home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XII

Топот неподкованных копыт

— Вы, право же, поторопились отвергнуть столь интересное предложение, — сказал полковник Стахеев, в раздумье расхаживая по комнате. — Положительно, поторопились. Нас бы устроило как нельзя лучше, стань один из нас высокопоставленным сотрудником у Шорны. От вас ничего не стали бы скрывать, и вы узнали бы очень многое…

Тон был ничуть не укоризненный, но поручик все равно почувствовал себя виноватым. Торопливо сказал:

— У меня не было инструкций, никто о таком обороте дел и не заикался, пришлось решать самому…

— Успокойтесь, — махнул рукой Стахеев. — Претензий к вам никаких. Но вот что я вам скажу со всей определенностью: надо придумать какой-нибудь маневр, ненавязчиво дать понять, что вы передумали… Эта эпоха для нас крайне важна, Кирилл Петрович. Отсюда много полезного можно почерпнуть. У них есть великолепное оружие для поимки цвергов, о каком мы и мечтать не могли, у них есть целая библиотека книг цвергов, у них скопились интереснейшие архивы. Да мало ли что еще…

— И потом, тут чертова уйма заброшенных Черных Городов сохранилась, — добавил Маевский.

— Ну, не такая уж уйма, однако имеются… — полковник кивнул вполне благосклонно.

А это было странновато, учитывая ситуацию. Положительно, на полковника напал этакий либеральный стих… Импровизированный военный совет происходил в покоях Маевского, но сам штабс-капитан откровенно не соответствовал серьезности мероприятия: он, несомненно, еще не вполне опомнившийся после вчерашнего веселья, восседал за уставленным бутылками столом в распахнутом атласном шлафроке и, поэтически закатывая глаза, перебирал струны здешней гитары, не вполне похожей на привычную. Мало того, за время беседы в открытую употребил пару немаленьких стаканов розового вина — каковое поведение не встретило со стороны полковника ни малейшего неприятия. Хотя следовало ожидать разноса…

— Одним словом, мы собираемся здесь обосноваться надолго, — продолжал полковник. — А посему… Как вы думаете, Шорна вернется к своему предложению?

— Я бы такого оборота дел не исключал, — сказал поручик. — Он, говоря со мной, всерьез волновался, хотя при его-то месте и должен владеть собой. Я полагаю, им крайне необходимы эти самые… карны.

— Неудивительно, — усмехнулся полковник. — Кто же знал, что вы этакий уникум… В жизни не слыхивал о столь сильных альвах. Кирилл Петрович, как и вы, против наших представителей этой фауны абсолютно устойчив, а вот против здешнего оказался слаб… Так что попробуйте аккуратно закинуть удочку. Шорна должен клюнуть. Вечером я вас жду, господа, с отчетом, а сейчас прошу простить, у меня встреча…

Он поклонился и вышел. Маевский забряцал по струнам погромче, ухмыльнулся:

— Налейте себе стаканчик, Аркадий Петрович. Ваше повышение, уж поверьте, стоит вспрыснуть. Не припомню столь быстрого карьерного взлета. Еще не закончив первое же путешествие, стать сеньором…

— Кем, простите? — спросил поручик, наполняя стакан.

— Это у нас такое словечко неофициально в ходу, — сказал Маевский. — Сеньор, изволите ли знать — это офицер, обосновавшийся в какой-то эпохе и ставший там чем-то вроде главного начальника наших веселых дел. Рубите мне голову, но именно вас, похоже, намереваются сделать здешним сеньором. Ну что же, уютное местечко, попадаются гораздо хуже… Я, впрочем, на свой участок не жалуюсь…

— А где он, если не секрет?

— Да какие от вас-то секреты, — беззаботно сказал Маевский. — Вторая половина двадцатого столетия.

— И… как там все? — жадно спросил поручик.

— Долго рассказывать. Вернемся, посидите в библиотеке. Там все есть, — он фыркнул. — Однако, обрядили вас…

Поручик окинул себя сердитым взглядом. Наряд, в который его категорически просил облачиться Шорна, напоминал то ли шутовской балахон, то ли маскарадный костюм: одежда пошита из ярчайших тканей (алый камзол, ослепительно синие штаны, желтые сапоги, зеленый кушак), мало того — и дурацкие золоченые наплечники, и золотое шитье одежды покрыты россыпью разноцветных камней. Быть может, и не драгоценных, но ограненных так, что они отражали свет, будто зеркала. Даже здесь, в комнате с задернутыми портьерами, угодив в проникший меж ними солнечный лучик, поручик весь форменным образом вспыхивал мириадами огней. Хорошенькая картина будет на солнышке…

— Шорна говорил, что это необходимо, — сказал он, словно извиняясь. — Он говорит, кентавры — варвары, дикари, и на них производит большое впечатление именно такая пышность… К людям в одежде попроще относятся без всякого почтения.

— Ничего нового, — фыркнул Маевский. — На наши низшие классы точно так же производят ошеломляющее впечатление золотые погоны и сверкающая кокарда да и повсюду так… К кентаврам, стало быть, летите? Завидую, честное слово. Захватывающие, должно быть, будут впечатления. А мне, грешному, предстоит пошлое застолье…

— Как это?

