Book: Трое на велосипедах, не считая блондинки. Трансильвания



O Simona


Трое на велосипедах, не считая блондинки. Трансильвания



- Алехандра, ты опять промокла, - Василиса встала сзади меня, загородила и показала на кресло самолета. - Не только на твоих шортиках, но и на кресле осталось пятно.

- Ой, а я и не заметила, - я беспечно рассмеялась. - Заснула, и во сне размечталась. - Я потянулась! - Сладкий сон!

- О своем сладком сне расскажешь на паспортном контроле, - Дженифер протянула мне сумку, чтобы я держала ее сзади, пока пятно на штанишках не высохнет.

- Дженифер, ты уверена, что пограничникам понравится мой сон?

Это же сон только для девочек! - я искала подвох в словах подруги.

Мы грациозно вышли в зал пограничного досмотра.

Очередь к пограничнику двигалась очень быстро, как змея.

Лицо сурового пограничника заросло волосами: борода, густые сросшиеся брови, усы.

- На вид он очень грозный, - Василиса прошептала. - Я его боюсь.

- Я первая! - я храбро вышла вперед и протянула пограничнику паспорт.

Пограничник уже опускал руку, чтобы поставить печать, но прочитал в паспорте, что-то интересное для себя, поэтому рука зависла плетью.

- Синьорита, вам уже исполнилось восемнадцать?

- Посчитайте по паспорту, - я на всякий случай загибала пальчики. - В первый годик я родилась, - раз! - Загнула мизинчик. - Во второй годик я праздновала день рождения за два годика. - Второй пальчик согнулся. - В третий год я праздновала третий годик рождения.

- Спасибо, мадемуазель, я сам подсчитал, - из волос на лице пограничника вылетела улыбка. - Вам уже исполнилось восемнадцать... недавно.

Но это не так важно для нашей страны Трансильвания.

У нас официально девушки выходят замуж, когда им исполняется четырнадцать лет.

- Значит, я уже опоздала выйти у вас замуж? - слезы обиды накатились на мои ясные голубенькие глазки.

Я на всякий случай поднесла зеркальце к лицу, проверяла: не потеряли ли глазки снова свой голубой фирменный цвет.

Ужас для меня начался, когда неделю назад метрдотель осторожно покачал головой:

"Мадемуазель, у вас красные глаза".

Метрдотель намекал на то, что я могла подцепить заразу.

Но как я подцеплю заразу, если даже жениха подцепить на Лазурном берегу не смогла.

Как назло, я в тот день забыла в номере зеркальце.

Василиса и Дженифер убежали получать посылки, а я осталась одна.

"Сейчас куплю на улице зеркало и посмотрю н свои глазки, - я беспечно решила. - Красные ли они?"

Первый бутик закрыт, второй закрыт, даже круглосуточные маленькие магазинчики закрыты.

"Констебль, разве сейчас ночь, чтобы магазины не работали, - я обратилась к важному полицейскому. - Метрдотель сказал, что у меня красные глаза, а я не посмотрела на них в зеркало.

Думала, что куплю зеркальце в бутике, а все магазины закрыты.

Василиса и Дженифер ушли получать посылки, а я осталась одна - без подруг и без зеркал.

Понимаете, для меня очень важно, чтобы глаза мои не теряли свой голубенький цвет.

Видите, я - снежная блондинка, даже розовая макушка просвечивает через волосы.

У нас, у блондинок, очень тонкие волосы, и только на голове растут.

И кожа тонкая, поэтому краснеет по любому поводу.

Под цвет волос и кожи у меня выросли голубенькие глазки.

Я умная, я школу окончила, и знаю из биологии, что глаза девушки в течение жизни могут менять цвет.

А я не хочу, чтобы мои глазки поменяли цвет, даже на красный.

У меня весь гардероб рассчитан на мои голубенькие глазки плюс блондинистость.

Даже ленточка на Зизи розовенькая, - я сунула под нос констеблю болонку Зизи. - Белая болонка, я белая, ленточка розовая - все идеально сочетается с моим платьицем.

А, если глазки сменят цвет на красный, то все рухнет! - Я зарыдала и растирала слезы кулачками. - Карабинер, дайте мне, пожалуйста, ваше зеркальце, чтобы я в него посмотрела".

После моего заявления и рассказа я загадочным образом оказалась в полицейском участке.

Я думала, что полисмен привел меня туда, чтобы я посмотрела на себя в зеркальце, но меня заперли в кабинете без зеркал.

Я, разумеется, рыдала от страха, что пока жду зеркала, глазки могут сменить огромное количество цвета.

В полиции проверили мои документы и отпустили меня заплаканную.

Я тут же подбежала к первому встречному прохожему - седому старику.

Он с ног до головы замотан в марлевую антибактериальную повязку против вируса.

Лишь часть лица старика с мимикой и жестами осталась на виду.

"Монсеньёр, - я схватила старика за марлю, чтобы он не убежал. - У меня глаза красные?

Почему сегодня магазины не продают зеркала?

Дайте зеркало!" - Признаюсь, я довольно сильно тряхнула старика.

Он сначала завопил, а потом упал в обморок.

Так я второй раз оказалась в полицейском участке.

"Синьорита, вы своими красными глазами напугали почтенного лорда Байрона, - старший полицейский присел на стол и сверху вниз курил на меня. - Лорд Байрон скончался, потому что подумал, что вы сумасшедшая, заболевшая вирусом.

Слишком у вас красные глазки".

"Лорд Байрон сам умер, - я возразила полицейскому. - Он умер давно, я об этом в книге читала.

Я не виновата, что у вас по улицам бродят умершие.

Правда, что у меня красные глаза?" - У меня началась истерика.

"Почему бы вашим глазам не быть красными, если вы все время рыдаете, потому что боитесь, что они красные, - полицейский измерил мне температуру. - Мадемуазель, я бы заподозрил, что вы сошли с ума и заболели вирусом, но у меня подрастают три дочки - блондинки. - Полицейский с опаской посмотрел по сторонам. - И жена моя - блондинка, поэтому я вас хорошо понимаю, мадемуазель Алехандра.

Другой бы не понял, а я понимаю с полуслова.

Семью свою я люблю, даже обожаю, но все равно отдыхаю только на работе.

Трупы, убийства, грабежи, уличные драки с проломленными черепами и ножевыми ранениями - ничто, по сравнению с допросом или беседой с блондинкой.

Бегите подальше из нашего района. - Полицейский воровато открыл дверь и высунул голову в коридор. - Никого, вы успеете прошмыгнуть на улицу.

Если окажитесь в руках старшего инспектора Андрэ, он не поверит ни одному вашему слову и вас не поймет.

У Андрэ дочки - брюнетки, и жена брюнетка.

Брюнетки и блондинки разговаривают на разных языках".

"Но ведь можно ввести в гугл переводчик запрос - перевод с языка блондинок на язык брюнеток, и обратно, - я подсказала полицейскому. - Как же вы работаете в полиции и до столь простого решения не додумались сами".

Я до вечера бродила по улицам и расспрашивала прохожих - красные ли у меня глаза.

Еще я просила посмотреть в зеркальце.

Признаюсь, что иногда я была слишком требовательна со своими расспросами, поэтому некоторые просто падали.

Я узнала, что магазины с зеркальцами сегодня не работают, потому что совпали три праздника: просто праздники, выходные и карантин на вирус.

Уставшая, заплаканная я, наконец, валилась в наш номер.

"Алехандра, у тебя красные глаза, как у вампира, - подружки сразу завопили! - Где тебя носило с глазами? - Василиса и Дженифер набросились на меня с кулаками и расспросами. - Мы волосы себе все повыдергали от досады, что оставили тебя одну, и ты убежала".

"Волосы выдернули там? - я испугалась за подруг. - Но это, наверно, больно.

У меня там волосы не растут, потому что я блондинка, а вы - страдали из-за меня.

Лучше бы вы волосы убрали депилятором".

"Почему ты не отвечала на наши звонки?"

"Я отключила телефон, потому что он мешал мне искать зеркальце и спрашивать у прохожих - красные ли у меня глаза.

А, если красные, то очень ли красные, или красные слегка".

"Ты могла бы посмотреть на свои глаза в телефоне".

"У меня не было на это времени, - я безысходно махнула рукой.

В зеркало я видела, что глаза да, действительно, очень красные, даже горят красным. - Я убила лорда Байрона".

"Убила лорда Байрона? - Василиса с любопытством переспросила. - Того, который из книжки?"

"Да! Он!" - я возгордилась, что убила самого лорда, да еще из книжки.

"Алехандра, прежде чем убить лорда Байрона, познакомила бы нас с ним", - Дженифер упрекнула меня.

Подружки вызвали для меня частного дорогого доктора в отель, чтобы он изменил цвет моих глаз с красного обратно на голубой.

Доктор прописал витамины, получил гонорар, а когда уходил, помахал мне ручкой:

"Мадемуазель Алехандра! Не прикасайтесь к вашим глазкам в течение часа и не плачьте.

Тогда ваши глаза вернут свой цвет".

Настоящий кудесник тот доктор, потому что мои глаза снова стали голубенькие.

Но я каждый раз опасаюсь, что они опять начнут светиться красным, поэтому обеспокоилась около пограничника.

- Вы не опоздали, мадемуазель, - пограничник еще раз заглянул в мой паспорт, - Алехандра.

- Не опоздала сделать красные глаза? - мои внутренние органы заледенели.

Василиса и Дженифер не слышали наш разговор, поэтому пытались привлечь мое внимание стуком каблучков.

Еще бы, все пассажиры нашего самолета давно уже прошли контроль, разъехались по веселым местам, а я торможу себя и своих подруг.

- Мадемуазель, вы не опоздали выйти замуж, - пограничник сверкнул тремя передними зубами. - Вам повезло, что меня зовут Себастьян.

- В чем же мне повезло внутри вас, месье Себастьян? - я округлила глазки.

- В том повезло, что я беру вас в жены, синьорита, Алехандра.

- Берете меня в жены? - я от смущения опустила глаза.

И увидела грязинку на кончике моей туфельки.

Я наклонилась низко, низко и щелчком сбила грязинку с туфли.

- Мадемуазель Алехандра, - голос пограничника спустился до барабанных нот. - Не мое дело, но, кажется, в самолете вы сели на что-то водянистое.

У вас шорты мокрые.

- Нет, я не сидела на водяном, - я махнула рукой и захихикала. - Я заснула, и мне приснился сладкий сон.

После него я проснулась с мокрым пятном.

Так у нас, у девушек, часто бывает! - Я ждала, когда же пограничник подарит мне обручальное кольцо.

Но все оказалось проще простого для Трансильвании.

Он поставил мне визовую печать в паспорт.

Затем из штанов извлек другую печать - красную, подул на нее и поставил пятно на мою фотографию в паспорте.

- Теперь, ты моя жена, Алехандра, - пограничник возвратил мне паспорт. - Красная печать подтверждает, что отныне ты жена Себастьяна Митича.

- Кто это, Себастьян Митич? - я рассматривала печать.

- Себастьян Митич, это я.

Иногда меня называют Гойко. - Тон пограничника изменился.

Из него исчезли подобострастные нотки. - Жена, не задерживай очередь.

Приведи себя в порядок в туалете, смени штаны.

Не подобает моей жене ходить в непотребном виде.

Придем домой - накажу тебя, после того, как ты приготовишь ужин на сто гостей и на двадцать других моих жен.

- Домой куда? - я не верила своему счастью, что жената.

- Проходи дальше, блондинка, - муж Себастьян грубо толкнул меня в спину.

Я чуть не упала на доски пола аэропорта.

Доски гладко выструганы, но засыпаны шелухой черных семечек.

Я отошла от стойки и включила подслушивающее устройство на телефоне.

Можно слышать издалека - мы с подружками любим подслушивать.

- Синьорита, вам уже исполнилось восемнадцать? - пограничник спросил Василису.

Разговор очень походил на мой разговор с пограничником.

В итоге я растерялась, когда мой муж Себастьян Митич сделал с помощью печати Василису своей второй женой после меня.

И еще двадцать собственных жен дома.

Мы на Лазурном берегу мечтали познакомиться с парнями, и, если повезет, они станут нашими женихами.

Не получилось на Лазурном берегу, а здесь - в Трансильвании женятся со скоростью самолета.

Через пять минут и Дженифер стала женой Себастьяна Митича.

Я подождала Василису, Дженифер в зале и показала им свой паспорт:

- Я первая из вас жена Гойко Митича, - я похвасталась. - Я главная над вами.

- Я что, не одна у него жена? - Василиса и Дженифер воскликнули одновременно.

Они-то думали, что только им пограничник поставил печать о женитьбе в паспорт.

Наш общий муж из-за стойки размахивал руками и что-то нам кричал на иностранном трансильванском языке.

- Хорошо ли это? - Василиса задумалась.

Задумчивость не помешала ей красиво откинуть назад голову и тряхнуть роскошью медно-золотых волос.

- Василиса, тебе не нравится, что тебя уже взяли замуж? - Дженифер с возмущением воткнула кулаки в бока.

- Здесь другое, - Василиса напряглась. - Не хорошо, что наш общий муж несется к нам.

- И лицо у него зверское, - я добавила и оглянулась.

С трех сторон к нам на рысях приближались другие женихи: все заросшие, у всех брови срослись, и у всех одинаково алчно сверкают глаза.

- Блондинка с мокрым пятном - моя, - неведомая сила волосатыми руками подхватила меня.

Закинула, как овцу через плечо и на скорости понесла к дверям.

Василиса вскрикнула, возмутилась, но и ее подхватил на руки жених.

С Дженифер тоже не стали церемониться, ее несли двое заросших.

Я позавидовала подружке:

- Дженифер, у тебя два, а меня только один несет.

Наш муж пограничник катастрофически не успевал нам на помощь.

Хотя наши носильщики были с дополнительным весом, но они опережали пограничника.

За стойкой он выглядел спортивным и подтянутым, но без стойки, которая закрывала его, оказалось огромное брюхо.

Оно якорем тянуло пограничника вниз.

Пограничник понял, что проигрывает, поэтому остановился, выхватил пистолет и стал стрелять в воздух:

- Не смейте трогать моих жен!

Караул, моих жен похищают! - Пограничник решил не тратить зря выстрелы в потолок.

Он направил пистолет на меня.

Мне польстило внимание! - Да не доставайся ты никому, жена моя! - Прозвучал выстрел.

На мое счастье за миг до этого на моего похитителя напали - другие похитители.

Один оказался на линии огня и погиб от пули, которую пограничник посылал мне.

Зато другой похититель сорвал меня с плеча жениха и перекинул на свое плечо.

- Теперь вы мой жених? - Меня трясло изрядно на кочках.

Василису и Дженифер тоже время от времени похищали, вырывали из рук и брали в свои руки.

До улицы мы сменили несколько женихов.

Меня уже грузили на телегу, запряженную задумчивой лошадью, когда послышались дружные выстрелы.

Мой похититель сбросил меня на землю, залег за телегой и отстреливался.

- Блондинка, ты моя невеста, - похититель перезаряжал пистолет с дула. - Если меня убьют, то ты, как правильная жена, должна застрелиться.

- Ты сказал сначала, что я твоя невеста, а потом добавил, что - как правильная жена, - я рассматривала красную дырку, которая появилась во лбу бывшего моего жениха. - Тебя уже убили, а я так и не стала твоей женой, потому что ты не успел поставить мне печать в паспорт.

Значит, если я не жена тебе, то и не застрелюсь. - Последние слова я произнесла в прыжке.

Из проезжающего фургончика высунулась рука, разумеется, тоже волосатая.

Она схватила меня за роскошные волосы и забросила в открытую дверь.

- Новые похитители, - я уселась рядом с Василисой и Дженифер на пол. - По крайней мере, у них есть автомобиль.

Наши похитители обернулись на мои слова и улыбнулись.

Но пока ничего не ответили, потому что продолжали отстреливаться.

Фургончик удалялся от аэропорта, поэтому выстрелы звучали реже.

- Мы - трансфер из отеля Хилтон, где вы заказали номера люкс, - похититель закрыл дверь на веревочку и присел на мешок.

В мешке недовольно хрюкнуло. - Не волнуйтесь, мадемуазели, ваш багаж будет доставлен в сохранности, но не обещаю, что в целости.

- Вы тоже возьмете нас в жены? - Дженифер кокетливо поправила шаловливый локон.

- Конечно, дорогая, всех вас возьму в жены! - похититель одарил Дженифер ослепительной улыбкой, в которой не хватало тридцати двух зубов.

Его ответ не понравился другим похитителям.

Они на иностранном языке начали спорить из-за нас.

Спорили похитители в основном руками, поэтому машина осталась без управления.

Она врезалась в мраморную колонну.

К нашему счастью, колона принадлежала отелю Хилтон.

- Вот и приехали, - Василиса постучала по плечу водителя. - Откройте дверь, чтобы мы торжественно вышли во всей своей красе.

- Не отвечает, потому что язык проглотил, - я раскрыла рот водителю и заглянула внутрь. - Не рот, а бездна.

И другие наши похитители тоже неудачно ударились головами о разные части машины.

- Нам повезло, потому что мы на полу среди мешков валялись, - Дженифер поправила штанишки, хотя, по моему мнению, там поправлять нечего.

Слишком уж Дженифер задается и красуется перед женихами.

Она позавидовала моим микроскопическим телесным шортикам, поэтому приобрела себе штанишки еще меньше.

Они прикрывали лишь... или открывали лишь...

- Пусть отдыхают, - Василиса перешагнула через лежащего в машине работника.

Из его головы тонко струилась кровь. - Я не могу ждать.

- Чего ты не можешь ждать, Василиса? Жениха? - Я просто полюбопытствовала.

Но Василисе мой вопрос не понравился.

Она сняла веревочку с двери и спрыгнула на землю.

- Подождите, я рождественского поросенка из мешка выпущу, - Дженифер развязывала мешок с хрюкающим. - Его хотели зарезать и скушать, а он хочет кушать и не резаться.

Уже рыльце показалось! - Дженифер ткнула в милый черный пятачок.

- Дженифер, тебе не кажется странным, что поросенок черный, у него длинынй хвост с кисточкой, на голове маленькие рожки и улепетывает он на задних ногах, как человек? - Я заинтересовалась необычным поросенком.

Провожала его взглядом, пока он не скрылся в черном лесу.



- Если бы ты долго посидела в мешке, Алехандра, то неизвестно, как бы побежала, когда тебя освободили, - Дженифер фыркнула. - Обычный поросенок.

- Шикарный отель, - Василиса воскликнула с восторгом.

И мы его увидели - старинный замок из мультфильмов.

- Отель Хилтон находится в замке, - я запрыгала и хлопала в ладоши. - Я видела его в мультфильме об Аладдине.

- В замках водятся привидения, - Василиса сделала вид, что раздумывает.

Но ее глаза сверкали от удовольствия.

- Черная кошка перешла мне дорогу! - Дженифер прошептала тихо, но я и Василиса услышали и застыли на месте.

Во-первых, не хотели, чтобы черная кошка и нам дорогу перешла.

Во-вторых, последствия перехода черной кошки перед Дженифер могли быть самые разные - от малых воплей нашей подружки, до неисчислимых бед: урагана, пожара, наводнения.

Мы все побывали в сектах, потому что мы девушки, а нас легко заманить в любую ловушку.

Секты ходят по домам, ловят нас на улицах, поджидают на пляжах и даже в саунах.

