют для нашей цивилизации ни малейшего значения, именно потому, что провалились в историческое небытие. Задачи наши насквозь утилитарны: попытаться отыскать книги или иные полезные трофеи. Я не моралист, я практик…

Маевский задумчиво спросил:

— А не могли ли их прибрать местные?

— На предмет?.. — быстро, резко спросил полковник так, словно был к такому вопросу готов.

— Любая тайная полиция — учреждение специфическое… — сказал Маевский. — Скажем… Чтобы особыми методами вызнать у них побольше о том мире, откуда мы пришли. Что, если здешним не так уж и нужны союзники по борьбе с альвами? А выяснить все про наш мир и тропинки в него им гораздо интереснее?

— Резонно, — сказал полковник. — Этого варианта тоже нельзя пока что исключать. С моей точки зрения, поведение не самое практичное… но у здешних может оказаться своя точка зрения… Ничего неизвестно. Они вдруг пропали, и точка. Ничто вроде бы не предвещало… Здешние чиновники выглядят крайне удрученными и клянутся, что ведут деятельнейшие поиски. Искренни они или нет, установить невозможно. Могут быть и совершенно искренними. Те, кто со мной говорил. Если похитили наших людей одни, а имеют связи со мной другие, не посвященные в подоплеку… Местные это, альвы или некая возможная трагическая случайность — пока неизвестно. Вам это и предстоит выяснить. В тесном сотрудничестве с местным Третьим отделением. Вы что-то хотели сказать, поручик?

— Я могу и ошибаться…

— Наплевать, — отрезал полковник, — Любые соображения, имеющие отношение к делу, должны быть высказаны.

— Я просто подумал… — нерешительно сказал Савельев. — Если они собрались похитить наших, чтобы узнать побольше… Я на их месте в первую очередь похитил бы вас. Коли уж именно вы в их глазах — чрезвычайный и полномочный посол, то есть, самая информированная и посвященная во многие тайны персона.

— Похищать посла? — протянул Маевский. — Скандал…

Уже увереннее поручик продолжал:

— А похищать сразу двух спутников посла — не скандал? В такой ситуации похищение любого члена посольства чревато…

— Пожалуй… — сказал Маевский.

— Давайте не будем это обсуждать пока что, — решительно прервал полковник. — Все равно будут пустые умствования… Еще вопросы?

Маевский спросил:

— Здесь есть еще наши?

— Откуда? — с ноткой уныния ответил полковник. — При нашей-то катастрофической нехватке людей, даже учитывая важность здешней миссии… Сами видите, пришлось даже привлечь господина поручика, дня не прослужившего… Не унывайте, поручик, что вы сразу понурились? Здесь даже у нас с господином Маевским, людей опытных, нет перед вами, если рассудить, никаких преимуществ. Совершенно неизвестная прежде цивилизация… Мы предполагали, что в отчаянно далеком былом такие существуют, были основания так думать — но вплоть до недавнего времени это представало чистейшей воды теорией. Когда речь зашла о практике, мы все в равном положении.

Почувствовав себя не зеленым новичком, которому следует помалкивать и почтительно внимать старшим, поручик чуточку расхрабрился:

— А вот это, — он тронул свое тяжеленное драгоценное ожерелье, ощутимо давившее на шею, — что-то означает? Или просто так?

— Вот уж отнюдь не «просто так», — сказал полковник. — В данный момент и вы, и я одеты, как благородные дворяне, и в качестве таковых выступаем. Здесь, разумеется, в ходу свои термины, названия и титулы, но суть именно такова. Здешняя империя, господа мои — отнюдь не то место, что способно умилить наших либералов. Ни тени либерализма и излишних свобод. Нечто вроде помеси наших древних восточных сатрапий и Франции времен Короля Солнца. Широчайшие права, но без всяких там шляхетских вольностей — только у благородного дворянства. Все остальные сословия зажаты так, что… Вы, штабс-капитан, бывали в Париже во времена Ришелье, вам будет проще. А вы, поручик, ничему не удивляйтесь, только и всего… Хорошо, что мы осмотрелись заранее. Только в дворянской личине можно располагать достаточной свободой поступков… — он улыбнулся без особой веселости: — Впрочем, рассуждая философски, мы все трое и есть дворяне, так что самозванство наше совершенно в другом. У вас будут еще вопросы?