— А как вы думаете, отчего наш грозный полковник не влепил взыскания за расхристанный вид и богемную обстановку? — Маевский хитро улыбнулся. — Я, Аркадий Петрович, вовсе не повесничаю, я, смело можно сказать, пребываю при исполнении служебных обязанностей. Угораздило меня здесь познакомиться с любопытным человечком из придворных. Болван редкостный, форменная орясина, высокого придворного чина достиг исключительно благодаря высокому происхождению, сам-то туп, как пробка, даже на интриги неспособен. Однако знает массу интересного и походя выбалтывает такое, что при других условиях нам и за месяц не вызнать… — Маевский ухарски подмигнул. — Я, представьте себе, уже побывал на краткой экскурсии в императорской библиотеке, в том ее зале, где, как величайшая ценность, хранятся книги цвергов, числом не менее полусотни. И знаете, что самое прекрасное? Зал тот, где книги хранятся, столь обширен, что наша карета там без всякого труда поместится. Ночной порою, когда все заперто снаружи, а внутри, естественно, никакой стражи нет…

— Удачно…

— Да уж! Вот и приходится мне с ним гулеванить самым заядлым образом, — сказал Маевский с наигранным сожалением. — Тяжкая участь выпала: вылазки по кабакам и веселым домам, вино рекой… Сейчас опять заявится со всей компанией и начнется…

В дверь деликатнейше поскреблись, потом объявился раззолоченный лакей и, кланяясь поручику, почтительно сообщил:

— Высокий Шорна просил передать, что ждет вас в парке…

— Сейчас буду, — кивнул поручик.

Лакей улетучился спиной вперед. Поручик допил бокал, поднялся, подхватил дурацкий золоченый шлем, сиявший каменьями, с пышным зубчатым гребнем, кое-как пристроил его на голову перед высоким зеркалом. Редкостное чудо-юдо отражалось в равнодушном зеркале…

— Что делать, если служба требует… — без насмешки прокомментировал наблюдавший за ним Маевский. — К кентаврам, значит… А знаете что? — он наклонился и вытянул из-под кресла дорожный мешок с длинной удобной лямкой. — А возьмите-ка вы автомат на всякий случай. Береженого бог бережет…

— Зачем?

— Говорю же, на всякий случай, — серьезно сказал Маевский. — Места глухие, аборигены престранные, к тому же форменные дикари и, как мне рассказали вполне заслуживающие доверия персоны, втихомолку людоедством промышляют… Мало ли что…

— Но туда летит сильный отряд…

— Берите, берите, — сказал Маевский приказным тоном. — Там, в городе, здешнее оружие оказалось бесполезным, не будь у нас своего, стоять бы нам в виде статуй до скончания веков. Береженого бог бережет. Зря, что ли, я вас час учил с этой штукой обращаться? На душе у меня спокойнее будет. А то все эти магнитные и электрические волны, магнетические линии всякие… Нет у меня к ним особенного доверия. То ли дело — не мудрствуя, свинцом полить… Как старший по званию настаиваю.

Пожав плечами, поручик взял у него мешок со скорострелом, закинул лямку на плечо.

— Удачи!

— Подите к черту, — серьезно ответил поручик и вышел.

Три летающие лодки, изрядно превосходившие по размерам те, на каких он до сих пор летал, стояли прямо на аккуратно подстриженной лужайке: ну, ничего удивительного, учитывая пост, какой занимал высокий Шорна… Эти к тому же были изукрашены разноцветными узорами при столь же кричащем сочетании цветов, что и в его одежде: ну конечно, они тоже должны производить на дикарей должное впечатление…

…Две летающие лодки шли справа и слева, совсем близко, и поручик без труда мог видеть, что их борта усеяны раструбами, просто короткими трубками, ажурными полушариями, конусами. Все эти непонятные детали, которых он раньше не видел ни на одной лодке, казались металлическими — и, если предположить, что это все же оружие, оно направлено на землю…

— Вы чего-то опасаетесь, высокий Шорна? — спросил он наконец.

— Ну, не то чтобы… — ответил Шорна без малейшего промедления, охотно. — Видите ли, благородный Аркади, я становлюсь ужасно настороженным и подозрительным, когда сталкиваюсь с непонятным. Начинаю ждать любого подвоха, любой пакости. Вы, как человек нездешний, многого не понимаете, но непонятностей здесь множество и все они какие-то неправильные… Кентавры — совершеннейшие дикари, они пользуются исключительно каменным оружием и орудиями труда. В первую очередь, непонятно, зачем им наше оружие.

— И как оно к ним попало…

— Ну, это-то как раз не загадка, — досадливо поморщился Шорна. — Естественно, от каких-то беззастенчивых экземпляров рода человеческого, откуда же еще?

— Но как они ухитрились? Дикари?