Однажды к нам в сауне на полку забрался сектант и три часа уговаривал вступить в секту многоженов.

Но одна из сект, из которой Дженифер с трудом за большие деньги убежала, поражала своей простотой и эффективностью.

"Я познакомилась с очень хорошими людьми", - три месяца назад Дженифер сообщила нам.

"Хорошие люди, это, значит, ты попала в лапу сектантов?" - Василиса уточнила.

А я добавила со значением:

"В лапы сектантов, потому что в одну лапу трудно попасть.

Я сама пробовала".

"Почему сразу секта с лапами? - Дженифер сделала вид, что обиделась. - Они помогают людям выжить в труднейших условиях".

"У тебя труднейшие условия жизни?" - Василиса рукой описала круг.

В круг входили парк, ботанический сад, два поля для гольфа, вилла, бассейны, протекающая речка и небольшое природное озеро с водяными черепахами.

Все это принадлежало нам.

"Богатство не значит, что нет трудностей", - Дженифер важно поучительно произнесла и золотой ложечкой зачерпнула из серебряного ведра зернистую черную икру.

"Эту мудрость, что богатство не означает отсутствие трудностей, ты купила у сектантов? - Василиса сразу ухватилась за слова Дженифер. - Вернее, они тебе ее продали".

"Сколько денег?" - я позавидовала, что сектанты продают Дженифер мудрости, а мне какие-то другие секты попадались - без мудростей.

То нужно было голыми бегать среди деревьев, прижиматься к шершавым стволам и впитывать энергию леса.

То обнаженными взяться за руки и скакать по лугу, славить Солнце.

То голыми бегать среди людей и призывать к спокойствию, когда наступит конец света.

Почему-то большинство сект связано с обязательным ритуалом оголения.

"Сто луидоров за одну мудрость", - Дженифер прижала руки к грудям, готовилась дать нам отпор.

"Сто луидоров? - Василиса взвизгнула. - Да я в свою секту больше тридцати не приносила".

"Поэтому у тебя нет мудрости", - Дженифер легко отбила атаку Василисы.

"Сто луидоров - не большие деньги, - я примиряла подруг. - За сто луидоров всего лишь можно купить гоночный автомобиль с кожаными фиолетовыми сиденьями и золотыми дисками".

Дженифер посещала секту три дня.

В первый день она купила мудрость, что означает богатство - ту самую, что богатство еще не означает отсутствие трудностей.

На второй день, но уже за двести луидоров купила знание, что черная кошка - к беде.

На третий день за четыреста луидоров приобрела мудрость:

"Чтобы не сглазить, или не сглазили меня, нужно постучать по дереву, - Дженифер не жадная, она мне и Василисе подарила купленные мудрости. - Но дерево должно быть не простое, а особое".

"Особое? - Василиса обняла Дженифер и подлизывалась к ней. - Ты же расскажешь нам, по какому дереву стучать".

"Я и сама не знаю, - Дженифер растерялась. - Не мы должны выбирать дерево, а оно нас выберет.

Так учитель учил".

"Учитель на то и учитель, чтобы учить", - я кивнула своей прекрасной головкой.

Если головкой не кивать, то она застоится на месте.

Дженифер на четвертый день пошла за мудростями, но вернулась быстро и недовольная.

"Купила новую мудрость? - я и Василиса сразу схватили Дженифер за руки, чтобы она не убежала с мудростями".

"Да ну их, - Дженифер махнула рукой. - Мне и полученных мудростей хватит.

Тем более, что дальше мудрости о стучании по дереву у них не идет.

Я... они... они мне предложили, и я отказалась от их дурацкого предложения", - Дженифер светилась от счастья, что покинула секту.

Но о том, что ей предложили, и что стало причиной ее ухода - молчит до сих пор.

Около отеля Хилтон перед Дженифер пробежала черная кошка.

- Я должна постучать по дереву, - Дженифер направилась к черному лесу.

- Мы пойдем в наши номера, - Василиса двинулась к главному входу. - Паспорт свой отдай, а то сгинешь в лесу с паспортом, в котором много печатей.

- Дженифер к ужину или завтраку вернешься? - я знала, что Дженифер может долго выбирать дерево, по которому нужно постучать, чтобы не сглазить.

Вернее, дерево ее должно выбирать против сглаза черной кошки.

- Если не вернусь к ужину, то отдайте его врагу, а завтрак съешьте сами, - Дженифер складно ответила.

- Она сама придумала эту поговорку или купила? - Василиса обернулась ко мне.

- Думаю, что подсмотрела сейчас в инете, - я знала привычку Дженифер - она читает в интернете, а затем прочитанное выдает за свои знания и откровения.

- Поросенок с рогами ее в лесу не съест? - Василиса волновалась за Дженифер.

- Не съест, - я засмеялась, потому что уверена в своих словах. - Дженифер выпустила его из мешка, поэтому он ей должен жизнь.

- Простой поросенок был бы благодарен, а этот - трансильванский - на задних лапах ходит, - Василиса недоверчиво покачала головой.

- Синьорита, мадемуазель, - к нам вышел из замка лакей в бархатном красном кафтане с золотыми пуговицами.

Голубые штаны и черные туфли с меховыми мысками тоже были экзотические.

А пиратская шляпа с пером - верх шика!

- Василиса, сфотографируй меня так и этак, - я подбежала к лакею или дворецкому, левой рукой обняла его за талию, а головку склонила на плечо.

Василиса сделала не больше пятиста фотографий: как я поднимаю ножку, затем ее опускаю и поднимаю вторую, как я позирую боком, затем другим боком, с улыбкой, без улыбки, на коленях, лежа, на руках дворецкого, на его плечах и еще другие варианты.

Дворецкий не возражал, а лучился восторгом.

Затем я фоткала Василису на фоне замка и в разных позах около дворецкого.

- Василиса, видишь, какая я добрая подружка, - я погрозила Василисе пальчиком. - Я сделала тебе тысячу снимков, а ты мне только - пятьсот.

Ты моя должница: будешь фоткать, как я бегаю по номеру и валяюсь на диванчиках.

- По рукам, Алехандра, - Василиса торжественно сцепила свой мизинчик с моим и поклялась.

- Мадемуазели, прошу! - дворецкий поклонился.

- Чего просите? Мы за все заплатили! - Василиса насторожилась.

- Прошу следовать за мной в ваши покои, - дворецкий улыбнулся. - Можете звать меня дед Михей!

- Дед Михей? - я в удивлении округлила глазки. - Тебе не больше тридцати лет и не кашляешь.

Дед должен кашлять в седую бороду, трещать костями и злобно зыркать из-под густых бровей.

- Откуда вы знаете, мадемуазель? - лицо дворецкого свела судорога ужаса, но он с трудом вернул вымученную улыбку. - У нас принято называться дедами с рождения, чтобы мы привыкали.

Когда придет возраст, то слово "дед" уже не будет резать слух. - Дворецкий пересчитал нас по пальцам. - Синьориты, вроде номера были заказаны на троих: на Алехандру, на Василису и на Дженифер.

- Дженифер ушла в лес, чтобы дерево выбрало ее.

- Ваша подружка хочет выйти замуж за дерево? - Дед Михей произнёс с восторгом. - Одобряю!

- Нет, Дженифер желает, постучать по дереву, - Василиса позавидовала одобрению от дворецкого.

- Постучать по дереву, которое ее выберет? - Дед Михей прошептал с еще большим восторгом. - Это ваша национальная свадебная традиция?

- Да, наша национальная свадебная традиция, - Василиса придумала на ходу.

- У нас тоже кругом традиции, - дед Михей споткнулся о слова. - Осторожней ходите: на каждом шагу в традицию наступите.

Жаль вашей обувки, новая. - Дед Михей вел нас длинными мрачными коридорами.

По стенам отеля горели факелы.

С потолков свисали тяжелые кованые люстры со свечами.

Попадались скелеты в нишах и латы рыцарей.

Очень много чучел диких зверей, особенно - много голов, прибитых к доскам на стенах.

- Кругом национальные традиции, - Василиса произнесла важно, будто что-то понимает в традициях, и тут в одну из них и наступила, как предупреждал дед Михей.

- Череп настоящий? - под ногой Василисы раздался треск костей, а из головы моей подружки вырвался тихий стон ужаса.

- Здесь все настоящее, даже я, - дед Михей ободрил нас.

- Дед Михей, в аэропорту и по дороге в отель все хотели на нас жениться, - я произнесла с гордостью и подняла подбородок. - Жениться - тоже национальная традиция, как череп?

- Жениться - национальное желание, - дед Михей открыл перед нами тяжелую деревянную дверь с прибитым на ней щитом. - Надеюсь, что вы ни на ком не успели жениться? - Дед Михей обернулся и пытливо всматривался в наши лица.

Было в его глазах что-то, на что я и Василиса решили не говорить правду.

- Нет, нет, ни в коем случае!

Никто на нас не успел жениться и взять нас замуж! - Мы солгали одновременно.

- Тогда вам повезло, - дед Михей проводил нас в наши люксы. - В отеле вам не грозит женитьба.

Мы тщательно оберегаем наших клиентов от женитьбы, а клиенток - от замужества и всего другого.

Но за стенами отеля берегитесь - возьмут в жены и не помилуют.

- Побережемся, - мы проблеяли.

- Тогда располагайтесь, ваш багаж...

- И велосипеды наши...

- И ваши велосипеды мы доставим в ближайшее время.

В ваших номерах есть все необходимое даже для девушек, - звучало многообещающе и честно.

Нам, девушкам, всегда чего-то не хватает. - Ужин принести в номера, или спуститесь в ресторан?

- В ресторан, в ресторан! - я и Василиса захлопали в ладоши и начали прыгать от восторга.

Дед Михей поклонился и прикрывал дверь:

- Щит на дверях охраняет ваши номера люкс, - все же дворецкий озадачил нас. - Кстати, в машине, когда ехали в отель, вы не заметили мешок, из которого хрюкало? - Снова в глазах дворецкого загорелся черный огонь, наподобие того, который мы видели, когда он спрашивал о нас - успели ли мы после прилета выйти замуж.

Поэтому и на этот раз мы покраснели и солгали.

- Не видели ни уха, ни рыла из мешка, ни рогов, ни копыт.

Ничего не хрюкало, только за рулем кашляло.

- Ну-ну, тогда вам очень повезло, - дед Михей закрыл за собой дверь.

И тут началось веселье - как всегда, когда мы заселяемся в отель.

Мы бегали по комнатам, визжали, играли в догонялки, прыгали в обуви на кроватях, распахивали окна, кричали в них веселое, затем без сил повалились на диванчики.

Приезд в свой аэропорт - там волнения, чтобы не опоздать, чтобы пройти, чтобы взлететь, потом - перелет - чтобы не упасть, чтобы не трясло, затем - приземление - чтобы не разбиться, затем проход паспортного контроля - чтобы пропустили, потом - трансфер - чтобы оказаться в отеле, дальше - номера - чтобы понравились, - все всегда очень напрягает, поэтому в люксах мы сразу расслабляемся.

- Номера люкс в замке тоже выполнены в национальном стиле, - Василиса дернула за цепь, которая свисала с люстры.

Скелет на цепи смешно закачался и дрыгал ножками. - В Трансильвании раньше жили вампиры, поэтому обстановка соответствует.

- Соответствует вампирам, - я из графина в форме черепа налила сок в кружку в форме черепа.

- Алехандра, прогуляемся? - Василиса раскачивала на цепи скелет и смеялась над круговыми движениями костей его бывшего таза.

- Я сначала после дороги приму душ и сменю шортики.

Они намокли в дороге, высохли, но все равно уже не свежие. - Я направилась в сторону ванной комнаты.

- На что ты будешь менять свои промокшие шортики, если наш багаж еще не привезли? - Василиса озадачила меня.

- Около замка, да и в самом замке народа немного, - я в задумчивости водила пальчиком по губкам. - Мы видели только одного деда Михея.

Я думаю, что он не очень расстроится, если я буду ходить без штанишек, пока наш багаж не доставят.

- Голая в национальном замке? - Василиса задумалась. - В номере - голая - норма, но, думаю, что не стоит выходить обнаженной за его пределы.

Дед Михей предупредил, что щит нас охраняет в номере, а без щита в парке или в замке даже твоя голая попка нас не спасет.

- Ты же хотела прогуляться, а говоришь теперь, что не нужно выходить из номера.

- Я имела виду, что погулять просто, а не голыми, - Василиса выкрутилась.

- Я еще не приняла решение, - я оставила последнее слово за собой и вошла в ванную: - Василиса, иди сюда скорее, - я завизжала от восторга. - Здесь чудеса!

- Поросенок с рогами? - Василиса сразу оторвалась от скелета на цепи и прибежала ко мне. - Ого!

- Еще бы не ого! Я даже скажу! - ОГОГО! - Я с благоговеньем приближалась к купальне.

Нет, не джакузи, не ванна роскошная, а - каменная купель.

Все в ванной комнате выполнено из грубого черного камня и освещается факелами и свечами.

Купель - небольшое озерцо в камнях, а в него со стены и с потолка низвергается вода.

Лишняя - с шумом перетекает через край и уносится в ручей в дыру в стене.

- Я думаю, что замок выдолблен в скале, а водопад и чаша каменная - настоящие, - Василиса отвлекла меня разговором, а сама уже на ходу стягивала с себя штанишки.

- Хитрая, ты хочешь первая окунуться, - я решила не тратить время на раздевание - лишь сбросила туфли.

У Василисы не туфли, а велосипедные сникерсы на двадцатисантиметровой подошве и со шнурками.

Сникерсы так просто не сбросишь.

Поэтому я первая окунулась с головой в купель и выплыла под водопад.

- Алехандра, так нечестно, - Василиса надула губки.

Она, наконец, разделась донага. - Ты прыгнула в чашу одетая.

- Да разве это одежда? - я хохотала и раздевалась в воде.

Василиса голенькая прыгнула ко мне, и мы помирились.

- Холодная водичка, - через минуту Василиса стучала зубками.

- У меня кожа тоньше, поэтому я холод чувствовала в самом начале, - я гордилась, что у меня кожа тонкая. - Я замерзла сразу, а потом уже ничего не чувствовала.

А тебе, Василиса, должно быть тепло.

У тебя мех растет на лобке! - Я шутливо запустила пальчики в мех ниже живота подружки.

- Не мех, а полосочка от него осталась, - Василиса засмеялась. - Она не согрет даже бурундука! - Мы выскочили из воды и только тогда опомнились и осознали, что были на волоски от гибели.

На волоски - Василисы, потому что у меня на лобке ничего не растет, оттого, что я блондинка.

- Мы могли утонуть, - Василиса пальцами растирала посиневшие губы. - У чаши не было дна.

- Ни начала у нее и ни дна, - я задрожала, но не от холода, а от прошедшей беды. - Или засосало бы в подводную реку. Традиция!

- Что традиция? - Василиса прижалась ко мне.

Теперь мы дрожали вместе, поэтому не так страшно.

- Засосать девушек - традиция местная!

- Засосать после женитьбы?

- Да!

- Засовать в подземную речку или в губы?

- Туда и туда!

- Туда - куда?

- А я уже сбилась, поэтому не знаю, куда.

- Греемся?

- Очень!

На противоположном конце от водопада горел костер в камнях.

Огонь накалял три большие каменные полки - выступы в стене.

- Природная сауна, - я дотронулась до первой полки. - Теплая.

- Вторая - еще теплее, - Василиса тоже руками изучала камни.

- Костра на все полки хватает, - я с трудом удерживала руку на третьей полки. - Странно - чем полка дальше от огня, тем она горячее.

- Нам-то какое дело, - Василиса поднялась, на первую полку, затем перебралась на последнюю. - Пользуйся сауной, пока огонь не потухнет.

- Мне кажется, что этот огонь вечный, - я присоединилась к подружке на верхней полке. - Он не погаснет никогда.

Это огонь гномов.

- Придумаешь же гномов, Алехандра! - Василиса фыркнула и перенесла свои ножки на мои, чтобы помягче ей было.

- Не придумала, вон настоящий гном, - я показала пальчиком на дверь в стене.

В невысокую дверь входил гном с тачкой. - В тачке драгоценные камни и золото! - Я уверенно шептала Василисе в розовое ушко.

- Щекотно, у меня от твоего шепота пупырышки по телу побежали, - Василиса хихикнула. - Попробуй! - Она говорила мне, но глаз не спускала с гнома.

Я провела ладонью по пупырышкам подружки, водила, пока кожа Василисы под моей ладонью успокоилась.

Гном в это время стал разгружать тачку около вечного огня.

- Не золото, не бриллианты, не изумруды и не рубины с не сапфирами, - я разочаровано вздохнула. - Обыкновенные дрова в тележке.

- Алехандра, я, конечно, ничего, но перед гномом неудобно, - дыхание Василисы стало горячим.

- Что неудобно?

- Твоя ладонь!

- Где?

- Там!

- Ах, извини, Василиса!

Я загляделась на гнома, а ладонь в это время изучала твой мороз по коже.

Соскользнула.

- Да.

- Что?

- Соскользнула.

- Соскользнула?

- Проскользнула.

- Извини, я убрала руки от подружки.

Гном в это время подбросил дрова в огонь и присел на стульчик.

Подземный житель неотрывно смотрел на нас.

Не мигал, при этом на его лице не возникало никаких эмоций.

Смотрел и смотрел - даже отстраненно.

Через пять минут я почувствовала себя неловко под холодным взглядом гнома.

Через десять минут Василиса заерзала, а через двадцать минут - прошипела злобно гному:

- Ничего, что мы тут в своем номере, в ванной комнате голые в сауне перед тобой?



Не мешаем тебе?

- Не мешаете? - голос гнома тонкий, детский.

- У тебя детский голосок, - я проявила знания в пении. - Тонкие голоса у певцов фальцетов в Римской опере.

Ты - оперный певец гном?

- Я - Василий! - Выражение лица гнома не меняется, застыло, как маска.

Может быть, оно и есть - маска? - Я не гном, я - мальчик.

- Василий? - я отползла от Василисы, чтобы лучше ее рассмотреть. - Василиса, он - это ты, а ты это он?

- Я Василиса, - голос моей подружки заметно дрожал. - Но никогда не слышала, чтобы мальчиков звали Василиями.

Ты - оборотень девушки?

Девушка Василиса, которая превратилась в мальчика Василия?

Нет, ты не девушка Василиса, и не оборотень, потому что, кроме себя, я других Василис, тем более - Василиев не встречала.

- Строптивая жена из тебя получится, Василиса, - мальчик не терял самообладания. - Вы говорили, что я оперный певец из Рима.

Нет, я не он, но могу! - И Василий запел!

- Будем делать вид, что поверили ему, что он Василий, - Василиса шепнула мне на ушко.

Мы слушали тягучую тонкую песня Василия.

Не помню слова, но в песне были и овцы, и собаки, и люди, и горы.

Три пастуха, а они называются чабанами, встретились в горах вместе со своими овцами.

Овечка Миорица предупредила своего пастуха, что два других чабана завидуют его стаду и собакам, поэтому решили его убить.

Вместо того чтобы защитить себя и убежать, приговоренный пастух разговаривает с овечкой и высказывает ей свои последние желания.

Пастух просит, чтобы овечка донесла до сельчан, чтобы его похоронили возле своей кошары (кошка что ли?), где он будет рядом со своими овцами и слышать лай собак.