— Может, это и пустяк… — начал Маевский.

В углу комнаты раздалось нечто вроде мелодичного курлыканья — скорее, звук, издаваемый неким механизмом, нежели живым существом.

— Ага, наконец-то! — встрепенулся полковник. — Простите, господа, я отвлекусь ненадолго…

Он отошел в угол, где на каменном выступе (неведомо для чего предназначавшемся в те времена, когда настоящие хозяева еще обитали здесь) стоял небольшой аппаратик непонятного назначения. Поручик его усмотрел давно, но, естественно, вопросов задавать не рискнул.

Какие-то блестящие цилиндрики толщиной в палец, вертикальная катушка, увитая золотистого цвета проволокой, блестящие кружки и стеклянные овалы в металлической оправе — и все это соединено самым причудливым образом… Полковник стоял к ним боком, не заслоняя загадочный аппарат, и они прекрасно видели все его действия. Стахеев привычно повернул один кружок на полный оборот — и вдруг над аппаратом зажглись с полдюжины странных значков, состоявших из повисшего в воздухе света. Через какое-то время они погасли, им на смену вспыхнула новая строчка, опять-таки совершенно непонятная. Стахеев взирал на эти неосязаемые иероглифы с таким видом, словно читал их с легкостью.

— Непонятность какая, Кирилл Петрович, — сказал поручик тихо. — Мы вроде бы должны понимать здешний язык, иначе какой смысл нас сюда посылать?

Способный юнкер уже на первом году обучения овладевает этим необходимым искусством — стоя в строю, переговариваться с соседом, не поворачиваясь к нему, не глядя, практически не шевеля губами, настолько тихо, что до разместившегося перед строем начальства ни звука не доносится…

— Сам теряюсь, — ответил штабс-капитан с той же сноровкой. — Конечно, должны понимать и язык, и письменность, а как же… Килечка наша осечек не дает… Вот разве что…

— Что?

— Килька дает возможность понимать вещи, так сказать, естественно возникшие, — язык, письменность… А вот специально придуманные шифры — дело другое. Тут уж и она ничем не поможет. Если у меня сильное подозрение, что здесь нечто вроде азбуки Морзе…

— А эта штука?

— Это не наша штуковина, — сказал Маевский. — Это, должно быть, здешняя, у нас я ничего подобного сроду не видел…

Похоже, он угадал верно: то, что они видели, как раз больше всего и напоминало беседу по аппарату вроде телеграфного. Полковник Стахеев проделал некие манипуляции с блестящим изогнутым рычажком — и вскоре появилась новая строчка загадочных светящихся знаков. Новые манипуляции, новая строчка… Так повторилось несколько раз. Наконец полковник, повернув предварительно то самое колесико, вернулся к ним:

— Ну вот, появилась некая определенность. Нас будут встречать в городе… и времени достаточно, чтобы не спеша выпить чаю. Вы о чем-то намеревались спросить, штабс-капитан?

— Собственно, может, и пустяки… — слегка смущенно сказал Маевский. — Экипировка продумана до мелочей, она наверняка здешнего происхождения… Но что касаемо головных уборов… Их нам разве не полагается?

— Категорически не полагается, — сказал полковник твердо. — Мы с вами — благородные дворяне, высшее сословие, вы не забыли? А благородным дворянам головной убор, в отличие от презренного плебса, носить не полагается. Покрытая голова — символ низшего. Единственное исключение — шлем во время военных действий. Даже здешний император вместо короны носит повязку вокруг головы с какими-то финтифлюшками, предполагаю, золотыми. На дворянина головной убор надевают исключительно тогда, когда на плаху ведут — не во всех случаях, лишь когда в приговор входит еще и лишение чести.

— А если дождь? — вырвалось у поручика.

— Извольте мокнуть, — усмехнулся полковник, расставляя чайные чашки. — Вы, голубчик, благородный дворянин, извольте соответствовать…

— А как же они зимой из положения выходят? — серьезно спросил Маевский.