— Дикарь, знаете ли, по-своему умен, а уж коварен… У них есть чем прельстить алчущие душонки. Как раз это племя, куда мы летим, и держит под своим контролем вон тот горный район, — он показал вправо, на синюю зубчатую полоску гор у самого горизонта. — А там — богатые месторождения рубинов и лазурита. Империи, строго говоря, эти земли не принадлежат и по старым договорам с вождями остаются за кентаврами. Добывать там самоцветы и камень пока не особенно и выгодно — у нас есть месторождения гораздо ближе, уже освоенные, и они далеко не истощены… Выражаясь чуточку цинично, если эти угодья нам понадобятся, мы их возьмем, невзирая ни на какие договора. Любое сильное государство так поступает со слабым, а уж если речь идет о грязных дикарях… Не мы сюда такой порядок принесли, он был всегда, с тех пор, как существует мир и разумные существа… Но сейчас, повторяю, в этих месторождениях нет особенной нужды. Искатели удачи туда предпочитают не соваться — очень мало находится желающих попасть на стол к кентаврам в виде жаркого… Но вот если они сами кого-то туда пропустят и позволят унести некоторое количество драгоценностей, тут уж желающих найдется немало. И в обмен они готовы дать даже оружие с армейских складов. Кто именно этим занимался, я пока не знаю, мы только-только стали присматриваться к ниточкам … Да это и не главное. Я не могу понять, зачем кентаврам наше оружие. Они достаточно умны, чтобы даже не пытаться устроить с его помощью набег на Пограничье — понимают, что наши флотилии их попросту сметут и истребят. Использовать в войне против других племен? Огромный риск, кто-то может это заметить… Как заметили вы, пролетая. И в этом случае возмездие будет жесточайшим. Создается впечатление, что оружие им понадобилось исключительно для нападений на мамонтов — после вашего рассказа мы уже несколько дней посылаем туда воздушные патрули, и они обнаружили уже с дюжину трупов мамонтов в разной степени разложения, несомненно, убитых нашим оружием. Зачем? Никто не может понять. Подобной войны прежде никогда не случалось. Мамонты травоядны, кентавры частью плотоядны, частью питаются теми плодами, что мамонтов нисколько не привлекают. Никакой конкуренции, взаимной вражды… Никаких оснований для стычек. И тем не менее… Я не понимаю, что происходит, а потому начинаю злиться и ждать чего угодно. А тут еще объявляется невероятно сильный цверг, какие не встречались лет с полсотни. И зачем-то болтается в этих же местах. Да вдобавок приверженцы «Старой Династии», которых мы за сотни лет привыкли считать, в общем, безобидными чудаками, внезапно оказываются в союзе с цвергами. Я отчего-то верю, что они вам не соврали. Зачем им врать чужестранцу, плохо разбирающемуся в нашей жизни? Скорее уж, они хотели произвести на вас впечатление и показать свою силу… Сплошь непонятности. Мамонты вдруг стали сбиваться в огромные табуны и уходить куда-то на юго-запад, на Великие Равнины. Прежде они в это время года никогда так не делали. И мало того, иные воздушные патрули не смогли эти табуны проследить, они словно растворились в воздухе… Тут поневоле поверишь бабушкиным сказкам, что мамонты якобы умеют путешествовать меж мирами… — он натянуто улыбнулся. — У вас они, часом, не появлялись?

— Нет, — сказал поручик. — Они у нас жили когда-то, но вымерли в древние времена… Может, кентавры попросту хотят жрать? Может, у них какие-нибудь прежние угодья оскудели? Наши далекие предки, как пишут ученые книги, на мамонтов охотились, причем самым примитивным оружием…

— Не похоже, — сказал Шорна уверенно. — Во-первых, никаких признаков оскудения охотничьих угодий или неурожая плодов. Во-вторых, кентавры ни разу не пытались разделывать туши. Такая мысль уже высказывалась одним из моих людей, он проверял догадку, но согласился, что ошибается… Говорите, ваши предки охотились? Должно быть, у них было скверно с более подходящей дичью. У мамонта толстенная кожа, которую невероятно трудно разделывать примитивными орудиями, а мясо очень жесткое и жилистое… Полно гораздо более подходящей добычи, на которую к тому же гораздо легче охотиться… — он посмотрел за борт: — Ну вот и прибыли…

Лодки остановились в воздухе. Поручик с любопытством уставился вниз с высоты не менее чем в сотню саженей. Широкая река делала здесь плавный изгиб, а в излучине располагались разбросанные в беспорядке длинные строения, даже с такой высоты казавшиеся примитивными. Меж ними виднелись фигурки кентавров — полулюди-полукони спешили с разных сторон к тому месту, над которым повисли лодки, сбивались в кучу, смотрели вверх. Справа, почти у самой воды, торчал огромный камень, кажется, с грубо обтесанной вершиной.

Шорна показал в ту сторону:

— У них есть что-то вроде бога, которому приносят жертвы. Совершенно дикарские обряды — перед идолом и человека могут выпотрошить, и собственных соплеменников… — он наклонился к переднему ряду кресел: — Ну что?

Сидевший перед ними человек сосредоточенно смотрел на какой-то овальный металлический ящик со стеклянной стенкой, по которой неспешно перемещались алые кривые, плясали синие огоньки и вдруг кляксой расплылось серое пятно с четкими краями.

— Очень интересно, высокий Шорна, — сказал человек, не оборачиваясь. — Где-то там, в одной из хижин — изрядная груда металла высокой чистоты: железо, хром, ванадий… Рукотворные изделия, без сомнения — столь богатых самородных месторождений попросту не бывает…

— Склад оружия, конечно, — кивнул Шорна. — А вы что скажете, благородный Витари?

Тот, к кому он обращался, так и просидел в молчании все время полета — пожилой сухонький человек с тонким интеллигентным лицом. Сейчас он словно бы напряженно прислушивался к чему-то слышимому ему одному. Не поворачиваясь к ним, замотал головой:

— Ничего подозрительного, высокий Шорна… По крайней мере, я ничего не вижу…

— А вы? — обернулся Шорна к поручику.

— Простите?

— Вы ничего необычного не чувствуете? Вы же карн, как и благородный Витари…

Добросовестно прислушавшись к собственным ощущениям, внимательно глядя вниз, поручик пожал плечами:

— Совершенно ничего необычного… Дома, кентавры, этот идол…

— Огни, — негромко, непонятно к кому обращаясь, распорядился Шорна.