Он также просит положить загадочные флуеры трех пастухов у изголовья своей могилы.

Ветер будет играть на свирелях, а овцы станут собираться вокруг и проливать слезы.

Без овечьих слез пастух не мог умереть спокойно.

Кроме этого пастух просит, чтобы овечка никому не рассказывала, что его убили, а рассказала, что он женился на прекрасной принцессе, "невесте мира", и во время свадьбы упала звезда, Луна и Солнце держали свадебную корону, их венчали гигантские горы, а буковые деревья были свидетелями.

А, если овечка вдруг встретит его мать в слезах, спрашивающую у всех о "гордом пастухе", овечка должна рассказать ей только то, что он женился на принцессе несравненной красоты в прекрасной стране на краю Рая.

Но о том, что во время свадьбы упала звезда, о Солнце, Луне, горах и буковых деревьях овечка не должна рассказывать матери.

Я и Василиса со слезами слушали песню мальчика.

Но понять ее до конца не могли, потому что верхняя полка обжигала попки.

Мы спустились на вторую, затем переползли на первую.

Мальчик оказался носом и глазами напротив наших ног.

- Песня хорошая, мальчик, якобы Василий, - Василиса накалилась от жара камней. - Но ты - нехороший.

Ты пристально смотришь на нас голых и смущаешь своим взглядом.

- Что ж ты не смущалась, когда твоя подружка тебя гладила ладонью? - мальчик замечал все не по своим годам.

- Это не то, что ты подумал, - я от удивления раздвинула ножки. - А о чем ты подумал и о чем говоришь?

Я не понимаю!

- Не волнуйтесь, я смотрю на вас без чувств, потому что мне еще шесть лет.

Мне жениться рано!

- Успокоил, - я расслабилась и поправила волосы. - Женятся у вас в четырнадцать лет?

- В четырнадцать лет девушки выходят замуж, - мальчик Василий не отрывал от нас взгляда. - Парни женятся не по годам, а когда смогут.

- А когда ты сможешь? - Василиса спросила с подозрением.

- Когда появятся чувства, я же сказал.

- А когда они появятся?

- Думал, что через год или раньше, - мальчик нас озадачил. - Но сейчас, когда любуюсь вами голыми и мокрыми, то начинаю чувствовать, что хоть сейчас готов взять вас в жены.

- Надеюсь, что через год мы будем далеко, - Василиса почему-то не хотела выходить замуж за мальчика. - А сейчас кати свою тележечку.

Тяжелый труд отбивает чувства и желания.

- Он же дрова носит, значит, богатый, - я подсказала Василисе.

- Подожди, Алехандра, - Василиса зашипела на меня.

А я никуда не спешу. - Василий, если у тебя было чувств, то, что же ты так нас пристально рассматриваешь и долго?

- Ждет, когда настоящие чувства появятся? - я предположила.

- Я вас сравниваю с другими голыми девушками, - Василий даже не стыдился своих откровенных признаний.

- И много голых девушек ты видел? - в голосе Василисы играла ирония.

- Очень много, - мальчик не бросался словами, а объяснялся просто.

Он поднялся и подхватил тележку: - До свадьбы, мои невесты!

- Дед Михей обещал, что в отеле к нам не будут приставать со свадьбами, - Василиса помахала кулаком мальчику.

- Я и не пристаю со свадьбой, потому что я еще маленький, - Василий вывернулся из хитрой словесной ловушки: - Василиса, ноги сдвинь, а то надует! - Мальчик ушел и закрыл за собой маленькую дверь в стене.

- Подожди! - Я застучала кулачками в закрытую дверцу. - Ты нас сравнивал с другими.

Кто лучше и в чем? - Я знала, что я самая лучшая, на втором месте - Василиса и Дженифер, но хотела, чтобы мальчик подтвердил мою уверенность.

В ответ из-за двери донеслось глухое урчание, дикий жуткий нечеловеческий хохот и стук копыт.

- Наглец, мерзавец, маленький извращенец, лгун, - Василиса в ярости выбежала из ванной комнаты и запрыгнула на кровать.

Схватила цепь со скелетом и в неистовстве трясла. - Сравнивал, видите ли, он нас, подлец!

Он позорил мое честное имя.

Придумал же себе - Василий: нет никаких имен Василий, есть только - Василиса! - На Василису посыпались кости раскрученного на цепи скелета.

Дождь из костей немного успокоил Василису.

- И еще - он рассматривал нас бесплатно, - я подзадорила подружку. - Мы - модели бывшие, поэтому за просмотр нас должны деньги платить.

- Женихи они, видите ли, здесь все, - Василиса буквально танцевала на костях.

- Мы же специально придумали ехать на велосипедах искать себе женихов, - я напомнила подруге. - Теперь тебе не нравится, когда женихов в избытке.

- То - Лазурный берег, а то - Трансильвания, - Василиса немного успокоилась.

- Чем они отличаются? - я задумалась.

- Не знаю, но там вроде море, а здесь - моря нет, - Василиса сдалась. - Поэтому там женихов нет, а здесь - каждый нам жених.

Мы же, девушки устроены так, что нам нужно то, что не дается, и когда дается, то уже не нужно!

- Василиса, ты, случайно, не была в той же секте мудрости, в которой Дженифер покупала мудрость?

- Не была, - Василиса отвела глаза в сторону и покраснела.

Чтобы скрыть смущение, она начала меня щекотать.

Я захохотала и тоже щекотала Василису.

Мы ржали и катались по постели, старались попасть друг дружке в самое щекотливое место, чтобы еще больше ржать.

В самый разгар нашего веселья послышался кашель.

- Дед Михей? - я отлепилась от Василисы и прикрыла наготу шкурой волка. - Давно за нами подглядываешь?

- Достаточно давно, чтобы несколько раз сбегать за вашими чемоданами и велосипедами и доставить в номер, - дед Михей показал на груду наших вещей.

- Ты уже кашляешь, как настоящий столетний дед, - Василиса похвалила дворецкого. - Мог бы пораньше покашлять, а не подсматривать за нами, как подсматривал Василий.

- Какой Василий? - слащавая улыбка слетела с дворецкого.

На ее месте появилась гримаса ужаса.

- Мальчик Василий принес дрова и подбрасывал в костер, чтобы пламя не потухло.

Он бросал палки в огонь, а на нас бросал неприличные взгляды. - Василиса прикрывала наготу шкурой медведя.

- Никаких Василиев в отеле нет, - голос дворецкого шелестел, как опавшая листва. - Тем более - мальчиков.

А огонь не нуждается в палках, потому что он вечный.

Костер в ванной комнате никогда не гаснет.

Это костер гномов! - дед Михей, чтобы не упасть, удержался за мою грудь.

- Кто-то из вас двоих обманывает нас, - Василиса зевнула, показывала, что ей скучны легенды Василия и дворецкого. - Был ли мальчик?

- А нечего ноги раздвигать перед всеми, - дед Михей пробурчал от дверей. - На ваши прелести не только мальчики из легенд слетятся, но и девочки.

- Чтооо? - Василиса произнесла угрожающе.

- Что? - Дед Михей обернулся с самой обворожительной улыбкой.

- Мы расставляем ноги?

- Вы хотите расставить ноги? - Дед Михей покачала головой.

- Ты сказал, что нечего нам ноги раздвигать перед всеми, - я даже запомнила.

- Я сказал?

- Ты сказал?

- Я сказал, что ужин скоро, - дворецкий соврал и оправдался.

- Кого ужинать будем? - я запуталась в словах.

- Кого ужинать будете? - Дед Михей снова вздрогнул. - Правильный вопрос. - И тут же выбежал из наших апартаментов.

- Алехандра, я думаю, что своей наготой мы приманиваем не только людей, но и призраков из горы, - Василиса произнесла после пяти минут молчания. - Мальчик Василий не мог быть настоящим, потому что у него имя Василий.

Когда мы загорали на полках в сауне, призрак гор ожил и к нам явился в виде мальчика.

- Зачем? - я недоумевала.

- Зачем ожил?

- Зачем явился?

- Чтобы нас голых рассматривать по-всякому.

- Призраки разве интересуются голыми настоящими девушками?

- Алехандра, голыми девушками все интересуются, даже привидения, - Василиса щелкнула меня по коленке.

- Но это же не причина, чтобы мы одевались?

- Не дождутся! - Василиса согласилась со мной и показала фигу гобелену.

На стене ковер колыхнулся, и из-за него раздалось тихое сопение.

- Что-то Дженифер задерживается в лесу, - я вспомнила о нашей общей подружке. - С поросенком рогатым целуется.

- Здравствуй, дерево, - Василиса засмеялась, потому что сразу после моих слов открылась дверь.

Дженифер вошла торжественная, тихая, будто пришибленная.

- Алехандра, дерево выбрало тебя и на тебя же упало? - я оглядывала подружку - все ли у нее руки, ноги и голова на месте.

- Сначала я смою с себя это, а потом расскажу, - Дженифер тщательно закрыла за собой входную дверь в апартаменты.

Разделась и, как привидение, поплыла к ванной.

Я и Василиса подождали пять минут после того, как она зашла в ванную.

- Не визжит от восторга, что в ванной комнате горит вечный костер, и низвергается водопад в каменную чашу, - Василиса ринулась к двери. - Не к добру это.

Мы застали Дженифер целую и невредимую, но столь же задумчивую, как пять минут назад.

Она смотрела на нас с вопросом в глазах.

- Подружки, выглядите несвеже, будто призрака увидели, - Дженифер внимательно нас рассматривала.

- И призрака и не призрака видели, - я кивнула головкой.

- Дженифер, а тебе не кажется ванная комната странной? - Василиса начала расспрашивать издалека.

- Странной? - Дженифер переспросила с непониманием.

- Водопад, каменная чаша бездонная, вечный огонь, сауна, полки вырублены в скале.

- Что же тут странного, - Дженифер ответила бесцветным голосом и пожала плечами. - После того, что я видела, мне уже ничего не кажется странным.

Даже, если из стены появится гном, или призрак со странным именем - не удивлюсь.

- О призраке гноме ты вовремя упомянула, - Василиса наклонилась, выпятила попку и с натугой потащила к дверце в стене тяжелую каменную скамью.

Я поняла замысел Василисы.

Вдвоем мы надежно забаррикадировали дверь, через которую входил Василий с тележкой.

Дженифер следила за нашими действиями без особого интереса.

- Совсем плохая, - Василиса поставила диагноз Дженифер.

Я и Василиса переглянулись, затем подхватили Дженифер под руки и потащили к чаше с ледяной водой.

- Макай ее, - Василиса подхватила Дженифер под правую ногу.

- Окунай ее, - я - за левую!

Мы перекинули Дженифер через бортик вниз головой.

- У Дженифер гладко выбрито, - Василиса заметила, потому что держали ее за широко расставленные ноги. - Вчера еще была полосочка.

Когда она успела подбрить?

- В самолете во время полета подбрила, - я догадалась.

- Когда дрыгаться начнет, тогда вытащим, - Василиса решила. - А то она вялая.

- Кто начнет дрыгаться - бритость?

- Дженифер начнет дрыгаться, а не там.

- А, если Дженифер не начнет дрыгаться? Совсем?

- Тогда... тогда... - Василиса не успела договорить.

Дженифер забилась в наших руках, как худая длинная рыба.

Мы ее выдернули и потащили на костер.

- Совсем сдурели? - к Дженифер вернулся ее боевой дух.

Она вырвалась из нашего захвата, но к верхней полке прилипла. - А, вобще, спасибо, подруженьки.

- Ноги не расставляй широко, Дженифер, - я предупредила?

- Почему? Я просушиваю.

- Потому что на расставленные ноги голых девушек нечисть начинает вылезать из стен, - Василиса пояснила Дженифер.

К нашему удивлению, Дженифер вроде бы даже поняла и не переспрашивала.

Она еще шире раздвинула ноги:

- Не боюсь я нечисти из стены.

Я людей живых боюсь! - Напрасно, Дженифер упомянула о нечисти.

В маленькую дверь в стене с неистовой силой забарабанили с другой стороны.

Тонкий мальчишечий голосок на неизвестном языке запел.

Но дверь с нашей преградой не подавалась.

- Подумаешь! - Дженифер важно сошла с полки.

Она прошествовала в апартаменты, прилегла на шкуру медведя и начала рассказ, о том, что с ней произошло, и что так ее опустошило духовно.

- Помните, что я зашла в лес, чтобы дерево нашло меня? - Василиса нарочно растягивала слова, чтобы нас заинтересовать.

- Знаем, знаем, зачем ты в лес пошла, Дженифер, - Василиса показала ей язычок. - Жениха ты ищешь всегда и везде, но придумываешь поводы - то в лес идешь, то по дрова.

- Дрова вам ваш жених принес, - Дженифер легко отбила нападение Василисы и продолжила: - Долго ли коротко я шла.

- Как коротко? - я присела поближе к Дженифер, то есть ей на коленки. - У тебя длинные ноги, а не короткие.

Длинными ногами коротко не пройдешь.

- Так, подружки, если будем отвлекаться, то на ужин в ресторан не успеем, - Василиса закинула ножки на столик из черного мрамора.

- Мне кажется, что в ресторане будем только мы одни, поэтому ужин состоится в любое время, - я успокоила Василису.

- Да, ножки у меня длинные, - Дженифер понравилась моя похвала. - Я длинными ножками шла долго и ждала, когда же дерево выберет меня.

Как правильно сказала Василиса, Здравствуй, дерево.

Я задумалась о прекрасном, то есть о себе...

- О прекрасной, - я поправила подружку. - Возможно, обо мне задумалась?

- И тут лбом ударилась в дерево, - Дженифер подняла ручки. - Вернее не я ударилась, а дерево собой ударило меня в лобик.

"Дерево! Ты выбрало меня!" - я обрадовалась, постучала три раза по дереву, три раза сплюнула через левое плечо, и после этого сглаз черной кошки, которая перешла мне дорогу у отеля, этот сглаз исчез.

Я довольная развернулась, чтобы возвращаться в отель.

Развернуться-то развернулась, а не знала - правильно ли развернулась.

Телефон с навигатором я у вас оставила, поэтому оказалась бессильна перед проклятием леса.

- Да, без телефона, ты как без мозгов, - Василиса показала на телефон Дженифер

- А ты, милая Василиса, и с телефоном, как без мозгов, - Дженифер засмеялась.

Ее колени заёрзали под моей попкой. - Я несколько раз разворачивалась, но не знала - правильно ли.

Тогда я пошла туда, куда первый раз развернулась.

Если не знаешь, куда идти, то иди в любую сторону.

Вскоре я вышла на гору - вот так просто поднялась на гору.

- Наверно, ты задумалась, Дженифер, и не заметила, как оказалась на горе, - я с восторгом смотрела на подружку. - Горы очень высокие - до неба!

- Ноги у меня быстрые, потому что длинные - в один миг хоть на гору, хоть на небо занесут.

- Только к жениху никак не несу тебя ноги, - Василиса - привычно подшучивала.

Пристала она к Дженифер с женихами.

- На горе рядом со мной оказались два местных, - Дженифер подмигнула Василисе. - Девушка перебирала дивные кудри парня и напевала:

"Лист пиона золотой,

Гордый юноша постой.

К нареченной обернись,

Что рвалась душою высь!"

"Извините, что я молодая и красивая, вмешиваюсь в вашу любовную интригу, - я вышла из-за камня, как из камня. - Девушка, вы пели по поводу обернись.

Судя по одежде и выражению глаз, вы местная.

Подскажите мне, куда мне обернуться, чтобы выйти к отелю Хилтон.

Вы, наверно, знаете все места, где оборачиваются".

"Слушай, подружка, мы заняты серьезным делом, - девушка перехватила взгляд, который ее парень бросил на меня и недовольно сдвинула брови, хотя они у нее и так были сросшиеся сдвинутые. - Я в песне рассказываю своему жениху, и в то же время - мужу - Фэт-Фрумосу, что он герой".

"А без сказок герой не знает, что он герой?" - я подмигнула красавчику, и мы весело заржали.

Невеста героя покраснела от злости, даже пар пошел из ушей.

Она начала поносить меня разными ругательствами, но так как они все были на иностранном языке, а у меня не было переводчика, то я не понимала ни слова.

- Как же ты до этого понимала девушку, без переводчика? - Василиса насторожилась. - И как тебя понял парень?

- Когда слова идут от души и от сердца, то никаких переводчиков не нужно, - Дженифер пожала плечами. - Сама удивляюсь, как у нас получалось друг друга понимать.

Вскоре герою надоела ругань его невесты:

"Кадарка, я развожусь с тобой", - оказывается, что не невеста она ему, а жена.

"Причина?" - девушка сразу стала серьезной и сощурила глаза.

"Причина в твоей измене", - герой засыпал в дуло ружья порох, затолкал пулю и наставил ружье на свою жену.

Я позавидовала: как легко в Трансильвании женятся и еще легче разводятся.

"Причина, что я тебе изменила - веская для развода", - Кадарка не выглядела испуганной.

Она извлекла из мешка хлеб, подняла его на голову и запела:

"Муж мой, Фэт-Фрумос, не ты меня убьешь, потому что я тебе изменяла, а хлеб меня убьет.

Муж мой, муж мой, на тебя не ляжет вина за убийство своей жены.

Да, когда ты сражался с чудовищным змеем балагуром, я изменила тебе с Родарио.

Родарио ходил ко мне пять раз, а я к Родарио ходила семь раз.

По дороге к Родарио, я, чтобы не терять зря время, изменяла тебе с Петко.

Но встречались и просто путники, отдыхающие у дороги.

Их имена - Эмиль, Ганджа, Семен, Фараон, Жизель, Мишель..." - Кадарка пела, а я начала беспокоиться.

"Пока жена не перечислит все свои измены, муж не может ее убить, - Фэт-Фрумос понял причину моего беспокойства. - Подождем, дни у нас долгие, а Кадарка девушка целомудренная.

Думаю, что не так много у нее было измен, пока я путешествовал по миру духов и по нашему миру".

"Ты все время в отъезде, мой герой Фэт-Фрумос, - Кадарка пела, и, кажется, что перечисление измен доставляет ей удовольствие. - Скачешь на быстром легендарном коне Гайтане.

Чудесный конь дает тебе мудрые советы, а мне давали любовь мужчины.

Птолемей из Афин, Соломон из Варны, Котлас из Котласа..."

"Подожди, Кадарка, - Фэт-Фрумос пытался остановить ее тягучую песнь. - Ты спела, что была на дороге с Жизель и Мишель.

Но Жизель и Мишель - женщины из Франции".

"Когда ты совершал подвиги, надо мной совершали подвиги, - Кадарка коротко кивнула. - Морис, Шевалье, Антон..."

"Да, за столько измен жену стоит убить", - я кровожадно стиснула кулаки.

Особенно меня бесило, что жена не беспокоится, что муж ее убьет.

Она должна на коленях ползать, вымаливать у него прощение.

- Дженифер, ты с ума сошла? - я и Василиса набросились на Дженифер. - Она же ни в чем не виновата.

- Только я одна у вас виновата, - Дженифер огрызнулась, но продолжила рассказ свой: - Герой приобнял меня за талию и шепчет на ушко:

"Красавица! Закон не позволяет убить мне жену, пока она не перечислит все свои любовные похождения.

Но закон разрешает мне в это время, пока она поет под хлебом, взять еще одну жену.