— Представления не имею, — столь же серьезно ответил полковник. — Мы о них до сих пор многого не знаем. Может, и зимой героически мерзнут. Может, дозволяются какие-то капюшоны. А может, тут и вовсе нет зимы, вдруг у них климат именно таков. Ничего удивительного. Помните наше путешествие на край? Эпоха без зим и морозов… Прошу, господа. Добрый чаек в походе — великое дело. Его у наших хозяев я что-то не заметил, кстати. То ли не произрастает здесь вовсе, то ли считается недостойным дворянина пойлом. Угощали меня здесь всевозможными яствами, но вот чаю ни разу не подавали. Так что напейтесь впрок…

Это было, в общем, самое обычное чаепитие — с крепкой заваркой, свежевыпеченным хлебом, сыром и ветчиной, конфетами от Эйнема. Если забыть, где оно происходило…

— Что вам еще рассказать о деле, за то немногое время, что у нас осталось… — произнес полковник. — Город, куда мы сейчас отправимся, — резиденция императора наподобие наших Гатчины или Царского села, разница только в том, что здешний город расположен вдалеке от столицы, практически на границе восточных областей империи. Там, — он неопределенно повел рукой, указывая на стену, — за границей, нет близлежащих государств и вообще населенных людьми областей, так что «граница» — понятие чисто условное. На сотни верст тянутся горные цепи и необозримые равнины, и только очень далеко на востоке начинается какая-то крохотная страна… Особо стоит уточнить, что город именуется еще «зимней столицей», а поскольку император сейчас здесь и находится, можно предположить, что сейчас здесь стоит зима… ничуть не суровее нашего лета. А здешним летом, надо полагать, еще жарче. Быть может, это и есть ответ на вопрос, почему благородное сословие здесь всегда расхаживает с непокрытыми головами: если сейчас зима, их здоровью ничто не угрожает… Что еще? В случае опасности не хватайтесь за ваши кинжалы, они вам выданы исключительно для поддержания завершенного облика благородных дворян. Здесь высоко развито искусство боя на этих вот кинжалах, и вы, если вздумаете с ними выступить против опытного бойца, рискуете очень быстро получить аршин железа в грудь… Пускайте в ход револьверы. Если убьете кого-то с покрытой головой, это для вас будет иметь меньше последствий, нежели убийство бродячей собаки, — здешние нравы, как я уже упоминал, далеки от либеральных. Что касается тех, кто расхаживает с непокрытой головой в силу известных привилегий… Просто старайтесь до этого не доводить. Впрочем, у вас будут, меня заверили, надежные спутники — проводники и телохранители в одном лице…

— И соглядатаи, конечно? — усмехнулся Маевский.

— Это уж как пить дать, — кивнул полковник. — Другого и ждать не стоит. Соглядатаи при нас появились бы в любом случае, а уж сейчас, когда хозяева наши краем уха прослышали, что речь идет о библиотеке альвов… Они ретивейшим образом охотятся и за книгами, и за всем прочим. Вы хотели задать вопрос, поручик?

— Я так понимаю… — осторожно сказал Савельев. — Если мы все же найдем какие-то книги, нам их следует скрыть?

— А вот в этом нет никакой необходимости, — почти весело улыбнулся полковник. — Вы не забыли, где служите отныне? Достаточно выяснить, где они эти книги держат. А уж потом ничего не стоит, так сказать, наведаться в эту потайную библиотеку посреди ночи, когда читателей нет, а стража снаружи, за запертыми дверями. Если эта библиотека находится в помещении достаточных размеров, чтобы там уместилась карета, задача и вовсе упрощается. Если нет… Усложняется ненамного. Мы ведь, запомните хорошенько, способны наведаться в любой миг здешнего времени. Главное — воздержаться от коллизий, когда путешественник по времени встречается с самим собой. Мы просто не знаем пока, к чему это может привести, ученые не пришли к единому мнению и оперируют лишь теориями…