Управлявший лодкой человек сделал что-то у себя на приборной доске — и вокруг вспыхнули многоцветные фейерверки: шары ярчайших огней рассыпались причудливыми снопами, исполинскими цветами, проливались неощутимым ливнем. Собравшиеся внизу кентавры припустили врассыпную, осталась только небольшая кучка.

— Должное впечатление? — спросил поручик.

— Ну конечно, — Шорна мимоходом коснулся двух кобур на золотом поясе. — Спускаемся. Будьте настороже, господа, и открывайте огонь без команды, если что-то пойдет не так. Здесь уже давно что-то идет не так…

Лодка стала опускаться. Поколебавшись, поручик все же расстегнул свой мешок, достал скорострел (который так и не обвыкся именовать неуклюжим словом «автомат»), неумело вставил обойму, с лязгом передернул затвор, ничуть не похожий на винтовочный. Вспомнив наставления Маевского, большим пальцем сдвинул вверх рубчатый рычажок предохранителя. Нацепил на пояс подсумок с четырьмя обоймами — тяжеленная штука, куда там винтовочным…

Перехватив любопытный взгляд Шорны, криво улыбнулся:

— На всякий случай, вы же сами говорили…

Лодка коснулась земли, а две других так и остались висеть на приличной высоте. Кучка кентавров проворно шарахнулась на расстояние броска камня.

Поручик разглядывал их с некоторым сожалением. На античных вазах и фресках человеческая половина кентавров изображалась сущими красавцами, ничем не отличавшимися от самих древних греков, — да и лошадиная половина выглядела довольно изящно. Увы, действительность оказалась гораздо прозаичнее: низколобые хари с выступающими надбровными дугами, огромными челюстями и маленькими глазками, жесткие космы волос, некрасивые тела… Да и «лошаденки» ничуть не напоминают благородных рысаков: пузатые, с выступающими ребрами, толстыми коленными суставами…

Шорна неторопливо вылез, сделал пару шагов и остановился. За ним встали четверо остальных, считая и поручика.

В стоявшем чуть впереди своих сородичей кентавре сразу угадывался дикарский вождь: на шее болтается в три ряда грубое ожерелье из неограненных красных кристаллов и золотых самородков, волосы утыканы птичьими перьями, обмакнутыми в какую-то синюю краску, которая потом засохла, на запястьях аляповатые стеклянные браслеты (этакая цыганщина), копье, которое он держит в руке, пониже грубо обработанного каменного наконечника увешано связками бисера и шкурками мелких пушных зверей… Полудюжина соплеменников за его спиной тоже щеголяет в украшениях — но гораздо более скромных…

Какое-то время хозяева и гости молча созерцали друг друга. Наконец вождь неприятным, каркающим басом произнес:

— Приветствую тебя, великий.

Поручик его понял моментально — а вот Шорне то же самое прошептал на ухо стоявший рядом переводчик.

— И я тебя приветствую, — с непроницаемым лицом ответил Шорна.

— Легкая была дорога?

— Благодарю, легкая.

…Вблизи здешние «дома» действительно оказались крайне примитивными — длинные навесы из необструганных стволов тонких деревьев, примотанные к ним ремнями перекладины, плоские крыши из наваленных грудой веток, сплетенные из лозы стены. Убогое жилище, способное с грехом пополам защитить от дождя, но никак не от мороза. Впрочем, морозов тут вроде бы не случается. Дома неровным кругом охватывали большое пустое пространство наподобие площади — а в промежутках меж строениями толпились кентавры, что-то негромко бурча друг другу и подталкивая друг друга локтями. Крепенько воняло испражнениями и еще чем-то наподобие горелого дерева. Практически у каждого здесь было в руках оружие — грубые луки, копья, каменные топоры, усыпанные острыми каменными обломками дубины. Ни существ женского пола, ни малолетних поручик так и не высмотрел, а ведь они должны в стойбище быть, иначе как кентавры размножаются?

Тут же, словно откликаясь на его невысказанные мысли, Шорна негромко произнес:

— Самок с детенышами попрятали… Одни воины. Мне это не нравится, глядите в оба…

Опустив руку, поручик вороватым движением сдвинул предохранитель так, чтобы в любой момент открыть огонь. Двое разодетых, стоявших на флангах их маленькой группы, держали наизготовку блестящие трубы размером с драгунский карабин — их дула заканчивались фиолетовыми линзами.

— Высокий господин привез подарки? — осведомился вождь.

— Высокий господин привез неудовольствие, — моментально ответил Шорна.

— Чем же мы прогневали высокого господина?

Шорна выпрямился, сложив руки на груди. Его голос звучал гордо и презрительно, с нескрываемым превосходством:

— Ты сам знаешь, что можно, а что нельзя. Нельзя брать наши железные палки, плюющие огнем. Ты взял. Они у тебя где-то здесь. Ты знаешь, что за это бывает.

— Нет у меня палок.

— Врешь, — сказал Шорна. — Я знаю, что есть. Или ты их сам отдашь и расскажешь, кто тебе их дал, или я найду сам, и тогда…

Осклабясь, показав большущие гнилые зубы, вождь ответил с явной издевкой:

— Попробуй, жратва ходячая…

Он поднял копье — и все вокруг моментально заволокла неимоверно быстро поднимавшаяся от земли бледно-золотистая дымка, ничуть не мешавшая видеть окружающее, но создавшая некий полумрак. Шорна удивленно спросил:

— Ты что, дурманящих грибов нажрался?

Он ничего не видит, понял поручик. А вот лицо стоявшего тут же Витари исказилось словно от боли, он озирался вокруг с таким видом, что сомнений не оставалось: уж он-то видел

— Высокий Шорна, — воскликнул поручик. — Вы видите туман вокруг нас?