Давай, с тобой поженимся прямо сейчас".

"Конечно, - я согласилась сразу. - Но у меня нет паспорта".

"Я возьму тебя в жены по закону гор, - герой трижды ударил прикладом ружья по камню. - Все! Теперь ты моя законная горная жена.

Когда спустимся в долину, то проведу другой обряд, чтобы ты стала моей долинной женой.

В деревне - еще один обряд, там будешь деревенской женой".

"Так просто? Постучал - ружьем в горах, и я твоя жена?"

"Просто? - Фэт-Фрумос с удивлением посмотрел на меня. - Думаешь, что стучать прикладом три раза по камню - это просто?

Это труд, жена моя, тяжелый труд.

В долине я буду три раза стучать вилами по сену.

В деревне - три раза должен стукнуть кулаком в дверь.

Надеюсь, ты шутишь, что это легко?" - Мой муж преобразился.

"Странно, - говорю мужу, - что пограничник в аэропорту, что ты герой на горе, когда женихались, то глядели ласково, и слова у вас были медовые с сахаром, а когда взяли в жены официально, то сразу хмурите брови и начинаете брюзжать".

"Пограничник в аэропорту женихался к тебе? - Фэт-Фрумос вскрикнул.

Кадарка прервала песню и с любопытством посматривала на нас. - О, новая жена моя, - герой закачался, обхватил голову руками. - Кстати, как твое имя?"

"Дженифер", - после свадьбы скрывать свое имя не имеет смысла.

"Жена моя Дженифер, ты изменила мне с пограничником, стала его мужем".

"С ума ты сошел, муженек?" - мои колени задрожали от плохого предчувствия или предчувствия плохого.

"Моя жена изменила мне, - Фэт-Фрумос навел на меня ружье. - Я по закону гор должен тебя убить.

Клади хлеб на голову и переноси мою вину за убийство тебя на хлеб".

"Вот хлеб, бери, пожалуйста, - Кадарка с готовностью мне отдала свой хлеб с головы. - Другого хлеба у нас нет.

Ты, потому что жена, должна с хлебом на голове снять вину с мужа.

Произнеси с хлебом на голове:

Муж мой, Фэт-Фрумос, не ты меня убьешь потому что я тебе изменяла, а хлеб меня убьет.

Муж мой, муж мой, на тебя не ляжет вина за убийство своей жены.

Муж мой, герой мой, когда ты слушал свою другую жену - Кадарку, то я рассказала тебе, как до этого, в аэропорту изменила с пограничником. - Кадарка учила меня словам. - Когда это произнесешь, то твой муж, он же и мой муж, Фэт-Фрумос застрелит тебя. - Кадарка попыталась поставить батон хлеба мне на голову.

"Убери немедленно этот хлеб, - я завизжала. - Он грязный, потому что был на твоей голове.

Я брезгую, потому что в него вошли имена всех твоих мужчин, с которыми ты изменяла".

"Не всех мужчин, с которыми я изменяла, - Кадарка не согласилась. - Я только начала перечислять".

"Все равно у тебя голова грязная, Кадарка".

"У меня грязная? - Кадарка возмутилась и прожигала меня взглядом. - На свою голову посмотри, иностранка".

"Я перед полетом вымыла головку с шампунем Гермес, - я не отступала, потому что сзади стоял мой муж с ружьем. - А у тебя волосы лоснятся от грязи".

"Мои волосы блестят от чистоты!

Они - настоящие смоляные.

Я час назад искупалась в горном потоке".

"Ха-ха! Ты в горном потоке, когда купалась, то перепутала свои волосы.

Искупала не те, а те, которые ниже пояса.

Про верхние волосы забыла, поэтому они у тебя остались грязные".

"Я-то искупалась, а ты после полета не принимала душ, - Кадарка захихикала.

Наш муж за нашими спинами начал подвывать, но нам уже было не до него. - У тебя от грязи волосы вьются".

"Да, я не успела принять душ, потому что передо мной черная кошка пробежала.

Я вынуждена была войти в лес, чтобы дерево нашло меня и избавило от сглаза.

Затем я заблудилась и вышла замуж за твоего мужа.

Мои волосы здесь ни при чем.

Они волнистые по природе, а не оттого, что я их после перелета не успела вымыть с шампунем.

А твои волосы грязные по-настоящему.

Ты ими хлеб испачкала, а еще хочешь мои волосы испачкать".

"Я купалась", - Кадарка повторила.

Нас спор о чистоте волос зашел в тупик.

"Докажи".

"Докажу".

"Кому?"

"Кому надо".

"Мне надо".

"Тебе надо?"

"Да".

"Пошли".

"Куда?"

"К горному потоку".

"Зачем?"

"Покажу".

"Что покажешь?"

"Его".

"Нового жениха?"

"Нет".

"Горный поток покажешь?"

"Да".

"Зачем?".

"Вымою снова".

"Что вымоешь снова?"

"Свои волосы на голове".

"Зачем?"

"Чтобы доказать, что они лоснятся не от грязи, а от чистоты".

"Тогда я тоже".

"Что ты тоже?"

"Вымою свои волосы в горном потоке".

"Зачем?"

"Докажу, что они волнистые не от грязи, а по моей природе".

"Потому что ты была в аэропорту?"

"Да, я была в аэропорту".

"Трудный перелет?"

"Очень".

"На ноги в самолете наступали?"

"Нет, я летела в бизнес класе".

"Я никогда не летала".

"И правильно делаешь".

"Почему?"

"Потому что у тебя есть муж.

Я летала с подругами, чтобы найти жениха.

А когда есть муж, то женихи не нужны уже, и не нужны перелеты за женихами".

"Женихи нужны всегда".

"Думаешь?"

"Знаю".

"Да?"

"Да. Теперь и у тебя два мужа - мой Фэт-Фрумос и пограничник.

Но за женихами советую летать".

"Я бы улетела от этих мужей"

"Понимаю тебя".

"Хорошо, когда тебя понимают".

"Тебя?"

"Меня и тебя тоже".

"Я бы тоже улетела от своего мужа и любовников".

"Полетишь со мной и моими подругами Василисой и Алехандрой?".

"Полетела бы, но боюсь".

"Я научу".

"Чему?"

"Летать".

"С горы?"

"На самолете".

"Тогда я найду вас, и мы вместе полетим".

"По рукам".

"По рукам пойдем?"

"По рукам ударим в знак согласия".

"Я найду тебя и твоих подружек.

Страна у нас маленькая, тогда и полетим".

"Муж не убьет тебя за это время из-за твоих измен?"

"Муж?"

"Муж".

"Чей муж?"

"Твой муж".

"Он уже и твой муж".

"Муж объелся груш".

"Не убьет, руки коротки.

Он уже не в первый раз пытается убить меня за измены.

Но каждый раз не дослушивает, сколько у меня было море любовников.

Тебя бы быстро застрелил, потому что всего лишь один пограничник".

"Да, один".

"Не врешь?"

"Не вру. И не был он у меня.

Просто успел поставить печать в паспорт, что он мой муж".

За разговорами мы дошли до бушующего горного потока.

Наш общий муж тащился за нами.

Он опустил голову, лицо его серое, как камни.

"Кадарка, ты купалась в этом ужасе? - я указала пальчиком на водопады, водовороты, подводные ямы. - Если бы ты там мылась, то у тебя бы смыло волосы не только с головы, но и оттуда". - Я приподняла край платья Кадарки.

Под платьем у нее не оказалось нижнего белья

Волосы на лобке были на месте.

"Убедилась, что все у меня не смыло волосы ниже пояса? - Кадарка засмеялась и помогла мне снять с нее всю одежду. - Но я не дурочка, чтобы прыгать в водопад.

Для купания есть идеальное местечко". - Кадарка взяла меня за руку и повела по тропинке вниз.

Среди зарослей цветов оказался миленький бассейн.

Горный бушующий поток подавала сюда воду тоненькой струйкой.

"Идеальное место для купания в жаркий день, - Кадарка вошла в воду, засмеялась и поманила меня рукой. - Что же ты, Алехандра?

Присоединяйся, а то одной купаться скучно".

"И присоединюсь, - я стала раздеваться. - После перелета, действительно, нужно принять ванну. - Я погрозила пальчиком мужу: - Фэт-Фрумос, не подглядывай".

"Что я там у вас не видел", - муж покраснел.

"Ты говоришь, как наш слуга Фирс, - я проследила, чтобы муж закрыл глаза. - Фирс старик, он все время ворчит, когда нас видит обнаженными:

"Что я там у вас не видел?".

"Твой слуга старик Фирс - твой муж или любовник? - Фэт-Фрумос обеспокоился. - Тогда все меняет дело.

Мне придется дольше выслушивать тебя, прежде чем застрелю с хлебом на голове".

"Старик Фирс - слуга, а не муж и не любовник", - я уже начала злиться на мужа.

Слишком много на себя взял со своим хлебом.

"Так не бывает: либо муж, либо любовник", - Фэт-Фрумос засмеялся, он не поверил мне.

"Тогда ты сам себе муж и сам себе любовник", - я озадачила героя.

Он задумался и заглянул в дуло ружья.

Я сошла в озерцо к Кадарке.

Она погрузилась под воду, подплыла ко мне и обняла под водой за колени.

Черные смоляные волосы Кадарки шевелились, как щупальца прекрасной рыбы.

"Алехандра, тебе нравятся мои чистые волосы? - Кадарка вынырнула и смеялась.

Ее белозубая улыбка отражала голубое небо гор. - Я не обманывала, когда сказала, что волосы у меня чистые.

Везде чистые!" - Кадарка в воде легла на спину.

Я убедилась, что у нее волосы, действительно, везде чистые.

Тогда я тоже окунулась, поиграла волосами под водой.

Глаза мои закрыты, поэтому я случайно ткнулась головкой в животик Кадарки.

Я вынырнула, и мы весело рассмеялись.

"Кадарка! Видишь, что мои волосы не потеряли волнистость после купания.

Они волнистые с рождения, я не лгала".

"Твои волосы пахнут свежестью", - Кадарка зарылась лицом в мои волосы.

"Твои волосы тоже благоухают горным потоком".

"Иногда я натираю свои волосы горными цветами, - Кадарка вышла на берег и на четвереньках поползла к цветочкам. - Аромат умопомрачительный. - Она сорвала несколько цветков и стала втирать их в волосы.

Начала снизу. - Алехандра, попробуй, - Кадарка протянула и мне цветы. - Эдельвейсы облагораживают волосы".

"Но у меня там всего лишь полосочка волос, - я вздохнула. - Я подстригаю для красоты и для бикини".

"Я не подстригаю, потому что нам бикини не положено, - Кадарка зло стрельнула глазками в сторону мужа. - Давай, поваляемся в траве, покатаемся.

Мы пропитаемся целиком ароматами разных трав и цветов". - Кадарка перекатилась со спины на животик.

"Твоя попка возвышается над цветочками", - я засмеялась.

Мы обнялись и начали кататься по земле: - Дженифер подняла локоть и понюхала руку. - Я надеялась, что аромат трав продержится до завтра, но вы меня обмакнули в воду, затем парили, все смыли.

- Дженифер, ты же не сказала, что ароматная вернулась, - я опечалилась. - Мы бы тебя сразу понюхали.

- Было бы что нюхать, - Василиса сделала вид, что ей не интересен рассказ Дженифер. - Как же ты вернулась, если муж Фэт-Фрумос должен был тебя застрелить за измену?

- Фэт-Фрумос пропал, - Дженифер встала, стала разбирать свои вещи. - От него только мокрое место осталось.

Кадарка сказала, что он уехал по делам.

Она довела меня до отеля.

Осталась бы, но сказала, что пока муж в командировке, она заглянет в гости к нескольким своим школьным друзьям и подругам. - Дженифер отбрасывала вещи, перебирала. - Кстати, никто не видел мой паспорт?

- Я видела твой паспорт в аэропорту, - Василиса сразу откликнулась.

- А я видела его позже, когда бросила в огонь в ванной комнате, - я засмеялась. - Я выиграла, потому что видела твой паспорт дольше, чем ты.

- Ты бросила мой паспорт к огонь? - Дженифер улыбнулась. - Умничка, Алехандра.

А теперь ответь, пожалуйста: мой паспорт сгорел?

Это был первый вопрос, а второй - зачем ты бросила мой паспорт в костер?

- Печати, которые поставил пограничник на наши фотографии, очень изменили нашу внешность.

Зачем он ставил печать о женитьбе на фото?

Других страниц ему мало в паспорте?

- Ты произнесла НАШИ? - Василиса тоже улыбнулась мне ласково и тепло.

От ее горячей улыбки у меня сердце покрылось коркой льда.

- Я сожгла наши паспорта с испорченными печатями, - я, на всякий случай, спряталась за каменную статую рыцаря. - Получим новые паспорта с новыми фото, без печатей.

- Алехандра, - Василиса передумала улыбаться, и тяжело упала на диванчик. - Без паспортов мы не вылетим из страны.

Нас не пустят на самолет.

- Поедем на велосипедах домой, - для меня потеря паспортов не казалась препятствием к возвращению.

- Две тысячи миль на велосипедах, - Дженифер заглянула в интернет. - Попки мозолями покроются.

Ноги превратятся в стальные болванки.

- Ну, хоть одна радость, что наши паспорта сгорели, - Василиса подошла приобняла меня за плечи. - Мы теперь не жены пограничника.

- Мы вдовы? - я округлила глазки.

- Мы черные вдовы! - Дженифер сорвалась с места и побежала по комнатам.

В ее руке развевался, как знамя, черный платок.

Этот платок Дженифер стянула на одном из показов мод, когда дефилировала по подиуму.

Мы с визгом погнались за Дженифер - весело.

Наигравшись, мы раскраснелись и упали на кроватку.

- Слишком много у нас вещей накопилось, - Василиса с испугом оглядела кучу вещей. - Каждый раз запаковывать, грузить в такси, а потом распаковывать - и так каждый вечер и утро.

- Тогда не останется время на игры и переезды, - я кивнула своей миленькой головкой. - И женихов некогда будет высматривать.

- В Трансильвании поиск жениха для нас - не проблема, а наоборот - женихи создают проблемы, - Дженифер вздрогнула. - Когда мы с Кадаркой возвращались от горного потока, то видели почти на каждой горе женщину с хлебом на голове.

Они в песнях перечисляли все свои измены.

Мужья стояли с ружьями наизготовку и слушали, когда жена закончит перечень.

Правда, ни одного выстрела я не услышала.

Кадарка сказала, что обычно жены каются до вечера, а вечером нужно доить овец и коз.

Мужья не занимаются домашними делами, поэтому откладывают традицию убийства с хлебом на голове жены до следующего раза.

Все жены возвращаются домой целые и невредимые.

- Жены работают, а мужья отдыхают? - Василиса спросила с неприязнью.

- Нет, мужья не отдыхают, - Дженифер набивала сумки вещами. - У местных мужчин тоже тяжелая работа - они ищут новых жен.

- А мы кого ищем? - Я подняла свою блузку. - Вещи ищем?

Давайте, часть вещей, почти все вещи - выкинем, чтобы с ними не возиться во время переездов.

- Выкинем вещи, а дальше что? - Василиса и Дженифер внимательно меня слушали. - Будем голыми ходить?

- Мы и так сейчас голые, - я напомнила подружкам. - Если мы выкинем вещи, то их у нас не будет.

- Так, Алехандра, продолжай, - Василиса и Дженифер милостиво разрешили мне.

- А без вещей мы станем покупать новые вещи.

Покупать - это же всегда интересно! - Я ждала решения на мой великолепный совет.

- Алехандра, ты душечка, - Василиса и Дженифер набросились на меня, обнимали, целовали, называли гениальной блондинкой, самой блондинистой из блондинок, и самой гениальной из блондинок.

В награду подружки протянули мне пакеты:

- Алехандра, вынеси наши вещи на помойку.

- Я? - Я приложила тоненькие ручки к грудкам.

- Ты же предложила, ты и выноси, - Дженифер промурлыкала медовым голосочком. - Я устала, потому что Здравствуй дерево, затем купалась, потом кувыркалась с Кадаркой в травах и цветах.

- Я тоже устала, потому что... потому... много работала, - Василиса придумала на ходу.

- Василиса, ты работала? - я в негодовании топнула ножкой. - Ты никогда не работала.

- Я никогда не работала? - Василиса обиделась. - А мое вышивание крестиком?

Я вышиваю медведя с балалайкой.

- Ты за несколько лет не добавила ни одного стежка, - я продолжала упорствовать.

- Искусство не терпит торопливости, - Василиса погладила меня по головке.

- Но ты же сегодня не вышивала, - я сдавалась, знала, что Василиса победит меня. - Мы с тобой вместе парились в сауне.

- Я даже в сауне составляла план вышивки, - Василиса поцеловала меня в лобик.

- Алехандра, за то, что ты вынесешь вещи, мы тебе после ужина покажем этакое, что тебя порадует, - Дженифер заинтересовала меня.

- Точно покажете? - я надула губки.

- Покажем, покажем, - Василиса согласно кивала головкой.

Я уверена, что Василиса и Дженифер на ходу придумали, как меня заинтересовать показом.

О том, что они мне покажут, они еще не знают, придется им головы ломать, придумывая.

Я с видом победительницы потащила самый легкий мешок к выходу из апартаментов.

- Алехандра, ты бы оделась, а то неудобно как-то? - Василиса обратила внимание на то, что я голая собираюсь выйти из отеля во двор, к мусорной куче.

- Мне без одежды удобнее, чем в одежде, - я открыла дверь.

- Я не о том удобстве говорю, а о том, что неприлично в людных местах появляться голой.

- Что-то я не заметила, что наш отель - людное место, - я натянула топик и шортики.

- Алехандра, пожалуй, что голая ты выглядела более одетой, чем своих топиках и шортиках, - Дженифер наклонила головку, оценивала мой наряд. - Шортики микроскопические, сливаются с телом.

А топик почти не прикрывает, хотя у тебя и так маленькие груди.

- Груди у меня самые нормальные, - я надула губки и закрыла за собой дверь.

Уже в общем холле вспомнила, что дед Михей говорил, что в апартаментах нас охраняет защитный оберег, а вне люкса - ничто не охраняет.

- Так это дворецкий говорил обо всех нас, а я - не все, я одна с мешком, - я пнула мешок.

Он мягко покатился по ступенькам черной мраморной лестницы.

Я спустилась и потащила мешок к выходу:

- Ни других постояльцев, кроме нас, ни портье, ни администратора, ни деда Михея, - я бурчала и тащила. - Могла бы не одеваться, а то запарилась. - Я выползла с мешком на улицу.

- У меня в мешке лучшие украшения золото и бриллианты для блондинок, - послышался добрый медовый голос.

Я обернулась - красивый парень с золотыми кудрями и золотыми глазами в упор смотрел на меня.

У ног парня лежал мешок - копия моего мешка.

- У меня волосы белые, - я показала парню роскошь своих белоснежных волос.

- Я сказал - для блондинок, а не для девушек, у которых волосы белые.

- А разве девушки с белыми волосами - не блондинки? - я почувствовала, что мир, в котором я живу, и родилась, тот мир, в котором я считала себя блондинкой, может рухнуть.

- У тебя белые волосы? - парень удивился.

- Разве не видно? - я на миг испугалась, что мои волосы уже не белые, но на вид все же они белые.