— Простите, господин полковник, я и забыл…

— Ничего, со временем привыкнете… Итак, когда мы прибудем, нас встретит здешний высокопоставленный чин тайной полиции, которому вменено в обязанность нас опекать, содействовать при необходимости и, конечно же, за нами шпионить. Но к последнему стоит относиться философски, как к досадной неизбежности — мы на их месте вели бы себя точно так же. Должен вас предупредить, что это женщина благородного сословия, понятно — здесь чины тайной полиции сплошь состоят из дворян, даже более того — из представителей определенных родов и фамилий. Наследственная служба, знаете ли. Покрытые выполняют исключительно функции, так сказать, услужающие — уличные шпионы, осведомители… Ничего нового, впрочем, у нас отбор в корпус жандармов тоже ведется исключительно среди дворян, правда, наследственного характера у нас это не носит. Так вот, эта особа…

— Женщина? — оживился Маевский. — Поневоле на ум приходит Дюма. «Женский голос, — воскликнул Арамис. — Ах, много бы я дал, чтобы она была молода и красива!»

— Господин штабс-капитан… — произнес полковник совершенно другим тоном.

Выражение его лица не изменилось ничуть, но глаза стали ледяными, а в голосе звенел металл. Штабс-капитан Маевский, словно подброшенный этим пронизывающе-холодным взглядом, медленно поднялся из-за стола и вытянулся. Поручик едва не последовал его примеру. «Да, это не просто штабной байбак, — подумал он с уважением, — это — командир. У него не забалуешь…»

— Господин штабс-капитан, я бы вам категорически посоветовал поумерить игривость, — продолжал полковник. — Всему должны быть пределы, перед нами поставлена важная и серьезнейшая задача… Разумеется, кроме писаных правил, всегда существуют еще и неписаные. Вы опытный офицер с большими заслугами и, конечно, имеете право на некоторые вольности и поблажки, однако извольте держаться в рамках. Вы к тому же подаете дурной пример поручику, только-только начинающему службу. Он еще, чего доброго, может решить, что в дали от начальства можно позволить себе некоторую разболтанность. Меж тем это совсем не так, верно?

— Конечно, — сказал Маевский с видом истинного покаяния. — Виноват, господин полковник…

— Садитесь, — полковник улыбнулся как-то бледно, словно бы устало. — Вам не придется ничем жертвовать: эта особа и в самом деле молода и красива… однако, как я успел убедиться, умна и хитра, так что не позволяйте себе расслабляться. Особа эта ничуть не похожа на недалекую простушку, занявшую наследственную синекуру… — Он помолчал. — В связи с этим вам будет дано поручение, которое вряд ли вызовет у вас неприятие. Постарайтесь испытать на ней всю силу вашего пресловутого злодейского обаяния. Можете считать, что руки у вас совершенно развязаны. Упрекать вас никто не будет, наоборот…

Штабс-капитан осторожненько поинтересовался:

— Господин полковник, вы серьезно?

— Абсолютно. Если удастся установить с ней особые отношения, возможно, и удастся кое-что выведать… Возможно… — он потер лоб, пожал плечами словно бы с некоторой виноватостью. — Аркадий Петрович, вы, я вижу, несколько изменились в лице… Что поделать, что поделать. Мы сплошь и рядом не благородные сражения ведем, а выступаем в роли натуральных шпионов и частенько вынуждены отступать и от дворянской, и от воинской чести, чего при других условиях никому бы не простили, в том числе и самим себе… Такая уж служба выпала, такие уж жестокие игры… Вас это поражает? Отвращает? Вы, быть может, осуждаете?

Почти не задумываясь, Савельев ответил:

— Вряд ли я имею такое право — осуждать, господин полковник. Служба принимается такой, какова она есть, и, коли уж что-то заведено, не младшим офицерам это менять…

Полковник какое-то время испытующе приглядывался к нему, потом кивнул, словно бы удовлетворенно, перевел взгляд на Маевского:

— В общем, Кирилл Петрович, вы получили недвусмысленный приказ который вам, есть такие подозрения, только по нраву?

— Не могу отрицать, господин полковник, — ответил бывший синий гусар, приободрившись, подкручивая свои роскошные кавалерийские усы. — Как старый циник, чье сердце не отягощено высокими привязанностями…

И он благоразумно умолк, несомненно, вспомнив о приказе держаться в рамках.

— Вот, кажется, и все, — сказал полковник решительно. — Остальное вам придется постигать самим, на месте. Пойдемте, господа. Нам добираться не менее часа…


Глава IV Рев боевой трубы | Завороженные | Глава VI Высоко в небесах и на грешной земле