— Ничего я не вижу…

— Он есть! — вскрикнул Витари. — Цверги…

Послышался надрывный вой рассекаемого воздуха. Поручик в замешательстве задрал голову — и охнул от неожиданности.

Обе летающие лодки, прекрасно различимые сквозь золотистую полумглу, с невероятной скоростью отвесно рушились с неба, будто свободно падающие камни, только гораздо быстрее. Мгновение, другое — и поблизости раздались два жутких удара, сопровождавшиеся хрустом и дребезгом. Никто не мог бы выжить внутри после такого падения… Кентавры взвыли, потрясая оружием.

Побледневший Шорна, не потеряв ни секунды, громко распорядился, быстро расстегивая кобуру:

— Огонь!

Оба стрелка вскинули свое оружие, нажали на спусковые крючки — и ровным счетом ничего не произошло. Поручик прекрасно видел, как они с испуганными, недоуменными лицами то встряхивают оружие, как будто это может чем-то помочь, то отчаянно давят на спуск — безрезультатно…

Шорна выхватил зеленую стеклянную трубку на гнутой револьверной рукоятке, выстрелил в вождя и его приближенных…

Хотел выстрелить. Опять-таки ничего не произошло, Шорна оцепенело уставился в дуло, вождь и его свита захлебывались визгливым хохотом, действительно напоминавшим ржанье…

— У тебя что-то не ладится, высокий господин? — протянул вождь с нескрываемой издевкой. — И твои челны почему-то упали… Ах, какая неожиданность! Ну вот так… Я тебя все-таки сожру, только не сразу, сначала мы…

Поручик вскинул скорострел и нажал на спусковой крючок. Какой-то миг сердце у него заходилось от страха, казалось, что и у него ничего не получится — но загремели выстрелы. Скорострел, беспрестанно плюющийся огнем, задрал дуло, но поручик ухитрился держать его, как надлежит.

У него не было опыта в обращении с этой штукой, но мишень оказалась чертовски удобной: кучка фигур величиной с всадника, стоявшая в каком-то десятке шагов… Тут просто невозможно было промахнуться, свинец хлестнул по вождю и его свите, моментально расшвырял их в стороны, сбил с ног, послышались дикие вопли ужаса и боли, кто-то не шевелился, кто-то бился в пыли…

Скорострел захлебнулся, замолк. Сначала поручик, ничего не понимая, отчаянно затряс оружие, словно надеялся что-то этим поправить, потом вспомнил, в чем тут дело, нажал большим пальцем застежку, и расстрелянная обойма упала в пыль к его ногам. Выхватил новую, торопливо, неуклюже, обдирая пальцы и не чувствуя боли, вогнал ее куда следовало, передернул затвор и, вспомнив подробные поучения, стал стрелять короткими очередями, в промежутки меж домами, по теснившимся кентаврам.

Это была бойня — ливень пуль на короткой дистанции… Уши заломило от панических воплей, кентавры кинулись врассыпную, опустели «улочки», ведущие на «площадь», гремели неподкованные копыта, взлетала клубами пыль, в золотистом мареве маячили уносившиеся галопом полулюди-полукони…

— Вон там! — отчаянно закричал Витари, указывая на один из ближайших домов. — Вы видите?

Поручик и сам не понимал: то ли он видит, то ли он слышит, то ли тут еще что-то неописуемое человеческими словами. Однако он знал, что это и в самом деле там…

— За мной, — отчаянно вскрикнул он, спиной вперед продвигаясь к тому дому, послав еще одну короткую очередь вслед уносившимся кентаврам.

Вбежал внутрь: невероятная вонь, кучи прелых листьев, грубые глиняные горшки с чем-то смердящим… Он двигался уверенно, под одобрительные возгласы Витари. Уставился на одну из куч — и тем же неописуемым способом видел, как под ней ритмично пульсирует то ли высокий чистый звук, то ли равномерно полыхавшее сияние. Торопливо разгреб кучу носком сапога, увидел теперь уже глазами нечто вроде светившегося золотистым стеклянного шара величиной с человеческую голову — и, отступив на пару шагов, принялся стрелять по нему в упор.

Шар не то чтобы лопнул — взвился мириадами сверкающих осколков, словно бы таявших на лету, исчезавших… Вокруг уже не было золотистого марева. С лицом человека, испытавшего этакое некое озарение, Шорна направил свое оружие в проем и нажал на спуск. Наружу ударила полоса зеленого света.

— Вот так, господа мои, — сказал Шорна с величайшим самообладанием. — У нас подобных штуковин нет в натуре, они разве что теоретически писаны… Следовательно, работа цвергов — хотя с тех пор, как они забросили свои города, никто не слышал, чтобы они применяли какие бы то ни было механизмы…

Где-то на значительном отдалении слышался заполошный топот копыт и беспорядочные крики. Судя по всему, кентавры атаковать более не собирались… Отсюда была видна их собственная лодка, пребывавшая в целости и сохранности. О том, какое зрелище представляют сейчас две другие, камнем обрушившиеся из поднебесных высей, не хотелось и думать…

— Ну что же, пойдемте искать оружие? — столь же хладнокровно продолжал Шорна. — Не гоняться же за этими тварями… Я кого-нибудь обязательно допрошу. Но потом…

Поручик покосился на него с уважением — крепок духом, ничего не скажешь…

— Я вам несказанно благодарен, Аркади, — сказал Шорна с непроницаемым лицом. — Без вас все погибли бы…

И Савельев решился:

— Вы знаете… Я ведь видел нечто похожее, когда… когда появился цверг, незадолго до того… Этакое голубоватое сияние, бьющее в небо из ущелья…

— Почему вы молчали? — бросил Шорна.