- Девушки с белыми волосами блондинки? - парень поднял свой мешок.

В нем зазвенело и бряцало.

- Я так думала до встречи с тобой, что все девушки с белыми волосами называются блондинками, - я проблеяла неуверенно.

- Мое имя Пэкалэ, - парень поклонился.

- Разве бывают имена Пэкалэ? - я не поверила.

- Тебе не нравится мое имя Пэкалэ?

- Нет, почему же, - я поняла, что обидела парня, оправдывалась. - Мое имя Алехандра, но оно не похоже на Пэкалэ.

- Алехандра, а что у тебя в мешке? - Пэкалэ подмигнул мне, будто уже знает, что у меня в мешке.

- Новые не ношеные и почти новые, несколько раз ношенные вещи от кутюр, - я призналась. - Они очень дорогие, поэтому мы их выбрасываем, чтобы купить новые.

- Очень дорогие от кутюр? - Пэкалэ задумался.

Даже задумчиво приобнял меня за талию.

Его рука соскользнула и задержалась ниже. - Алехандра, у тебя нет попы.

- Ее украли? - я запаниковала.

- Нет, она на месте, но как бы ее нет.

Она слишком тощая для девушки твоего роста.

- Я модель, я сижу на диете! - я не знала - хорошо ли это или плохо.

- Девушка должна сидеть на попе, а не на диете, - Пэкалэ поучительно помахал рукой перед моим лицом. - Чтобы сидеть на жестком камне твоей худой попы недостаточно.

Нужны подушки на ягодицах.

- У меня худая попа, но я сижу на подушках, - я возразила. - Мне подушки под ягодицы нужны, а не в ягодицах.

- Упрямая ты, Алехандра, - Пэкалэ начинал злиться. - Мне упрямая жена не нужна.

- А я и не собираюсь на тебе жениться, или даже выходить замуж, - я отважно произнесла.

Пэкалэ красивый парень и, наверняка, завидный жених.

- Кто же тебя спрашивает, собираешься или не собираешься выходить замуж, - Пэкалэ принюхался. - Чую, что пахнет бедой.

Алехандра, так как ты не моя жена, то я предлагаю тебе обмен: я меняю свой мешок с драгоценностями для блондинки - золото, серебро, бриллианты, на твой мешок с какими-то тряпками от кутюр.

Если бы ты была моей женой, то получила бы мой мешок бесплатно.

- Согласна, - я пододвинула свой мешок к парню. - Пэкалэ, все равно я несла вещи на помойку.

- На помойку? - Пэкалэ на меня странно посмотрел. - Сделка состоялась. - Он отдал мне свой мешок в обмен на мой.

Я радостная потащила тяжеленный мешок в отель.

Надо же - за ненужные тряпки на выброс выгадала целый мешок драгоценностей.

- Золото, бриллианты, другие украшения, - я с гордостью вывалила мешок посредине нашего номер люкс. - Я обменяла наш мешок на выброс на мешок с драгоценностями местного красавчика по имени Пэкалэ.

- Где? - Дженифер наклонилась над кучей мусора.

- Где золото и бриллианты? - Василиса объяснила для меня, будто я дурочка. - Здесь разбитое стекло, пластиковые старые бутылки, кирпичная крошка.

- Может быть, золото и бриллианты превратился по дороге в мусор? - я прислонила ладошки к щечкам. - Или Пэкалэ ошибся.

- Я покажу этому Пэкалэ, как он ошибся, - Василиса сгребла осколки и другой мусор обратно в мешок и потащила его к выходу из номера. - Я никому не позволю обманывать моих подружек! - Василиса меня обрадовала до слез.

У меня всегда плохо получалось с обменами, потому что я доверчивая, как синичка.

У синички брюшко желтенькое, а крылышки красные.

Два месяца назад я по случаю купила новенький спортивный красный кабриолет Феррари.

"Девушка, у вас удивительная машина", - на первом же перекрестке, когда я ехала домой, около меня остановился парень - настоящий жених.

"Чем же удивителен для вас мой автомобиль, ограниченной серии, кабриолет с золотыми дисками и кожаными салоном?"

"Ваш автомобиль удивителен тем, что в нем сидит удивительная блондинка", - парень показал полный ряд золотых зубов.

Я поняла - это мой случай, мой жених!

"Ваш автомобиль тоже уникален, потому что в нем сидите вы, а не я!" - Я очень красиво сказала.

"Красавица, давайте, меняться уникальностью", - жених предложил и снова показал золотые зубы.

Он правильно поступал: если сделал дорогие зубы, то их нужно показывать по любому поводу и без.

Я и жених обменялись документами на автомобили и автомобилями.

После светофора я поехала на уникальном мужском автомобиле.

Он немного жал мне в плечах и останавливался на каждой бензоколонке, потому что его мучила жажда.

"Не жажда его мучает, а дыра в бензобаке, - на очередной бензоколонке меня обучил наливальщик. - Мадемуазель, где вы откопали эту ржавую рухлядь?"

"Я обменяла его на свой новенький красный кабриолет Феррари", - я показала наливальщику бензина одну из своих выгодных поз.

Девушка должна быть везде и всегда готова к показу своей красоты.

Наливальщик бензина упал в обморок, а я поехала дальше.

"Мадемуазель, ваш автомобиль уникален", - на следующем светофоре, около меня остановился красавчик парень на мотоцикле.

У мотоцикла не хватало частей, и ржавчина слетала с него хлопьями.

От светофора я уехала на уникальном мотоцикле.

На другом светофоре я обменяла его на уникальный велосипед.

На следующем светофоре - на билет на одну поездку в автобусе.

Дома я похвасталась Василисе и Дженифер:

"У меня был неудобный новенький красный спортивный Феррари.

Я его выгодно обменяла сначала на уникальный ржавый автомобильчик, затем на ржавый мотоцикл, потом - на велосипед, и в конце - на шикарный билет на автобус.

Поверьте, подружки, на автобусе удобнее всего ездить!"

Василиса и Дженифер согласились со мной, что Феррари неудобен для блондинки.

С тех пор я выгодно езжу на автобусе и на такси.

Пока я вспоминала и плакала от счастья, что Василиса защищает меня от мошенников, она успела сходить вниз и вернулась с другим мешком - нашим.

- Твой Пэкалэ, Алехандра, - Василиса подчеркнула голосом "твой", - поджидал на улице.

Он понял, что в отеле остановились иностранки, значит - глупенькие.

Этот местный мошенник развлекается - наберет полный мешок мусора, а потом всем говорит, что в мешке драгоценности.

Меняет мусор на драгоценности... у дурочек меняет.

- У тебя тоже сменил, Василиса? - я заглянула в ее мешок. - Но тут наши вещи, которые мы собирались выкинуть на помойку.

- Мда, я обыграла Пэкалэ, но не до конца, - Василиса закусила нижнюю губу. - Каждый остался при своем: у нас вещи, которые ты тащила на помойку, у Пэкалэ - его стекляшки и другой мусор.

Мы встретились с Пэкалэ около помойки и он тут же нашелся:

"Я отдам мешок с драгоценностями - бриллиантами, золотом и украшениями девушке с золотыми волосами".

"Я девушка с золотыми волосами", - я подыграла мошеннику.

"Нет, у тебя волосы медного и золотого цвета, но они не из настоящего золота", - Пэкалэ пудрил мне мозги.

"Разве девушка с цветом волос, как у меня не зовется девушкой с золотыми волосами?"

"Будь по твоему, красавица, - Пэкалэ согласился, потому что жадно взирал на мой мешок. - А что ты несешь?"

"Несу словами чушь, а в мешке у меня золото и бриллианты.

По крайней мере, моей подруге так говорил некий мошенник".

"Златовласка, давай меняться: я тебе свой мешок с драгоценностями отдам в обмен на твой мешок с драгоценностями", - Пэкалэ не обратил внимания на мои прежние слова, что я говорила о нем, как о мошеннике.

В итоге мы поменялись мешками!

Пэкалэ получил свой мешок, а мы свой! - Василиса уставилась на принесённый обратно мешок с нашими вещами.

- Сядем на велосипедики, догоним Пэкалэ и скажем ему, что он мошенник, - я сказала и сделала.

Выводила свой розовенький велосипедик из апартаментов.

Зизи важно сидит в корзиночке, которая специально для нее прикреплена к велосипеду.

Василиса и Дженифер согласились со мной, что Пэкалэ нехороший, потому что обманывает девушек.

- Обманывай, кого хочешь, но только не слабый пол, - Василиса вынесла судебное решение по делу Пэкалэ.

- Кататься на велосипедах? - в холле нас встретил дед Михей и сурово сдвинул брови. - Я не ваш отец, но осуждаю.

Девушки должны выходить замуж и варить баранину, а не сверкать голыми частями тела с велосипедов.

- Мы не кататься на велосипедах собираемся, а догонять Пэкалэ, - я вышла вперед, потому что Дженифер и Василиса начали шипеть на дворецкого. - Пэкалэ обманул нас с мешками.

Ну, не то, чтобы обманул, потому что его мешок вернулся к нему, а он обманул наше доверие.

- Он не взял вас в жены? - дед Михей оборвал меня на половине мысли.

- Вам бы только жениться тут, - Василиса произнесла с раздражением. - Неужели, не существует других жизненных ценностей и целей: самосовершенствование? улучшение уровня жизни?

Театр? Музыка? Искусство? Вышивание крестиком?

- Василиса, ты что, забыла? - я опустила ладони на плечи Василисы. - Ты же только что говорила, в люксе, что у девушки должна быть одна цель в жизни - выйти замуж.

Самосовершенствование ты ненавидишь.

Уровень жизни тебе повышать не надо, потому что у тебя все есть.

В театре ты спишь или зеваешь, не любишь театр.

Музыка - только танцевальная ХИП-ХОП.

Татата! - Я протанцевала, думала, что Василиса засмеётся.

Но она так посмотрела на меня сурово, что я споткнулась о ногу дворецкого и упала в его объятия. - Василиса, искусство у тебя вызывает тошноту.

Вышивание крестиком - только для понтов, чтобы поймать жениха, удивить его и притвориться трудолюбивой!

Признайся, Василиса, что ты пошутила для того, чтобы закадрить деда Михея. - Я выскользнула из объятий дворецкого: - Василиса, дарю тебе его!

- Алехандра, золотце, - Василиса постучала пальчиком мне по лобику.

Хотела сказать еще что-то, вероятно, очень важное для нас обеих, но поскользнулась на банановой кожуре и въехала в объятия дворецкого.

- Все меня любят, - дворецкий дед Михей поцеловал Василису в макушку. - Все девушки лезут в мои объятия. - Он едва удержал Дженифер, которая тоже, вместе с Василисой, оказалась в его объятиях.

- Это не то, что ты думаешь, дед Михей, - Дженифер зашипела. - Ты нарочно набросал на пол банановой кожуры, чтобы девушки поскальзывались и вешались тебе на шею.

- Банановая кожура? - дворецкий сразу стал серьезный, как утес на реке Рейн. - Пэкалэ разбросал нарочно.

Хорошо, что черти еще не пришли и не поклонились

А то быть бы беде. - Дед Михей оттолкнул Василису и Дженифер, наклонился и собирал банановую кожуру.

Лосины на тощих ягодицах дворецкого натянулись, поэтому мы с интересом смотрели на сбор кожуры.

- Пэкалэ хотел меня сегодня обмануть, но не получилось, - дед Михей выпрямился.

Кровь ударила ему в лицо и окрасила его в багровые тона заката. - Вот поэтому он обозлился и набросал банановой кожуры в холле отеля.

У нас Хилтон, а не какой нибудь заштатный отель, поэтому кожура нам мешает.

- Почему у Пэкалэ не получилось обмануть тебя? - Я поправила челку дворецкого. - Ты же выглядишь глупым.

- Ты сама выглядишь глупенькой, - дворецкий огрызнулся.

- Я выгляжу глупенькой, потому что я блондинка, а ты не блондин, - я выдрала пару волосков из бороды деда Михея и показала ему. - Видишь, у тебя волоски не блондинистые.

- Я у тебя сейчас тоже вырву, - дед Михей взвыл и схватился за подбородок.

- У себя еще выдери, - Василиса и Дженифер заступились за меня.

- У меня уже выдрала ваша подружка, - дед Михей вспомнил, что он дворецкий, поэтому должен угождать клиенткам. - Ладно, забыли, я вам не Пэкалэ.

Он подкатил сегодня ко мне со старой шуткой.

Обхватил дерево руками и стоит, ждет, когда я у него спрошу, зачем он дерево держит.

Я должен спросить:

"Пэкалэ, ты, почему держишь дерево".

Он бы ответил:

"Я срубил дуб, и держу, чтобы он не упал".

А дальше - по накатанной дорожке.

Пэкалэ каждый раз забывает, что этот обман я его давно заучил.

Я и подыграл Пэкалэ, иначе он придумал бы новый обман для меня.

"Пэкалэ, ты, почему держишь дерево?" - я зевнул.

"Я срубил дуб, и держу его, чтобы он не упал", - Пэкалэ забыл, что неделю назад заходил ко мне с этой шуткой.

"Пэкалэ, у тебя имя похоже на имя Пэкалэ, - я снова зевнул, потому что, когда разговариваешь с Пэкалэ, спать хочется. - Ты, случайно, не тот Пэкалэ, который шутит и обманывает?"

"Да, я тот самый Пэкалэ", - Пэкалэ давился от смеха.

"Тогда обмани и меня, Пэкалэ".

"Я бы рад обмануть тебя, но мешок с хитростями дома забыл.

Вот, если бы ты подержал дуб, то я бы сбегал домой и принес два мешка: один с хитростями, другой с шутками".

"Согласен, Пэкалэ, - я подошел к нему. - Сейчас я подержу срезанный дуб, а ты сбегай домой и принеси мешок с хитростями и мешок с шутками".

После этих слов я должен был сменить Пэкалэ у дерева.

Он бы связал мои руки за деревом, и я бы стоял, как дурак, связанный.

За это время Пэкалэ рассчитывал обчистить кассу отеля.

Я один отвечаю за все в Хилтоне.

Но так, как я знал этот трюк мошеннический от Пэкалэ, то вместо того, чтобы встал у дуба, я сам связал руки Пэкалэ за деревом.

"Эй, ты что делаешь? - Пэкалэ заволновался. - Я так не рассчитывал.

Я должен был тебя связать, а не ты меня".

"Пэкалэ, у меня тоже есть мешок с шутками и хитростями, - я вернулся в отель за мешком и палками. - Сначала попробуй моих шуток".

Я накинул мешок на голову Пэкалэ.

"Ночь наступила? Так быстро?" - Пэкалэ прогудел из мешка.

"Нет, не ночь наступила, а грозовая туча закрыла Солнце". - Я палками стал охаживать Пэкалэ, в большинстве метил по голове.

"Ой, что это меня бьет?"

"Не волнуйся, Пэкалэ, это град из тучи пошел".

"Что-то очень грубый и большой град".

"Не грубее и не больше, чем хитрости из твоего мешка, Пэкалэ".

Я отлупил Пэкалэ, а затем развязал его.

Он со стоном поднялся и направился в ботанический сад.

Я думал, что Пэкалэ ищет траву, чтобы утешить ушибы, а он, оказывается, бананы воровал, чтобы разбросать корки по холлу отеля. - Дед Михей вежливо отобрал у Дженифер велосипед: - Я сказал вам, что девки не должны кататься на велосипедах - я слово сдержу.

- Даже так? - Дженифер осталась без велосипеда и моргала быстро-быстро в растерянности.

- Я посторожу ваши велосипеды, пока вы ужинаете в ресторане, - дворецкий забрал и у Василисы велосипед. - После ужина наступит ночь, темнота, вот тогда и катайтесь без боязни, что вас увидят в непотребном виде на велосипедах.

Тем более, что места у нас грозные, никто из живых по ночам не разгуливает.

- Ресторан входит в наши планы, - я сняла корзиночку с Зизи с велосипедика.

- Но мы не будем переодеваться на ужин, - Василиса хоть как-то отыгрывала потерянные очки. - Наши шортики и клетчатые рубашки, думаю, подойдут для вашего заведения.

- Шортики? - дед Михей провел ладонью по моей попке, а затем - по попке Дженифер. - Я думал, что только Василиса в штанишках, а вы - без шортиков.

На ощупь чувствую, что да, есть штанишки, но они невидимые. - Дворецкий облизнул губы. - В ресторане ваши нижние части будут под столом, никто их не увидит.

А рубашки застегните на остальные пуговицы, а то сиськи видно.

- Мы не застегиваем клетчатые рубашечки, а завязываем узлом на животике, - я засмеялась. - Ты невнимательный, дед Михей.

Дворецкий промолчал, махнул рукой и повел нас в ресторан.

- Не покатались, так хоть национальной кухни отведаем, - Дженифер шепнула мне на ушко. - А Пэкалэ и так получил палками за нас от дворецкого.

- А нас дворецкий дед Михей не побьет палками? - я спросила с опаской.

- Пока мы в ресторане - не побьет, - Василиса тоже мне шептала. - Мы же принесем ресторану прибыль.

- Обстановка ресторана соответствует национальным традициям, - дед Михей торжественно провёл нас к столику.

- Помещение ресторана мало чем отличается от других залов Дворца, - Дженифер первая присела за столик. - Грубые черные камни, все черное, скелеты на цепях, статуи уродов.

- Это не статуи, а чучела, - дед Михей засмеялся со скрипом.

- Чучела людей? - я протянула, будто что-то понимала в чучелах.

- Кто их знает, кем они были при жизни: людьми, или вурдалаками, - дворецкий протянул нам меню. - Заказывайте, но только то, что подороже.

Дешевого мы в ресторане не держим.

- Уж лучше ты, дед Михей, сам организуй нам вечеринку, - Василиса откинулась на твердые камни гранитной скамейки. - Что-нибудь национальное. - Василиса получила от меня и Дженифер согласные кивки головками.

Мы в неизвестных ресторанах отдаемся на волю официантов.

Другие попытки могут закончиться чем-то несъедобным, или однообразным.

В одной из северных стран однажды мы в национальном ресторане решили проявить самостоятельность.

"Из холодных закусок я выберу "Плавучий остров", - Дженифер тогда первая начала заказывать.

"Я - салат - "Бледная Луна", - я смело ткнула пальчиком в меню.

"Мне - салатик "Клык белого медведя", - Василиса решила проявить оригинальность.

Мы, значит, с Дженифер будем салатики - остров и Луну, а она - клык.

Любит Василиса выделяться из нашей толпы и выпендривается.

На первое Дженифер взяла горячий "Инуарий Рытхэу".

Я наугад ткнула в меню: "Буря в пустыне".

Василиса запросила "Ясное солнышко".

На десерт мы смело заказали: "Ядвига в соусе из чума", "Иглу по пещерному", "Сказание о Сальмонелле".

"Попробуем друг у дружки понемножку из каждой тарелочки, - мы в ожидании заказанного приняли мудрое решение. - Кто знает, что кроется под этими названиями национальных блюд".

К сожалению, пробовать из разных тарелочек нам не посчастливилось.

"Почему вы принесли совершенно одинаковые блюда?" - мы с возмущением следили, как официант сгружает тарелки с одним и тем же.

"Как одинаковые? - Лицо официанта из круглого от возмущения превратилось в треугольное. - Не оскорбляйте наши национальные блюда.