— Я… Потому что никто этого не видел, кроме меня, и мне не поверили…

— Покажете на карте, — сказал Шорна, размашисто шагая во главе маленького отряда. — Обязательно нужно проверить. Простите великодушно, благородный Аркади, но меня удручают ваши порядки. Карн — карн! — заявляет, что он видел нечто подозрительное, но никто и пальцем не шевелит, чтобы проверить его слова… Вообще пропускает их мимо ушей… Поразительная безответственность…

Поручик сконфуженно понурился, словно сам был виноват в таком вот положении дел.

Он косился на спутника с невольным уважением: Шорна шагал с напряженно-застывшим лицом половецкой каменной бабы, не обращая внимания не витавшую вокруг жуткую вонь, словно не слыша раздиравших душу истошных воплей и стонов раненых кентавров, корчившихся в пыли совсем неподалеку. Он никого не послал к тому месту, где грянулись оземь две летающие лодки — видимо, понимая, что при падении с такой высоты живых остаться не может, а потому эти мелочи могут и подождать. И ничего тут от бессердечия — всего-навсего угрюмая непреклонность государственного мужа, не способного отклоняться от того, что в данный момент он считает главным

— Здесь, — уверенно сказал кто-то, показывая на одну из хижин. — Изрядная куча металла…

— Обыщите хибару, — распорядился Шорна. Повернулся к Савельеву: — Хочу поделиться некоторыми своими наблюдениями, благородный Аркади… У меня отчего-то создалось впечатление, что в вашем мире ваши способности карна то ли не получили должной оценки, то ли не используются вовсе. Либо… либо вы вообще за собой ничего подобного не знали, и это открылось только здесь. Иначе бы вы не считали пустыми видениями те зрелища, которые обычные люди просто-напросто не могут видеть и чувствовать… Быть может, вы не откажетесь рассеять мои недоумения?

Осторожно подбирая слова, поручик сказал:

— У нас… У нас совершенно другие методы и порядки, другая практика…

— Ну что же, я не ошибся, — сказал Шорна. — Конечно, другой мир, другая жизнь… И все же… Пока вы здесь, я прошу… именно прошу: если вы опять увидите или почувствуете что-то странное, непонятное, то, что обычные люди не воспринимают, незамедлительно сообщите мне. Сами понимаете, я не из пустого любопытства стараюсь, все пойдет на пользу делу. При всех различиях цели и враги у нас общие, иначе вы бы сюда не пришли… Обещаете?

— Обещаю, — кивнул поручик.

И всерьез задумался: не рассказать ли о странном чувстве, возникшем при встрече с мамонтом? Или о своих регулярных кошмарах, снившихся каждую ночь? О первом быть может, и стоит помянуть, а вот сны вряд ли — следствие чего-то этакого

…Место это ничуть не напоминало обычную тюрьму, классическое узилище. Поручик никогда не бывал в тюрьмах, но примерно представлял, что они должны иметь своеобразный вид: нечто уныло-казенное, убогое, неприглядное…

Тюрьма, куда Шорна его привел, ничем особенным не отличалась от дворцовых помещений. Она к тому же не в подвалах была расположена, не ютилась где-то на отшибе. Помещалась в дальнем крыле дворца. Коридоры, лестницы и галереи разве что отделаны чуточку беднее, не с той роскошью, но никак не похожи на тюремные: ни решеток на окнах, ни тяжелых запертых дверей, разве что охраны непривычно много даже для императорского дворца… И в декоруме наблюдались во множестве незнакомые ряды странных металлических предметов, сплошным кольцом опоясывавшие потолок, пол и стены; установленные в некой непонятной гармонии скопища черных, синих и желтых остроконечных пирамидок остриями наружу, по виду словно бы каменных; плетения из золотистой проволоки, как бы вчеканенные в стены; непонятные выступы, опять-таки замыкавшие коридоры в сплошное кольцо.

Потом они оказались в сводчатом коридоре, заканчивавшемся тупиком. Тут-то и обнаружилось нечто, роднившее помещение с тюрьмой: слева протянулся ряд высоких окон без решеток, выходивших на очередной ухоженный дворцовый парк, а вот справа — дюжина низких дверей, железных, сплошь покрытых хаотическими узорами из той самой золотистой проволоки. У некоторых стояли неподвижно застывшие часовые в диковинных кольчугах из тускло-синих колец и ромбов, в круглых шлемах, словно сплетенных из серебристых полосок металла, с какими-то сложными и загадочными устройствами, приставленными к ноге.

Завидев их приближение, один из стражей — отлично муштрованный, сразу видно, — скупо-грациозным движением распахнул перед ними дверь, шагнул в сторону и замер, держа свое оружие примерно так, как держат винтовки и сабли «подвысь».

Шорна пропустил поручика, вошел следом и притворил за собой дверь. Они оказались в нешироком светлом коридоре, заканчивавшемся изрядных размеров комнатой, от которой их отделяло не менее дюжины «окаймлений»: ряд чего-то похожего на причудливые, кованые из золотистого металла цветы, ряд черных пирамидок, еще один, четырехугольная рама из серебристой сети шириной в локоть, и снова золотистые цветы, и два ряда синих пирамидок, и еще какие-то вовсе уж непонятные приспособления…

Уверенно пройдя по коридору, Шорна остановился перед ведущим в комнату проемом. Поручик встал рядом. Увидел обширное квадратное помещение с плоским потолком, буквально усыпанным обращенными вниз остриями металлическими штуками, полушариями из матово-белого и синего камня, решетчатыми конусами и цилиндрами…

Там, внутри, не оказалось ничего, способного сойти за предметы меблировки — голые каменные стены и пол, усыпанные рядами выпуклых бляшек величиной с пуговицу.

А слева, у самой стены, сидел человек, по-турецки поджав под себя ноги. Самый обычный человек, разве что абсолютно голый, крупного телосложения, широкоплечий, с неприятным лицом: крючковатый нос, голый череп, оттопыренные уши, круглые, совсем не человеческие. Поручику отчего-то почудилось в нем нечто, странно знакомое…

— Вот именно, — сказал Шорна, поймав его взгляд. — Это и есть ваш знакомый, которого вы так мастерски спутали. В одном из своих наиболее устойчивых обличий, вот только все эти приспособления, — он обвел рукой окружающее, — ему не позволяют проделывать со своим внешним видом какие бы то ни было метаморфозы. И не позволяют выделываться … У вас эти твари такие же?

Поручик пока что в жизни не видывал ни единого альва, даже в изображении. Но, чтобы сберечь время и не втягиваться в долгие разговоры, дипломатично ответил:

— Да, примерно…

Шорна громко позвал:

— Эй, тварь!

Цверг не шелохнулся, не изменил положение тела, бровью не повел. Его желтоватая кожа казалась поверхностью отлично высеченной статуи.

— Гордый… — фыркнул Шорна.

Шагнул в сторону, где на высоте человеческих глаз располагалась большая металлическая доска со множеством непривычного вида рычажков и полушарий, присмотрелся, подумал и нажал большим пальцем на что-то вроде серебряной ракушки.

Поручик невольно шарахнулся — с потолка упала зеленая ветвистая молния, аккурат на макушку цверга. Того буквально взметнуло в воздух, он словно бы кувырок сделал, пронзительно, жутко зашипел, замер посреди камеры, припав на колени, опираясь кулаками в пол — так, как люди стоять не могут. Было в этой позе что-то от опасного хищного зверя. Поручик впервые увидел его глаза: ни глазных яблок, ни белков, ни зрачков, глазные впадины будто прикрыты тончайшим, пронзительно-синим стеклом, за которым колышутся язычки темно-багрового пламени, и от них распространяется столь лютая ненависть, что холодок по спине пробегает, неприятно видеть, что это существо от них не отделено каким-то осязаемым заграждением…

— Ничего, — мельком на него глянув, усмехнулся Шорна. — Защита надежнейшая, в несколько рядов… Тварь, безусловно, недюжинной силы, весьма даже диковинная разновидность, я о таких только читал в старых бумагах, а в жизни ни разу не сталкивался. Однако и ему не проломить … Ничего он сейчас не может — а вот я с ним могу сделать все, что угодно…

— Сдохни, — обычным человеческим голосом, но с неким шипением проговорил цверг.

— Все мы когда-нибудь сдохнем, — безмятежно сказал Шорна. — Бессмертия, увы, в нашем мире нет. Даже для вас. Вот только я сдохну гораздо позже тебя… К тому идет, правда? Значит ты, диковина, категорически не хочешь общаться с моими мастерами, несмотря на то, что тебе продемонстрировали наши методы убеждения?

Цверг неожиданно и плавно изменил позу — словно текучая вода приняла иную форму. Теперь он сидел, прижавшись спиной к задней стене, вытянув перед собой сомкнутые ноги на всю длину, снова абсолютно нечеловеческая поза, у человека моментально затекли бы конечности…

— Сдохнете, — сказал он убежденно.

— У тебя очень бедный лексикон, — невозмутимо продолжал Шорна. — Как будто ты тупое, примитивное, дикарское создание, не способное грамотно изъясняться, располагающее лишь убогим набором слов. Но это ведь не так, тварь? Я за вами гоняюсь всю свою сознательную жизнь, чуть ли не полвека, уж я-то знаю, на что вы способны. Можете изъясняться цветисто, красочно, умно, словно университетский философ или придворный краснобай… А уж столь интересная, бесспорно выдающаяся тварь, как твоя милость, наверняка во многом превосходит своих рядовых соплеменников, иначе и быть не может… Молчишь?

Он вновь нажал на серебряную ракушку, а ладонью другой руки стукнул по причудливому рычажку. Снова зеленая молния обрушилась на голову цверга, да вдобавок к нему метнулись сверху с полдюжины ослепительно-синих полос, растеклись по телу, покрыв словно бы сетью.

На сей раз цверга корчило гораздо дольше, жутким клубком мотало по всей камере из угла в угол, вдоль и поперек, подбрасывало и шмякало об пол. Теперь он шипел и выл непрестанно, так, что поручику нестерпимо хотелось зажать уши, и он едва сдерживался. Жалости у него не было ни капли, но очень уж эти вопли омерзительны для непривычного человека…

Когда экзекуция кончилась, цверг как ни в чем не бывало устроился в прежней позе, от него веяло свирепой несгибаемостью, почти физически ощущавшейся ненавистью.