Вот "Плавучий остров", - он ткнула пальцем в белое расползающееся по тарелке.

"Плавучий остров" вроде бы - салатик? - я робко спросила. - А это выглядит, как белка в тумане".

"Белку в тумане желаете еще заказать?" - официант оживился.

"Алехандра, ты попала пальцем в небо", - Василиса и Дженифер засмеялись.

Я не попадала пальцем в небо, потому что над рестораном крыша, а до нее моему пальчику далеко.

Но я не стала спорить с подружками.

"Чем "Плавучий остров" отличается от блюда "Сказание о Сальмонелле"?

"Ну что вы, клиентки, - официант развел руки в сторону, словно показывал корзину, переполненную нашей дуростью. - "Плавучий остров" - салат, а "Сказание о Сальмонелле" - десерт.

В десерт мы добавляем лишнюю ложечку сахара".

"Я осмелюсь спросить, а - "Инуарий Рытхэу" и "Ясное Солнышко"? - Василиса вздохнула, потому что поняла, что все блюда почти одинаковые.

"Инуарий Рытхэу" без соли, а "Ясное Солнышко" с тремя крупинками соли.

Но вы их не заметите", - в логике официанта не было логики.

Мы ушли из ресторана голодные, как ясные солнышки.

Поэтому, если не знаем, то переступаем через свою гордость и просим официанта принести съедобное.

Обычно съедобным в ресторане оказывается только самое дорогое.

Я еще вспомнила случай, когда мы по предложению официанта однажды попробовали в ресторане мясо ягненка в кисло-сладком соусе.

Блюдо называлось "Корзинарий".

На следующий день мы в том же ресторане заказали всем по "Корзинарию".

Официант странно на нас посмотрел, даже чуть брезгливо.

Но заказ принес без слов, через десять минут.

Я, Василиса и Дженифер дружно завизжали и отпрыгнули от стола.

В тарелках копошились белые мучные черви.

"Мы заказывали "Корзинарий" а не мучных червей "по-пекински", - Василиса выдохнула, когда ее дыхание наладилось.

"Я и принес вам "Корзинарий", а не червей "по-пекински", - лицо официанта пылало гневом.

"Но мы вчера сидели тут, у вас, - Дженифер на минуту перестала визжать от омерзения к блюдам. - Мы кушали "Корзинарий", он был мясом ягненка в кисло-сладком соусе, а не белыми мучными червями.

Черви за ночь съели мясо ягненка?"

"Мадемуазели, то было вчера, а это сегодня, - официант подобрел.

Он вспомнил чаевые, которые мы ему вчера оставили. - Вы же не спросили сегодня, что вкусненькое вам предложить, а сразу заказали "Корзинарий".

"Корзинарий" - не блюдо, а то, что лежит в корзинке у повара.

Вчера в корзинке было мясо ягненка, а сегодня привезли специально из дальних стран мучных червей для гурманов.

Сегодня они в корзинке, поэтому называются "Корзинарий", - лучшего объяснения я в жизни не слышала.

Поэтому мы после тех заказов спрашиваем совета у официантов.

Дед Михей убежал на кухню за едой для нас.

Мы стали с любопытством рассматривать посетителей.

Так как посетителей, кроме нас были еще две пары - пожилые мужчина и женщина, и мужчина и мужчина, то мы начали рассматривать друг дружку.

Я смотрела на Дженифер и Василису.

Дженифер глядела на меня и на Василису.

Василиса переводила взгляд с Дженифер на меня.

Изредка мы кидали взгляды на две пары, но там - неинтересно.

- Пока готовятся Головы графа Дракула, попробуйте наш фирменный коктейль "Кровавая Мэри", - дворецкий исполнял роль официанта, или даже - еще и поваром был.

Народу не много, поэтому дед Михей управлялся со всеми делами в отеле Хилтон.

- Я понимаю, что Голова графа Дракулы - национальное экзотическое блюдо, - Дженифер шарила в интернете. - Смешно ты говоришь, дед Михей, что готовятся Головы Дракулы.

Будто у графа Дракулы было несколько голов на плечах.

- Конечно, у него несколько голов, потому что граф Дракула бессмертный, - дворецкий подержал шутку Дженифер, но при этом оставался серьезным, даже очень.

- Вкусный коктейль "Кровавая Мэри", - я потянула через трубочку. - И стаканы в форме черепов оригинальные.

- Мне тоже нравится, - Василиса с опаской попробовала коктейль. - Но по вкусу не очень напоминает Кровавую Мэри, которую я пила раньше.

- Так то Кровавая Мэри - без, а у нас Кровавая Мэри - с, - дед Михей заинтриговал нас. - Для этих коктейлей у нас специально Мэри в чулане заперта.

Каждый месяц - новая Мэри. - Дворецкий убежал на кухню.

- Вы что-нибудь поняли о Мэри? - я допила коктейль.

- Ничего я не поняла, - Дженифер ответила сразу.

- А я поняла, - Василиса свысока усмехнулась, потому что у нее всегда особое мнение, которое обязательно должно отличаться от мнения моего и Дженифер. - Дворецкий пудрит нам мозги, чтобы придать обыкновенному коктейлю таинственность.

Где таинственность и недосказанность, там цена выше.

- Я еще закажу Кровавую Мэри, она вкусная и безалкогольная, - я постучала пальчиками по столу.

- Алехандра, ты уверена, что у Мэри хватит крови еще на один коктейль? - Дженифер залилась смехом.

Я и Василиса тоже засмеялись над удачной шуткой подруги.

Дед Михей уже выставлял на стол горшки в форме голов: с глазами, ушами, волосами, ярко алыми губами, и всем, что должно расти на голове.

Из горшков валил ароматный пар с запахом еды.

- У вас все горшечники из глины лепят головы? - Василиса постучала ложечкой по своему горшку.

- Черепа настоящие, - дворецкий поклонился. - Черепа графа Дракулы.

Они облиты разноцветным шоколадом, чтобы придать достоверности. - Дед Михей длинным ногтем отколупнул тонкий слой шоколада, который похож на кожу.

Под ним оказалось тусклое желтое.

Если бы мы сидели не в ресторане, а ужинали бы на кладбище, то я бы подумала, что - кость.

- Приятного аппетита, - дед Михей не отходил от столика.

Он прислушивался к нарастающему шуму.

Вдруг, на сцену ресторана выскочили женщины - около десяти.

Они переговаривались тонкими голосочками - истинно женскими.

Женщины немедленно пустились в пляс: то ли ансамбль, то ли туристки приехали.

- Кэлушари, - дед Михей произнес с благоговеньем. - Раз в год они надевают женские платья, маски, венки, сплетенные из полыни и цветов, головы повязывают белыми платками.

- Зачем танцовщицам мечи? - Дженифер выудила из головы графа Дракулы кусочек мяса. - Вкусное мясо!

Ягненок? - Дженифер облизнула губки.

- Называй, как хочешь это мясо, хоть ягненком, - дед Михей глаз не сводил с танцовщиц. - Они с мечами - для порядка.

- Танцуют, будто пола не касаются, - Дженифер произнесла с восхищением. - Умеют же ваши женщины не только жениться, но и отдыхать.

- А я танцую не хуже их, - Василиса решительно поднялась из-за стола.

Дед Михей попытался удержать Василису, но не успел. - Передам опыт местным танцовщицам. - Василиса уверена, что она лучше всех в мире танцует балет.

В детстве родители отдали Василису в балетную студию.

Ничего удивительного, потому что почти все девочки в детстве прошли испытание танцами: от народных - до балетных.

Занятия в студии, разумеется, платные, и не просто платные, а - очень платные.

Поэтому с Василисой преподаватели носились, всячески поощряли и расхваливали.

Но, видно, она не подавала таланта к дрыганью ногами в полете.

Балет - не танец, а постоянная зубрежка: как поставить ногу, как выгнуть спину и подпрыгнуть.

Василиса - вольная девочка, поэтому балетом занималась так-сяк.

На праздник весны учащихся студии отправили в дом престарелых - веселить стариков и старушек.

По дороге дети объелись мороженного и страдали поносом.

Лишь Василиса не ела мороженое, поэтому всю дорогу спала.

Пришлось ей одной выступать на сцене дома престарелых.

Вся слава досталась маленькой плясунье - Василисе.

Старики ее качали на руках, два раза уронили.

Старушки целовали, совали в руки пирожки и булочки, которые остались от завтрака.

Называли солнышком, самой великой плясуньей в мире.

После этого триумфа Василиса бросила студию бальных танцев.

"Зачем мне танцевать, если я уже в балете покорила все вершины.

Дальше мне совершенствоваться нет смысла - я лучше всех танцую". - Василиса объявила родителям.

Уверенность, что она - лучшая танцорка, не покинула Василису до наших дней.

А то, что некоторые указывают на недостатки в ее танцах, Василиса называет черной завистью.

"Мне завидуют по-черному, потому что я танцую лучше всех", - Василиса пожимала плечами.

Вот и сейчас на сцене национального ресторана Василиса показывала свое умение.

Не скажу, чтобы танцовщицы обрадовались появлению среди них посторонней девушки.

Они делали вид, что носятся за Василисой и пытались достать ее мечами.

Я и Дженифер покатывались от смеха - так забавно женщины в платках размахивали мечами перед носом Василисы.

Она легкая и грациозная, увертывалась и тоже смеялась.

Дед Михей залез под столик и тихо блеял.

- Он думает, что мы не заметим, как он любуется нашими ножками, - я прошептала и подмигнула Дженифер.

- Пусть любуется, потому что краше наших ножек в отеле нет, - Дженифер в ответ подмигнула мне.

На сцене Василиса в танцевальном порыве сорвала с танцовщицы белый платок и маску и размахивала платком, как флагом.

- Я понимаю, почему танцовщицы закрывают лица масками.

У танцовщиц растут бороды и усы, - я заржала.

Внезапно, музыка смолкла, и танцовщицы застыли.

Та, с которой Василиса сорвала маску и платок, подняла меч и приближалась к Василисе.

Дед Михей заскулил под столом.

На его скулеж отозвалась Зизи из корзиночки.

Внезапно, она выскочила, шерсть на загривке поднялась.

Зизи понеслась, как белый снежный шарик, к танцовщице и тяпнула ее за ногу.

Танцовщица страшно вскрикнула, по-мужски и отшвырнула мою беленькую болонку ногой.

- Да что же вы за люди? - я с гневом выбежала на сцену. - Как вам не стыдно обижать маленькую собачку.

Ну, укусила, ну кровь у вас пошла.

Вы же, бородатые женщины, должны понимать, что Зизи не со зла, а защищала Василису.

Зизи подумала, что вы хотите зарубить ее саблей. - Я сделала выговор танцовщице и пошла по кругу. - Дайте посмотреть в ваши глаза, чтобы понять, зачем вы обидели болонку. - Я срывала маски с танцовщиц и удивлялась. - У вас, у некоторых глаз не видно, и их выражений тоже не видно.

Все скрыто под бородами и усами. - Я смеялась.

Вдруг засверкало, зазвенело, как в грозу, когда молния попадает в хрустальные бокалы.

На нашей вилле в окно кухни часто залетает молния и бьет посуду.

- Василиса, Алехандра, бегите, - от столика Дженифер истошно завизжала.

Я не стала медлить, потому что крик Дженифер - условный знак.

Наверно, приехал Принц, и Дженифер зовет нас с ним познакомиться.

- Чур, я первая знакомлюсь с принцем, - я наклонилась и подхватила Зизи.

Надо мной воздух засвистел.

Я добежала до столика, схватила корзинку для Зизи и выбежала в холл. - Где принц?

- Где? Где! На бороде! - Дженифер схватила свой велосипед. - Сматываемся быстро, а то на завтрак другим посетителям подадут наши черепа с манной кашей.

- Почему с манной кашей? - Я нажала на педали. - Я не люблю манную кашу.

Мы втроем выкатились из холла отеля Хилтон.

- Дворецкий сказал, что танцовщицы, это мужчины, - Дженифер свернула на дорогу в лесу. - Они переодеты в женские платья.

Обнажённые мечи в руках у них - для того, чтобы проткнуть любого, кто осмелится снять с них покрывало.

Это право дает им древний обычай, поэтому их не обвинили бы за то, что они вас разрубили.

- Они бы и Зизи зарезали. - Я ужаснулась. - Я бы очень горевала над трупиком Зизи.

- Не очень бы горевала, потому что ты вторая на очереди для зарезания стояла после Василисы.

- Дженифер, выдумала ты все, - Василиса фыркнула, но не искренне.

Искренне фырчат по-другому. - Но все равно тебе спасибо...

За спасение Зизи.

- Пожалуйста, - Дженифер тоже фыркнула. - Если вы не поверили, то почему понеслись из ресторана, как угорелые?

- Потому что ты кричала, - Василиса не сдавалась. - И я видела, как Алехандра наклонилась, чтобы поднять Зизи с пола, а над головой Алехандры просвистел меч.

Болонка спасла Алехандру.

А мне, мне ничего не угрожала, потому что я красивая.

- И упрямая, - Дженифер прибавила хода.

- Зато у нас теперь нет личных вещей, - я с трудом догоняла Дженифер. - Они все остались в Хилтоне.

- Я думаю, что танцоры с обнаженынми мечами сидят в нашем номере и ждут нас, - Василиса предположила, вопреки своим словам, что нам ничего не угрожает.

- Возможно, что они примеряют наши вечерние платья, потому что танцевали в женских платьях, - я представила, как мужчина натягивает мое платье и вздрогнула.

- Куда вы меня заставляете ехать? - Василиса, как всегда, даже ответственность за побег свалила на нас.

- Не знаю, куда вы едете, а я удираю, - Дженифер привстала в седле и показала нам попку. - При этом удираю неизвестно куда.

В отель за вещами я точно не вернусь.

- Таак! - Василиса протянула буквы. - Алехандра уничтожила наши паспорта.

Ты увела нас от отеля и вещей.

- Можешь возвращаться в отель к танцорам, - Дженифер остановилась. - Они тебя подстригут коротко.

- Нет, Дженифер, вы меня втянули в авантюру, поэтому вытягивайте обратно, - Василиса спрыгнула с велосипеда. - Почему остановились?

- А почему мы должны ехать дальше? - Дженифер ответила вопросом на вопрос.

- Вопросики столкнулись в воздухе, - я подула на ладошку, будто сдувала с нее вопрос.

Мы втроём примирительно засмеялись.

- Мадемуазели, - раздался голос из темноты. - Я здесь долго стоять буду?

- Дерево с нами разговаривает? - Я взвизгнула.

- Дженифер, это то дерево, которое тебя выбрало, когда ты ходила в лес избавляться от сглаза черной кошки? - Василиса спросила строго.

- Не то дерево, - Дженифер прижалась ко мне. - То дерево было далеко от дороги.

- Дорогу за ночь можно протоптать к дереву, - Василиса непременно хотела, чтобы говорящее дерево принадлежало Дженифер.

Я посветила фонариком телефона в дерево.

Сначала в темноте загорелись глаза.

Мы опять дружно завизжали, но не побежали от дерева.

Потому что девушка в панике должна визжать, топать ножками, приложить ладошки к щекам, но не бежать.

Затем мы разглядели парня, который обнимал дерево.

- Пэкалэ, я узнала тебя, - я шумно выдохнула воздух. - Ты мошенничаешь с мешками.

Говорил, что в твоем мешке золото и драгоценности для блондинки, а в нем оказались стекла битые и кирпичная крошка.

- Помогите же мне, дуры, держать дерево, - Пэкалэ не обратил внимания на факт, что я узнала его. - Я срубил дуб, и держу, чтобы он не упал на дорогу.

Жду, когда кто-нибудь заменит меня у дерева.

С полудня жду, даже не ел и не пил.

- А, если дуб упадет на дорогу, то, что с ним будет? - мне стало любопытно.

Я подошла и дотронулась пальчиком до носа Пэкалэ. - А мы ели и пили в ресторане.

- Пэкалэ твою хитрость с деревом все знают в округе, - Василиса приблизилась к нам. - Ты просишь людей подержать дерево, затем с другой стороны связываешь им руки, а потом забираешь чужие вещи.

И при этом лжешь, что дерево спилил.

- Но вы же не все, - Пэкалэ улыбнулся широко.

В свете фонарика его улыбка выглядела зловеще. - И что у вас брать, кроме новеньких дорогих велосипедов?

- Ты один собираешься ехать на трех велосипедах сразу? - Дженифер тоже стало интересно. - Тогда покажи как!

- Что вам показать? - парень поперхнулся. - Как свой показать?

- Покажи, как на трех велосипедах уедешь, - Василиса пояснила. - Мы так и быть связанные, в это время подержим дерево, которое ты не спилил.

Возможно, что Пэкалэ связал бы нас, а мы держали бы дерево.

Мы уже согласились на это представление.

Но я шутки ради пощекотала Пэкалэ под мышками.

Пэкалэ начал дергаться, как заводной апельсин.

Хихикал, извивался, краснел:

- Не надо меня щекотать! - Пэкалэ заржал. - Я боюсь щекотки.

- Все боятся щекотки, поэтому так интересно щекотать, - Василиса и Дженифер тоже щекотали парня.

Он не выдержал, повалился на землю, ржал и дрыгал ногами.

- А говорил, что дерево спилено, и его нужно держать, - я надула губки.

И тут раздался слабый треск, потом - сильнее.

Дерево заваливалась на бок.

Внизу показался свежий срез.

- Не обманул Пэкалэ, - я подхватила свой велосипед с Зизи. - Дерево нужно было держать! - Я подтолкнула Дженифер и Василису.

Мы чудом выскользнули из-под падающего дерева и снова помчались на велосипедах.

Сзади раздался последний грохот падающего дуба.

И вместе с ним едва слышный вопль неизвестно кого.

- На дубе кто-то сидел? - я, наверно, побелела, но в темноте не могла себя рассмотреть.

- Или под дубом кто-то лежал и ржал, - Василиса втянула головку в плечи. - Не будем возвращаться, потому что возвращаться - плохая примета.

Дженифер снова пойдет искать дерево, которое ее выберет, чтобы три раза постучать по нему от сглаза, потому что мы возвратились бы.

- Сами вы сглаз для меня, - Дженифер отозвалась беззлобно.

Мы дальше ехали темным лесом.

Вдоль дорог мелькали тени, слышалось клацанье зубов, свергали разноцветные горящие глаза.

Но мы ничего не боялись, потому что все - нереально.

- Если бы я была суеверной, то подумала бы, что за нами гонятся волки, вампиры, оборотни и призраки, - я распушила волосы.

Ответом мне прозвучало клацанье зубов из кустов.

- Все это нам только кажется, - Дженифер зевнула открыто. - Нужно найти отель для ночевки.

- Шикарно придумала, Дженифер, - Василиса иронично хихикнула и даже захлопала в ладоши.

Так как она тонкими ладошками до этого держала руль, то велосипед оказался без управления.

Он резко вильнул и вместе с велосипедисткой нырнул в придорожные кусты.

- Василиса, мы тебя здесь подождем, на дороге, - я остановилась.

Дженифер тоже притормозила, но с велосипеда не слезала.

Василиса нам не ответила, наверно, потому что была занята.

Через пятнадцать минут наша подружка вышла из леса.

Она скромно потупила глазки, была тихая, спокойная, словно пришибленная.

На шее Василисы висело ожерелье с человеческими ушами.