Поручик поймал себя на том, что оскалился, что его лицо свело злой гримасой. Тут, безусловно, сработали какие-то инстинкты, каких он в себе и не подозревал. Как кошка с собакой… В этой твари таилось нечто настолько чужое: злобное, враждебное человеческому миру, что рука невольно искала на поясе отсутствующее оружие. Теперь он знал совершенно точно: уживаться на планете людям и этим существам попросту невозможно, должен остаться кто-то один…

— Мои люди только что докладывали… — сказал Шорна. — Там, в ущелье, около которого тебя поймали, и в самом деле расположено некое устройство. Работающее устройство. Никто пока не понимает, что оно из себя представляет, но одно ясно: это что-то чужое, у нас ничего похожего никогда не бывало. А поскольку на планете нет никакой третьей силы, способной управлять высокими технологиями, ответ лежит на поверхности… Что это за установка там, в ущелье? Ты имеешь к ней отношение? Подозрительно, что тебя поймали рядом…

— Сдохни, — промолвил цверг.

Шорна поморщился:

— Ну, это уже скучно… У меня нет никакого желания устраивать тут с тобой пошлую перебранку. Тебе ведь уже не только показали наши методы, но и подробно рассказали кое о чем еще? О средствах разговорить любого из вас? Я их против тебя использую немедленно ради экономии времени. Коли уж на тебя действуют обычные «бичи» и «шестихвостки», все остальное тоже наверняка подействует… Ну да, это надолго затянется. Самые упрямые твои сородичи ухитрялись продержаться пару-тройку суток. Вполне допускаю, что ты будешь запираться и дольше. Но не до бесконечности же? Пройдет несколько дней, и ты все равно ответишь на все вопросы. Только к тому времени превратишься в полуразрушенный отброс, уже никогда не способный вернуться к нормальному состоянию, тихо подыхающий. Тебе и эту перспективу подробно обрисовали. Уверен, так оно и будет. Все равно все расскажешь. Только к тому времени будешь ползающим хламом, и тебя после допроса придется добить — не из жалости, просто чтобы этакий мусор не занимал место… Начали?

Он с нехорошей улыбочкой нажал очередной рычажок. На сей раз молнии не метались, но от пола стало подниматься неяркое сияние, заливавшее камеру, словно пущенная вода. Едва оно коснулось цверга, он вскочил, заметался, запрыгал так, словно его обжигало, вообще причиняло нешуточную боль. Очень быстро сиреневая мгла поднялась ему до пояса, до плеч, выше головы, затопила камеру до потолка. Без труда можно было разглядеть стоявшую у стены высокую фигуру, беспрестанно подергивавшуюся, как человек, которого внезапно принялись кусать мириады блох. Цверга била дрожь, он издал протяжный стон…

— Вот так, — громко сказал Шорна. — Теперь тебя, голубчик мой, будет разъедать неспешно и неотвратимо. Я человек терпеливый, я подожду несколько дней, приду, когда ты будешь ползать и откровенничать, что тебя уже не спасет… Пойдемте, Аркади, оставим гордого и несгибаемого персонажа подумать о будущем…

Он невозмутимо отвернулся и направился прочь, так что поручику пришлось последовать за ним. Отойдя на достаточное расстояние, он спросил:

— А там, в ущелье, и правда…

— Ну конечно, — сказал Шорна. — Туда слетелось множество знающих людей, исследования продолжаются… Абсолютно непонятно пока, что это за штука, как она работает и для чего… но она работает. Беспрестанно. Нечто настолько непонятное… Ничего. Пройдет несколько дней, и он заговорит. Обязательно. А в том, что он имеет отношение к установке, я не сомневаюсь — не верю что-то в совпадения. Не случайно там, где разместилось непонятное устройство, отирался необычно могучий цверг… Я сейчас отправлюсь докладывать императору, его величество велел, чтобы его ежечасно ставили в известность о положении дел. А вы чем будете заниматься?

— Не знаю пока, — сказал поручик. — Поручений от начальства у меня на завтра нет.

— А что касается моего предложения… Вы, часом, не передумали?

— Как вам сказать… — протянул поручик, чуточку стыдясь собственного лицедейства. — Не то чтобы передумал… Но продолжаю раздумывать… Может, я и поторопился с отказом…

В блекло-зеленых глазах Шорны вспыхнула нескрываемая радость:

— Я никоим образом не собираюсь на вас давить, — сказал он со всей мягкостью, на какую, видимо, был способен. — Не по доброте душевной — откуда она у меня… Я просто-напросто прекрасно знаю, что карн по принуждению служить не может, простите за прямоту… Подумайте как следует. И, как я уже говорил… — он вздохнул, — немедленно сообщите мне, если что-то новое как-то почувствуете. Мы, как-никак, союзники теперь. И я вам признаюсь откровенно: не то чтобы я чего-то боялся, но на душе тревожно. Терпеть не могу, когда непонятностей слишком много — а они пошли буквально вереницей, чередой, косяком. Необычно могучий цверг, да вдобавок, что гораздо хуже, обнаружились сразу два работающих устройства цвергов, чего не бывало сотню лет. Оружие у кентавров… Нападения на мамонтов… Странный исход этих самых мамонтов… Слишком много загадок. И никакой конкретной угрозы, что в данных условиях, думается мне, хуже всего: ничего из этого не может быть просто так. Все должно иметь какой-то смысл. А если добавить, что у цвергов не имеется никакой другой цели в жизни, кроме как пытаться сжить людей со света…

Он выглядел сумрачным, не на шутку подавленным. Пожалуй, не стоило сейчас говорить с ним о странных ночных кошмарах и ощущениях общения с мамонтами — это-то явно не имело никакого отношения к главному противнику и напрасно отняло бы у Шорны время…


Глава XI Триумфы и загадки | Завороженные | Глава XIII Самый короткий день