- Ух, ты, - я и Василиса сразу покрылись испариной зависти. - Настоящие уши людей.

- Я видела эти ожерелья в фильмах о солдатах, - Дженифер заглянула в интернет. - Некоторые охотники за людьми нанизывают уши трофеев на веревочку и носят на шее.

- Василиса, откуда у тебя ценное шикарное ожерелье?

Я тоже хочу подобное! - Я от зависти чуть не лопнула.

- Там одно только оно было, - Василиса что-то скрывала, потому что сразу вскочила на велосипед. - Вам не достанется! - Она оказалась спереди.

- Хоть примерить дашь? - Дженифер и я подхалимствовали.

- Примерить дам, если представится возможность вам, - Василиса снова говорила загадками.

Я и Дженифер промолчали, чтобы ненароком не обидеть Василису.

- Отель? - через две минуты мы выехали из леса к замку. - Словно сошел с картинки из книги о графе Дракуле, - Дженифер напиталась ума из интернета и подглядывала сейчас на страничку. - В этом отеле постояльцы спят в гробах, едят летучих мышей.

Ночью работники отеля кусают спящих постояльцев в шеи, имитируют укусы вампиров.

Вообщем, обыкновенный национальный колорит, который мы видели в Хилтоне.

Ничего нового нам не предложат, кроме черепов, скелетов и оборотней. - Дженифер состроила недовольную гримаску.

- Мы туристы, поэтому должны подпитывать деньгами местный колорит, - Василиса сделала вид, что не хочет, но придется остановиться в этом отеле. - Люди старались, сколачивали гробы для отеля, а вы хотите оставить местное население без денег за гробы. - Василиса первая подошла к высокой двери и дернула за веревочку. - Странно, - Василиса еще раз дернула. - Колокольчик в форме розы, а должен быть черепом.

- Череп, наверно, с другой стороны висит, - Дженифер успокоила подругу. - Черепа здесь в цене, поэтому, наверно, их часто воруют - тот же Пэкалэ.

- Пэкалэ не ворует, Пэкалэ хитростью производит обмен, - я заступилась за скромного веселого парня.

- Алехандра, ты лучше всех разбираешься в обменах, - Дженифер даже сейчас решила меня поддеть. - Особенно ловко меняешь спортивные дорогие автомобили на билет на одну поездку в автобусе.

- Вот и не так, Дженифер, ты врушка, - я в негодовании топнула ножкой по ступеньке. - Сначала я обменяла автомобиль на другой автомобиль, а потом ржавый автомобиль сменяла на... - Я не успела договорить.

Дверь медленно, с серебряным звоном отворилась.

Тонкая девичья рука в белой кружевной перчатке поманила нас зайти.

- Мы в отеле? - Дженифер на всякий случай спросила, когда мы вошли.

Она боялась ошибиться, потому что холл и люди в отеле полностью не соответствовали описанию гробов и оборотней, о которых Дженифер только что нам рассказывала.

Вообще, Дженифер с осторожностью относится к разным заведениям, пока не узнает их предназначение.

Раньше она путала бассейны с саунами, а сауны с бассейнами.

В саунах парилась в полном комплекте купальника, а в общественные бассейны ныряла голая.

На Лазурном берегу мы втроем ошиблись, но Дженифер за эту ошибку винила себя.

Мы надеялись позавтракать в шикарном ресторане, даже сделали заказ официанту.

Официант не сдвинулся с места, а продолжал стоять и улыбаться нам.

Тогда Дженифер с гневом отправилась искать администратора, чтобы высказать ему все.

Но оказалось, что мы попали не в ресторан, а в музей восковых фигур.

Мы испугались, что фигуры только снаружи восковые, а внутри под тонким слоем воска спрятаны живые люди, как в фильме.

Пришлось разломать все фигуры, чтобы освободить людей из плена воска.

Но каково же было наше удивление, когда все фигуры оказались целиком отлиты из воска.

"Мы уничтожили музей восковых фигур", - Дженифер винила себя за ошибку.

"Они сами виноваты, потому что они музей, а не ресторан, - я успокаивала Дженифер. - Мы пришли покушать, поэтому для нас могли бы музей восковых фигур переделать в ресторан.

Мы же ушли голодные, значит, фигуры из воска сами виноваты, что не обслужили нас и не накормили".

Мои доводы слегка успокоили тогда Дженифер, но все же сейчас она снова напряглась.

Она предсказывала гробы, скелеты на цепях, вурдалаков, оборотней, летучих мышей, а мы оказались в светлом белом царстве.

- Белый мрамор, - Дженифер распахнула глаза, - позолота.

Нежно голубое и белое, а где черное? - Дженифер спросила администраторшу.

- Вы хотели черные гробы и скелеты на черных цепях? - Администраторша засмеялась. - Вы не найдете здесь того, что есть везде.

У нас царство света, белого, розового и голубенького.

- Как я! - я запрыгала и хлопала в ладошки.

- Наш отель называется - Союз борьбы за освобождение рабочего класса.

Тсс! - Администраторша приложила пальчик к розовым губкам. - Только это наш секретик.

Вы мужчинам его не выдавайте!

- Клянемся! - Василиса, Дженифер и я сцепили мизинчики, потрясли руками.

На нашем, девичьем языке это называется - поклялись.

- Вы рабочий класс? - в голосе Василисы послышались нотки сомнения.

Еще бы - администратор, да и другие девушки в холле были похожи на фей.

Воздушные, в прозрачных белых одеждах, а иногда и без одежд.

С крылышками, прикрепленными ленточками к спине.

Легкие и невесомые девушки порхали по залам.

- Разве мы не похожи на рабочий класс? - девушка администратор обиженно надула губки.

- Нет, что вы, очень похожи на рабочий класс, - Дженифер нашла в интернете картинку, как рабочий класс выглядит. - Но отличаетесь чуть-чуть. - Дженифер продемонстрировала нам картинку.

На фото стоял толстый мужчина с запылённым лицом, со шрамами, с лопатой в одной руке, и с железной палкой - в другой.

Одет мужчина в грубые одежды, на поясе у него висели разные инструменты, на голове - пробитая каска с разбитым фонарем.

- Наш рабочий класс намного интереснее выглядит, - администратор, судя по всему, тоже впервые видела картинку рабочего. - Мы же красивее? - Она ждала от нас ответа.

- Да, ваш рабочий класс намного приятнее, чем на этой картинке, - Дженифер закрыла телефон.

- А вы уже освободили рабочий класс? - Я спросила, чтобы не казаться глупенькой блондинкой среди глупеньких блондинок.

Время от времени девушка должна привлекать к себе внимание голосом. - Другой, рабочий класс, кроме вашего.

- Если бы мы освободили рабочий класс, то Союз борьбы за освобождение рабочего класса потерял бы смысл, и наш Союз распался бы. - Администраторша мило улыбнулась. - Зовите меня Семирамида.

Позовите, и я прилечу на крыльях! - Семирамида расставила руки в стороны, как самолетик и обежала нас по кругу.

Получилось очень смешно, как в цирке.

Мы весело рассмеялись.

К нам стали подтягиваться другие девушки из союза борьбы за освобождение рабочего класса.

- Вы уже свободны? - Тонкая рука обвила мою талию. - Я - Женевьева.

- Не знаю, свободна ли я? - я растерялась. - Впервые в жизни задумалась о том, свободна ли я.

Но ты, Женевьева, вижу, уже свободна от трусиков.

- Ты тоже свободна от них, - Женевьева засмеялась хрустально. - Не страшно ходить по лесу с голым низом?

- У леса голый низ? - Я разглядывала новую подружку. - Не заметила его голый низ.

Мы встретили Пэкалэ, но он был в штанах.

- Я о твоем голом низе, - Женевьева засмеялась.

Крылышки феи на ее накидке задрожали. - У тебя же нет штанишек.

- Все так говорят, что у меня нет штанишек, но они есть, - я тоже смеялась. - Они микроскопические.

- Не говори мужские слова в нашем обществе, - Женевьева приложила пальчик к моим губкам. - Микроскопические - слово мужское, потому что девушкам его трудно выговорить.

Может быть, ты - мужчина?

- Я не совсем мужчина, - страх, что потеряю новых подружек, заставил меня дрожать. - Совсем не мужчина я!

Слово "микроскопические" я для значимости заучивала три месяца.

Даже на руке его писала, чтобы повторять.

Представляешь, как красиво козырнуть на пляже, когда все молчат, а ты произносишь - микроскопические.

Правда, один раз я сказала это слово не в тему, и нас прогнали с пляжа.

- Не в тему? - Женевьева с недоверием проводила ладошкой по моей попке и спереди тоже.

- Мы на диком пляже играли в волейбол, то есть - перебрасывали мячик друг дружке.

Разумеется, на нас не было даже штанишек, которые сейчас на мне.

Подошли парни и попросились в круг.

Мы обрадовались, потому что, наконец-то, парни обратили на нас внимание.

Парни разделись - тоже до ничего.

И тогда я, чтобы они поняли, насколько я отличаюсь от подружек, в лучшую сторону, произнесла с кокетством.

"Какие вы микроскопические, и все у вас микроскопическое".

Не знаю, на что обиделись парни, но нас с пляжа прогнали.

- Наверно, они поразились твоему уму, - Женевьева пожала плечами. - Парни не ожидали, что утонченная блондинка может произнести столь длинное сложное мужское слово. - Женевьева нагнулась к моим бедрам, дышала в них. - Алехандра, действительно, на тебе шортики.

Но они настолько замаскированы под твою кожу, и столь маленькие, что, кажется, будто их нет! - Слова Женевьевы долетели до танцующих девушек.

Они подбежали и тоже восхищались моими малюсенькими шортиками.

- Выглядишь, как голая, - с восторгом произнесла блондинка с привязанными крылышками бабочки. - Но тогда зачем нужны шортики, если их не видно?

- Для культуры нужны шортики, - я поразила всех своим умом.

- У меня тоже маленькие шортики и большая шляпа, - Дженифер перевела стрелку внимания на себя.

Девушки из Союза борьбы за освобождение рабочего класса понеслись стайкой к ней.

Я осталась одна среди шумного бала.

Василиса уже сидела в джакузи с двумя новыми феями.

Они втроем весело серебряно хохотали.

Джакузи находилась посредине холла.

- Я пойду спать, - Я прокричала.

Мне улыбались, но никто не хватал меня за руки, не просил остаться в джакузи или показать шортики. - Я ухожу спать! - Я прокричала еще громче. - А затем заорала и завизжала. - Я иду спать!

- Спокойной ночи, Алехандра, - Семирамида поцеловала меня в щечку.

- Спокойной ночи и все? - я ничего не понимала.

- Ты можешь выбрать любой номер, какой твоя душа пожелает.

У нас - свобода! - Семирамида упорхнула на крыльях феи.

- Вот, что называете вашей хваленой свободой, - слезы душили меня. - Ненавижу свободу! - Я одинокая, никому не нужная побежала на второй этаж по белой ковровой дорожке.

Забежала в первый же шикарный апартамент люкс, упала на кровать и зарыдала.

Рыдала я долго с переливами и повизгиванием.

Но никто не пришел меня утешить, чтобы я поведала о своем горе и уткнулась головкой в груди, или опустила бы ее на плечо.

Я решила, что больше не буду дружить с Дженифер и Василисой.

Они предали меня в трудную минуту.

И еще я поняла, что с этого момента буду сильной, выносливой, неунываемой и самой самой.

- Что же получается, что до этого момента я была слабая, унываемая и не самая самая? - Вместо слез меня стали душить мысли и противоречия.

- Мадемуазель, а мадемуазель, - раздался тихий вкрадчивый голос из-под кровати.

- Наконец-то, хоть кто-то, - я приободрилась. - Влезай и утешай меня.

- Не вылезу, я не свободен, - голос под кроватью погрустнел. - Освободите меня, мадемуазель.

- Ух, ты! Ты рабочий класс? - я взвизгнула от восторга. - Я тебя освобожу и спущусь вниз по лестнице.

Феи и мои подружки от зависти лопнут.

Спросят: "Кто это рядом с тобой, Алехандра?"

Я отвечу - "Рабочий класс! Я его освободила из-под кровати".

А девчонки сразу полезут поцелуйчиками меня поздравлять.

Я снова стану центром внимания...

- Я - Тындалэ, - голос под кроватью оказался букой.

- Тындалэ - это не рабочий класс? - я с ужасом поняла, что моя мечта освободить рабочий класс уплывает.

- Я не знаю никакого рабочего класса, - голос под кроватью убил мои надежды. - Но, если надо, то я стану рабочим классом для тебя.

- Тогда ты станешь не настоящим рабочим классом, а придуманным, - я надула губки. - Я не хочу обманывать подружек.

- Мадемуазель, вы блондинка? - Тындалэ под кроватью тихо спросил.

- Ты видишь через кровать? - Мои щечки загорелись. - Ты всевидящий или колдун?

- Я узнал, что ты блондинка по твоим словам, - не рабочий класс заинтриговал меня.

- Вылезай, расскажешь, какая я хорошенькая!

- Я же сказал, что я не вылезу, - упрямый голос.

- Ты не свободен, значит, все-таки рабочий класс? - искорка снова загорелась.

- Мадемуазель, - голос чихнул. - Поверьте, я оказался в этом отеле и под кроватью случайно. - Снова чихнул. - Я нес мешок с листьями для коровы.

На дороге мне встретился Пэкалэ со своим мешком.

"Хей, вот орехи!" - Пэкалэ потряс мешком перед моим носом.

"Хей, вот шелк", - я почему-то солгал.

До сих пор стыдно! - Голос под кроватью вздохнул.

"Слушай, брат, ты не поменяешь свой мешок на мой?" - Пэкалэ предложил.

Я сразу не согласился, что говорит о моей честности.

Я долго чесал затылок, потом решил, что не стоит огорчать Пэкалэ, и сделка будет выгодной для меня.

Мы обменялись мешками и довольные разошлись в разные стороны.

"Ох, и хитер же этот Пэкалэ", - я заглянул в его мешок и увидел вместо орехов ореховую скорлупу.

Я побежал за Пэкалэ, чтобы сделать ему выговор.

Но Пэкалэ сам бежал ко мне навстречу.

"Привет, брат, скажи, как тебя зовут!

Очень мы подходим друг другу по хитростям".

"Меня - Тындалэ", - так я подружился с Пэкалэ.

- Мне Пэкалэ предлагал мешок с драгоценностями и бриллиантами, а тебе только - с орехами, - я показала язык парню под кроватью.

Он же видит сквозь кровать.

- Пэкалэ знает, кому, что предлагать, - Тындалэ засмеялся и чихнул.

Чихал и смеялся. - Я бы не поверил в его бриллианты и золото, а ты, блондинка, легко поверила.

Зато ты бы не купилась на орехи.

- Действительно, зачем мне мешок орехов, - я согласилась с голосом под кроватью.

Только не понимала - хвалит ли он меня, или смеётся надо мной.

- Моя дружба с Пэкалэ продолжалась до телеги, - голос торопился. - Мы решили вместе купить телегу и на ней перевозить наши мешки с хитростями.

Я в банке взял суду и передал деньги Пэкалэ.

"Пэкалэ, друг мой, сходи на ярмарку и купи нам телегу, - Я попросил соратника. - Я не могу, потому что у меня душа болит".

Пэкалэ забрал деньги и скрылся.

Вернулся он через неделю - растолстевший и холеный.

"Пэкалэ, где телега?" - я обошел Пэкалэ по кругу.

Вдруг, он спрятал телегу за спиной.

"Я ее съел", - отвечает мой товарищ.

"Телегу нельзя съесть", - я усомнился, потому что по виду - да, Пэкалэ съел телегу.

"Если я не съел телегу, то я ее выпил".

"Пэкалэ, телегу нельзя выпить".

"Тындалэ, если телегу нельзя ни съесть, ни выпить, то это не телега", - Пэкалэ похлопал меня по спине.

"Пэкалэ, а где деньги, которые я тебе дал из банка?"

"Я съел деньги", - наш разговор пошел по второму кругу.

Пэкалэ обхитрил меня, и чтобы избавиться, отправил сюда, в этот отель! - Голос Тындалэ дрогнул. - Пэкалэ сказал, что в этом отеле он пас свою корову и потерял ее.

Обещал, что, если я ее найду, то могу забрать себе.

- Я не видела коров в отеле, только - девушки, - я посочувствовала Тындалэ.

- Друг обманул меня, потому что эти девушки убивают мужчин по ночам.

- Да ты что! - я даже ротик открыла от удивления.

- Времена сейчас трудные, поэтому мужчинам приходится трудно, - голос под кроватью возвысился. - Женщины выполняют всю работу по дому: по детям и по скотине.

А по ночам они собираются в отелях и отдыхают.

Но горе тому мужчине, который окажется в отеле ночью с разными женами.

Девушки и женщины разорвут на части.

- Тындалэ, ты дождись утра и убеги, когда ваши женщины пойдут доить коров.

- Нельзя дожидаться до утра, - Тындалэ под кроватью всхлипнул. - Перед рассветом, перед тем, как уйти, девушки обшаривают отель сверху донизу.

Под кровати они засовывают острые косы, вилы и раскалённые железные прутья.

Обманул меня друг Пэкалэ, отправил на верную гибель.

Я хотел корову, а получил кровать над головой и получу вилы в бок.

- Вилы в бок - не больно, - я не знала, больно ли, но хотела подбодрить Тындалэ.

- Мадемуазель, ты можешь спасти меня, - голос под кроватью стал медовый.

- Ты, все-таки, рабочий класс? - я разволновалась.

Сейчас из-под кровати выйдет несвободный рабочий класс, я его освобожу без всяких союзов борьбы.

- Когда девушки с обыском зайдут в этот номер люкс, ты скажи только, что ты одна, и никаких мужчин здесь нет.

Они поверят тебе и не станут тыкать косами, вилами и раскалёнными железными прутьями под кровать.

- Но это будет обман, - я покраснела. - А обманывать - нехорошо.

- Разве это обман? - Тындалэ засмеялся под кроватью. - Ты еще настоящего обмана не видела.

К тому же, ты скажешь правду, что мужчин в номере нет, потому что я еще не мужчина.

Мужчинами у нас становятся после свадьбы.

- Ты предлагаешь мне руку и сердце? - мое сердечко забилось раненым воробушком.

- Да, когда я выберусь из отеля, ты станешь моей женой.

- Но ты даже меня не видел, - я поправила волосы - вдруг, Тындалэ вылезет посмотреть на меня. - Может быть, я тебе не понравлюсь. - Я кокетничала.

- Понравишься, понравишься, он слишком быстро согласился. - Судя по тому, что ты говоришь, ты очень красивая.

Намекал ли Тындалэ на то, что красивые не бывают умными, а умные - красивыми?

Нет, даже думать об этом не желаю в преддверии свадьбы.

- Тындалэ, а Тындалэ, ты будешь меня бить после свадьбы?

- Конечно! Мужчина должен поколачивать жену.

- Бьешь, значит, любишь, - я захлопала в ладошки и подпрыгивала на кровати. - Тындалэ, жених мой, а что ты мне подаришь на свадьбу?

- Царские сокровища я подарю тебе на свадьбу, невеста моя.

- Царские сокровища здесь под кроватью?

- Нет, они недалеко хранятся, - мой жених умело убеждал. - Из другой страны пятьсот лет назад плыли корабли с несметными сокровищами.

Корабли остановились в наших горах, а затем пропали.

У меня есть карта царских сокровищ.

- Покажи!

- Что показать?

- Карту!

- Какую карту!

- Карту царских сокровищ.

- Ах, карту царских сокровищ, - под кроватью захрюкало.

Если бы я не знала, что под кроватью прячется отважный Тындалэ, то я бы подумала, что там скрывается поросенок. - Невеста моя, возьми на столе ручку и листок и передай мне.

Я нарисую тебе древнюю карту спрятанных царских сокровищ, - снова хрюканье?

Или это сдавленный смех?

Я послушно принесла ручку и лист бумаги и протолкнула под крвоать.

Через минуту из-под нее вылетел листок с рисунком.

На листке были дерево, дорога и гора.

Еще стрелка указывала под дерево.

- Спасибо, очень подробная карта! - я поблагодарила жениха и спрятала карту в шортики.

Тут же раздались голоса в коридоре.

В апартаменты смело вошли девушки в белом.

В руках они держали косы, вилы, и раскалённые добела железные прутья.

Чтобы металл не обжигал, девушки с другого конца обмотали прутья тряпками.

Из-за спин Союза борьбы за освобождение рабочего класса с любопытством выглядывали Василиса и Дженифер.

- Алехандра, а мы думали, что ты спишь, - мои подруги сделали вид, что не теряли меня.

Но я уже не сердилась на них, потому что у меня были карта царских сокровищ и жених под кроватью.

- Алехандра, в этой комнате нет мужчин? - Семирамида подмигнула мне. - Мы не постучали в дверь, потому что все комнаты без дверей.

- Мужчин нет, - я честно ответила, потому что Тындалэ говорил, что он до свадьбы не мужчина. - И я не мужчина? - Я приспустила шортики.

- Ты даже очень не мужчина, Алехандра, - девушки завизжали от восторга.

Я выбежала в коридор, крутилась, показывала себя со всех сторон. - И Тындалэ под кроватью тоже не мужчина, поэтому не тыкайте в него вилы в бок, не прижигайте раскалённым железом и не косите его косами. - Я смеялась.

Несколько девушек переглянулись и забежали в номер.

Я, Василиса и Дженифер спустились с остальными девушками вниз.

Сверху послышался душераздирающий вопль, затем шлепок, будто что-то упало с большой высоты.

- Пришло время прощаться, - Женевьева поцеловала меня в губки. - Пришло время доить коров, готовить еду для домашних, выгонять овец в поле, пилить, сеять, веять, ь рубить, мыть, чистить. - Женевьева скинула легкие крылышки и невесомую прозрачную комбинацию.

Девушки постепенно преображались.

Они превращались в бесформенные существа, безликие под платками, длинными грубыми тряпками и в башмаках.

- Василиса, Дженифер, Алехандра, вы не останетесь на следующую ночь? - Семирамида тоже изменилась - закуталась в строгий костюм.

- Мы сейчас примем душ и уедем, - я вспомнила о женихе Тындалэ под кроватью и улыбнулась. - Мы должны убегать, потому что нас преследуют.

- Очень жаль, - Семирамида поцеловала меня на прощание.

Ее поцелуй длился десять минут.

Вскоре отель опустел, даже эхо из него убежало.

- Идемте, что я вам покажу, - я не стала упрекать Дженифер и Василису, что они оставили меня одну.

Но подружки очень чуткие, их терзало.

- Алехандра, прости любимая, что мы не побежали за тобой в номер сразу, - Василиса и Дженифер со слезами повисли на моей шее.

Я тоже заплакала от счастья.

- Алехандра, у тебя из шортиков торчит бумажка, - Дженифер во время дружеских шлепков по попке обнаружила.

- Это не бумажка, это древняя карта, как найти царские сокровища, - я с гордостью извлекла бумажку из штанишек.

- Дерево, гора, дорога и стрелка под дерево, - Василиса произнесла с восхищением. - Настоящая карта сокровищ.

- Зачем нам сокровища? - Дженифер мягко улыбнулась. - У нас денег и так выше крыши.

- Ну, как же ты не понимаешь, глупенькая Дженифер, - я и Василиса засмеялись над подружкой. - Вдруг, в сокровищах мы найдем что-то полезное для себя?

А остальное золото и бриллианты отдадим в приют для кошечек и собак.

- Я хочу в сокровищах найти шикарное древнее платье, - по дороге к номеру Дженифер расписывала платье, о котором мечтала в сокровищах древних. - Здесь каемочка, здесь вырез, сюда кружавчики, там - пуговички, там...

- Тындалэ, выползай, жених мой, - в номере я первым делом встала на коленочки около кроватки и наклонилась. - Тындалэ, ты где? - Я подняла головку и постаралась влить в свой голос больше яда: - Подруженьки, милые мои!

Мой жених исчез из-под кровати.

Вы позавидовали мне, поэтому его украли.

- Алехандра, золотце, как же мы могли его украсть, если все время находились с толпой? - Василиса вложила в ответ всю досаду на меня.

- Я рассматриваю твою мягкую линию бедра, Василиса, и то, как ты качаешь этими линиями, и понимаю, что ты могла увести моего жениха из-под носа. - Я переживаю сложное незнакомое мне чувство, будто лишилось чего-то дорого.

Но что дорогое - не помню.

- Я ощущаю, что ты смутилась, Алехандра, - Дженифер погладила меня по головке. - Пусть неявно, но ты хотела выйти замуж за своего Тындалэ.

Но, кажется, что он ощутил свободу, как только ты покинула апартаменты.

- Я в ярости, - я кулачками молотила по кровати. - Тогда зачем он мне оставил карту сокровищ, если передумал брать меня в жены? - Я потрясала нарисованной картой, где указан царский клад.

- Ты бы не углублялась в свои чувства, а обратила бы внимание на подружек, которые стоят рядом со мной, - Василиса умудрилась присесть мне на колени. - А был ли Тындалэ?

- Как это был? - Смутные подозрения зародились в моем мозгу с подачи Василисы. - Я с ним разговаривала, когда он подсматривал за мной через кровать.

Тындалэ видел сквозь кровать, потому что знал, что я блондинка.

- Алехандра, ты слышала голос Тындалэ, но сама его не видела? - Василиса ласково поправила мою прядь волос. - Значит, не было никакого Тындалэ, а только один голос под кроватью.

- Призрак? - я напряглась и ощутила покалывание внизу живота. - Настоящее привидение разговаривало со мной.

- Может быть, привидение, а может быть, даже и привидения не было, - Дженифер заглянула в интернет.

Она выискивала подобные случаи, и нашла их во множестве. - Мы можем слышать все, что говорят нам голоса, но не видим источник голоса, значит, голос возникает из ниоткуда.

Не было у тебя жениха Тындалэ, не было, Алехандра! - Дженифер заломила руки.

- Не поверю вам, подружки, пока сама не увижу этого не было, - я решила идти до конца.

Василиса и Дженифер переглянулись, а потом Дженифер ушла в ванную комнату и закрыла за собой дверь.

Раздался грохот падающих тазов и бутылочек с лосьонами и мазями.

Через грохот слышны приглушенные ругательства Дженифер и ее проклятия.

А затем чуть охрипший голос из ванной позвал меня:

- Алехандра, ты слышишь меня?

- Слышу тебя прекрасно, Дженифер, - я пожала плечами и опустила головку на плечо Василисы.

- Алехандра, почему ты думаешь, что я Дженифер? - Вот вопрос так вопрос.

Он не только озадачил меня, но и заставил окаменеть.

- Как это? - я с вопросом посмотрела на Василису, но она только загадочно улыбалась. - В ванную комнату вошла Дженифер, голос принадлежит Дженифер, но она говорит, что она не Дженифер. - Я приложила ладошки к ротику, чтобы громче вышло, и крикнула в сторону ванной: - Дженифер, если ты не Дженифер, то ты сменила имя?

- Я не Дженифер, - голос повторил. - Алехандра, если хочешь, то зайди в ванную через минутку и не найдешь никого.

Ты беседуешь просто с голосом, с пустым местом, из которого раздается голос.

И жениха твоего Тындалэ не было, вместо него с тобой разговаривала пустота. - Снова раздался грохот падающего - чему там падать, если Дженифер в прошлый раз все сбила?

И опять приглушенные ругательства и проклятия от моей подружки.

- Пустота предложила мне выйти за нее замуж? - я засмеялась. - Ты шутишь, Дженифер. - Но все же я подождала минутку и вместе с Василисой вошла в ванную: - Никого! - Я в растерянности прижалась к Василисе. - Вторая дверь из ванной открыта, но и за второй дверью - никого.

Я, действительно, разговаривала с пустотой: с пустотой под кроватью, и с пустотой в ванной комнате. - С недоверием прищурила глаза. - Василиса, а ты не пустота?

- Не пустота, - Василиса ответила мне просто.

Она взяла мою ладонь и прислонила к своей левой груди. - Чувствуешь, как бьется мое сердце?

Пустота так не может биться.

- Я чувствую, как дрожит твоя грудь от сердечных толчков, - я покачала головкой. - А сердце у тебя бьется в груди или воробей - не знаю.

- Сердце, сердце бьется, - Василиса испугалась и заметно побелела. - Алехандра, забери немедленно свои слова, что у меня в грудной клетке поселился воробей.

Иначе я скажу, что ты тоже - пустота!

- Забираю свои слова, что в твоей грудной клетке поселился воробей, - я произнесла быстро, потому что не хотела, чтобы Василиса вместо меня видела пустоту.

- Спасибо, Алехандра, ты успокоила меня, - мы вышли из ванной комнаты: - А где Дженифер?

- Я здесь, - Дженифер развалилась на кровати, широко раскинула руки и ноги, чтобы нам места меньше осталось.

Но кровать королевская - на ней можно ездить на велосипедах.

Я и Василиса начали щекотать Дженифер.

Она хихикала и пыталась вырваться.

- Дженифер, я сейчас разговаривала с пустотой в ванной, - я выдохнула, когда мы утомились. - Вы правы, наверно, и Тындалэ под кроватью не было, а со мной разговаривала пустота.

- Вот видишь, Алехандра, мы никогда не врем, - Дженифер заговорщицки подмигнула Василисе.

Я перехватила их хитрые взгляды и сдвинула бровки:

- Признавайтесь, вы обманули меня по поводу пустоты.

- Алехандра, в жизни каждой девушки бывают моменты, когда... - Василиса погладила меня по щечке.

И тут из ванной комнаты раздался жизнерадостный голос Дженифер:

- Алехандра, что же ты не заходишь?

Заходи, я жду тебя! - Дженифер в ванной захихикала.

- Если я там, то, кто я здесь? - Дженифер на кровати позеленела в отличие от побелевшей Василисы.

Я не знаю, какой цвет от страха приобрела моя кожа, но она покрылась пупырышками, как у лягушки.

- Василиса, Алехандра, посмотрите, как здесь весело, в ванной! - Дженифер из ванной призывно смеялась за дверью.

- Уже идем, - я с трудом проговорила, рукой поддерживала нижнюю челюсть.

Она отвисла до пола. - Дженифер, которая в ванной комнате, ты пока купайся, а мы втроем сейчас к тебе заглянем. - На этот раз заговорщицки подмигнула Василисе и Дженифер лежащей на кровати.

Мы на цыпочках прошли мимо ванной.

Без шума покинули гостеприимные апартаменты и осторожно спускались по лестнице.

Осторожничать я научилась в школе.

На уроке учительница Нэнси Джонсон внезапно объявила контрольную.

"Алехандра, а тебя контрольная особенно касается, - Нэнси Джонсон погрозила мне железной указкой. - Если не справишься с контрольной, то оставлю тебя на все лето в классе.

Ты самая отстающая и неперспективная". - Угроза страшная, потому что я все лето собиралась провести на пляже, а не в классе.

Учительница раздала листки с заданиями: каждому свой вариант.

Не списать, не подсмотреть, ни спросить у подружек.

Я тупо уставилась в контрольный лист.

Мало того, что я не знала тему контрольной, так задание еще было написано на неизвестном мне языке.

Я начала раскачиваться на стуле, потому что раскачивание меня успокаивало.

Учительница внимательно следила за мной - только за мной одной.

До конца урока оставалось двадцать минут - меньше половины времени.

За это время написать правильно контрольную не было у меня никакого шанса.

Тем более, что я даже ни одного задания не могла перевести.

И тогда я почувствовала себя облачком, белым пушистым облачком.

"Я блондинка, я белая, и облачка белые, - я поднялась со своего места за партой.

Мне было все равно - накричит ли на меня учительница, выставит ли за дверь или отправит к директору.

Я шла к двери и шептала: - На облачко никто не обращает внимания".

Нэнси Джонсон вот-вот заметит, что я ухожу со своего места.

Но она, вдруг наклонилась, и стала завязывать шнурок.

Я бесшумно открыла дверь и вышла в коридор.

И сразу попала в гущу правительственной делегации.

Нашу школу с высочайшим визитом посетили правящие джентльмены.

Они шли плотной толпой, окруженные воздыхателями, подсадными зрителями, избирателями и охранниками с собаками.

"Я облачко, меня никто не видит", - я прошептала и прошла сквозь толпу, как горячий нож проходит через сливочное масло.

Без проблем я добралась до кабинета директора.

В нем директор проводил экстренное совещание со свободными учителями.

"На повестке дня стоит вопрос о наказании ученика пятого класса Хулио Бенджамина за пронос в школу запрещенных предметов: наркотики, алкоголь, еноты, огнестрельное и холодное оружие, - директор Антон Делакруа поставил вопрос на голосование. - Я предлагаю сделать Хулио устное замечание с записью в личную карточку".

"Господин директор, это жестоко, - за Хулио заступился наставник по трудовой обороне Исира Шнайдер. - Ребенок не раб, чтобы над ним издевались".

В кабинете возник спор по поводу наказания для Хулио.

Я в это время засунула листок с контрольной работой в сканер и отправила в компьютер на обработку.

Через минуту из принтера вылез листок с готовой контрольной работой.

При этом был выбран "рукописный шрифт девичьей руки блондинки".

"Будто я сама написала!", - я забрала листки и вернулась в класс - так же незамечено прошла.

Опустила задание и выполненную работу на парту и зевнула.

"Алехандра, ты зеваешь на контрольной?" - Голос Нэнси Джонсон пропитан ядом сарказма.

Вот только во время зевка она меня заметила.

Ни, когда я выходила, ни когда я пришла и уселась за парту.

"Госпожа учительница, - я прикрыла ротик ладошкой. - Что же мне не зевать, если я уже написала контрольную", - я протянула учительнице лист с решениями.

Нэнси Джонсон саркастически захохотала, схватила листок и начала читать.

Ее губы посинели, затем побелели, и в конце - позеленели.

Глаза налились кровью, а нос уменьшился в размерах.

Учительница схватилась за грудь, под которой находится сердце и упала в кресло.

"Алехандра, если бы ты сдала работу в академию, то тебе бы досрочно присвоили степень доктора.

Но мы в школе, поэтому я ставлю тебе только средний бал!" - Учительница отпустила меня на летние каникулы.

Я рассказала подружкам, как выходила незамеченная, в кабинете директора распечатала решение контрольной из интернета, и также незамеченная вернулась.

Мне никто не поверил, поэтому я решила продемонстрировать.

Мы устроили вечеринку по поводу окончания учебного года.

Веселились, дрались подушками, хохотали, кушали и пели.

Лишь я одна почти ничего не кушала, потому что держала модельную диету.

"И ни упрашивайте меня, девочки, - я отмахивалась от еды. - Ни виноградинки, ни маковой росинки я не попробую.

Завтра у меня кастинг, поэтому лишний грамм может привести к катастрофе дисквалификации".

Я легла спать на голодный желудок.

Ночью снились кошмары из фильмов ужасов про живую еду.

Голодная, отощавшая я проснулась в полной темноте.

"Если я скушаю одну виноградинку, то мне не повредит, - я уговаривала себя. - Виноградинка придаст мне силу, необходимую для прохождения кастинга. - Я присела в постели и задумалась.

Если подружки увидят, как я ночью кушаю виноградинку, то засмеют меня, назовут лицемерной, скажут, что с ними я брезговала кушать, а без них жевала виноградинку. - В школе я была на контрольной незаметным облачком, и здесь никто не проснется и не увидит мой пир с виноградинкой. - Я убедила себя и встала с постели.

Я спала голенькая, поэтому стала искать пижаму, а затем тихо засмеялась. - Я же облачко, а облачко может плыть без пижамы.

Я незаметная"! - Без одежды я подошла к столу и смело выбрала самую маленькую виноградинку.

Затем решила, что вторая виноградинка не повредит.

Потом мой взгляд упал на пирожное с кремом.

Утром я проснулась от хихиканья подружек.

"Алехандра, чай с тонкой долькой лимона будешь?"

"Что вы, девочки, я же вчера говорила, что ничего не ем, потому что у меня сегодня кастинг!

Долька лимона - слишком жирно для модели!"

"А пирожное с кремом не вредно для модели?"

"А кисть винограда?"

"А ведерко черной икры белуги?"

"А куропатки с черносливом?"

"А фуа гра и с лангустами?" - подружки перечисляли все, что я съела тайком ночью.

"Просыпаемся, а ты жадно чавкаешь голая за столом".

"Вы не должны были меня видеть, потому что я невесомое облачко", - я удивилась тогда.

Позже поняла, что иногда меня видят, когда я осторожничаю и стараюсь быть незаметной, а иногда - наоборот, топаю, привлекаю внимание к себе, но меня не замечают.

Сейчас в отеле я надеялась, что снова превратилась в невидимое белое облачко.

Мы без препятствий добрались до своих велосипедов.

- Алехандра, если ты ко мне не идешь, то я спускаюсь к тебе, - сверху донеся голос Дженифер, той Дженифер, которая была в ванной, а не той, которая с нами.

Мигом я из белого незаметного облачка превратилась в грозовую тучу.

Мы с грохотом подхватили велосипеды и выскочили наружу.

Так быстро, наверно, не удирала ни одна блондинка в истории.

Но даже с трудом поспевала за шатенкой Дженифер и златовласой Василисой.

- Что?

- Это?

- Было.

Мы отдышались за сто первой милей.

- Голос Дженифер.

- Но я здесь.

- И в ванной отеля тоже ты.

- Проехали.

- Уехали.

- Что дальше?

- Домой.

- Как?

- Быстро.

- На чем?

- Нет паспортов.

- Не имеют значения паспорта.

- У нас ноги.

- И велосипедики.

- И Зизи.

- И попы.

- Дерево! - я показала на дуб у дороги.

- Гора! - Василиса протянула руку в сторону горы.

- Дорога под нами, - Дженифер топнула тонкой ножкой и подняла пыль.

- Не хватает только стрелки в воздухе, как на карте, - я сравнила дорогу, гору и дерево с картой древних царских сокровищ, которую получила от невидимого подкроватного Тындалэ.

- Стрелка появится, как только найдем клад.

Все сходится со схемой зарытых сокровищ! - Василиса произнесла уверенно.

Она встала на четвереньки, и как собачка, начала рыть под деревом.

Зизи выпрыгнула из корзиночки и стала помогать ей лапками.

Я и Дженифер присоединились к рытью.

Через минутку я дернула за обнажившиеся кольцо на крышке старинного сундука:

- Подружки, а ведь это клад!




home | my bookshelf | | Трое на велосипедах, не считая блондинки. Трансильвания |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу